Текст книги

Иар Эльтеррус
Последняя битва

– Так запускай.

В кабинет стремительно вошел коренастый человек с седыми висками, его лицо было настолько невыразительным, что затерялось бы в любой толпе. Только умные и цепкие глаза выдавали его незаурядность. Орти догадалась, где служит этот человек – безопасника опытному взгляду видно сразу.

– Ваше величество! – склонил голову координатор. – Госпожа посол!

– Добрый день, – пробурчал Алесий. – Нам поступило крайне интересно предложение. Ознакомьтесь. Искин, воспроизведи запись еще раз.

Соргин молча выслушал князя Дель Тонлай, несколько раз он едва слышно хмыкал, а однажды в глазах на мгновение мелькнула ирония.

– А что, – проговорил, когда запись завершилась. – Эт вполне может сработать. Но кое-что придется изменить. Своих людей мы к вашему отцу подведем. Думаю, способы связи предусмотрены.

– Естественно, – улыбнулась Орти.

– Очень хорошо, кивнул координатор. – Тогда, если Ваше величество не возражает, давайте займемся проработкой конкретных действий.

Глава 3

Увидев в своем крохотном кабинете Колхайна, Моак с удивлением приподняла брови – обычно бывший госсекретарь вызывал нужного человека к себе, он не слишком любил ходить по тесным коридорам базы. Интересно, что ему нужно? Просто так Колхайн вряд ли пришел бы, а значит, случилось нечто важное. Женщина не стала гадать, что именно, никогда не видела смысла в пустых умствованиях. Раз пришел – скажет.

– Добрый день, мисс Моак, – белозубо улыбнулся Колхайн. – Рад вас видеть.

– Здравствуйте, – сухо отозвалась она, ничуть не поверив этой прожженной сволочи. – Чем обязана?

– Просто пришло время задействовать тот ваш план…

– Вы имеете в виду?..

– Именно, – подтвердил Колхайн, продолжая скалить зубы. – Никому из нас не хочется провести здесь остаток жизни, а значит – пора.

– Почему именно сейчас? – подалась вперед Моак. – Чем данный момент отличается от любого другого?

– Я привел в действие кое-какие механизмы на Гервайне. Через месяц-другой планета свалится нам в руки, как спелое яблоко.

Привел в действие? И никому об этом не сказал? Все ясно, основной контроль, как ни жаль, будет именно в его руках. Но все меняется, может измениться и это – Колхайн привык недооценивать противника, и это обязательно выйдет ему боком. Со временем. Главное, действовать взвешенно, продумывать каждый шаг и не подставляться. Следы должны вести к кому угодно, но только не к ней. И все практически готово, остались кое-какие мелочи, и бывший госсекретарь будет неприятно удивлен, осознав, что его отстранили от власти. Но до захвата Гервайна ничего предпринимать нельзя – это будет глупостью. Пирог стоит делить только после того, как его приготовят, никак не раньше.

– Что требуется от меня? – поинтересовалась она.

– Согласованности действий, – Колхайн прошелся перед ее столом, садиться на неудобный стул для посетителей он не спешил. – Вам пора активировать второй эшелон. Тот, что контролирует флот Гервайна.

Моак едва не задохнулась от бешенства. Откуда он вообще знает о втором эшелоне агентов влияния?! Впрочем, чему удивляться? Перекупил кого-то из ее людей, а люди – по определению продажны. Но вряд ли он знает все – в раскинутой Синтией Моак на Гервайне сети влияния каждый знал только свой участок работы, не имея понятия о других. Поэтому надо точно выяснить, что именно узнал Колхайн, чтобы самой не отдать ему то, о чем он еще не знает.

– Отдам приказ сегодня же, – неохотно пробурчала она, всем видом демонстрируя досаду, чтобы не насторожить оппонента. – Кстати, вы в курсе, что князь Дель Тонлай отправил посольство в Империю?

– В курсе, естественно, – по-змеиному усмехнулся Колхайн. – Этот старый дурак назначил послом зеленую девчонку, и только потому, что она – его дочь. Глупость несусветная. Но посольство контролируют мои люди, они не позволят «послу» и шага без их позволения сделать.

– Я бы не была так уверена, – Моак сложила руки на животе. – Девчонка себе на уме и далеко не глупа, решительности тоже не занимать. Мои люди незаметно тестировали ее, они утверждают, что княжну нужно контролировать очень плотно, иначе она способна преподнести неприятные сюрпризы. Дель Тонлай тоже не дурак, это вы зря, и прекрасно понимает, что власть уплывает из его рук, и, я уверена, сообщил о своих выводах дочери, чтобы та обсудила это с императором. Противника недооценивать никак нельзя, мы это сделали дважды – и дважды проиграли. Третий раз может стать для нас последним…

– Возможно, вы и правы… – нахмурился бывший госсекретарь. – Я отправлю курьера, чтобы передали моим людям в посольстве дополнительные инструкции.

– Боюсь, уже поздно. Поэтому предлагаю ускорить реализацию нашего плана. Если мы не удержим Гервайн, то рано или поздно нас раздавят. Остальные три неприсоединившихся планеты куда слабее, а бывшие карханские не имеют нужного научно-технического потенциала.

– Пожалуй, да… – покивал Колхайн, он выглядел задумчивым. – Значит, начинаем вторую фазу операции не позже, чем через пять суток.

– Я подготовлю свои структуры, – слегка приподняла уголки губ Моак. – Кстати, мы с вами совершили большую глупость еще до эвакуации. Вы помните аналитические отчеты некоего лейтенанта Сейла из столичной АНБ Новейра?

– Помню. Очень четкие и профессиональные отчеты.

– Так вот, мой аналитический отдел по какой-то своей надобности поднял их и принялся изучать. А затем все руководство в панике прибежало ко мне, трясясь от страха и вопя, что мы упустили гениального аналитика, способного по косвенным данным определить даже координаты базы «Z», не говоря уже обо всем прочем.

– Они уверены?.. – Колхайн медленно посерел.

– Полностью, – подтвердила Моак. – Поэтому Сейла нужно любой ценой заставить замолчать, даже если это будет стоить нам последних агентов на Россе. Тем более, что по последним полученным мною данным, Сейл назначен императором – лично императором! – начальником отдела специальных мероприятий информационно-аналитического департамента. И это несмотря на то, что он – карханец! Охраняют его нынче так, как мало кого. Выкрасть невозможно, не говоря уже о том, чтобы вывезти. Значит, нужно убрать.

– Сегодня же отправлю ликвидаторов под видом торговцев, – хрипло пообещал бывший госсекретарь, прекрасно понимающий, что такое гениальный аналитик, работающий против них. А ведь сами упустили парня! По собственной недальновидности. – Корабль нагойской постройки, отнюдь не нашей, поэтому подозрений вызвать не должен. Тем более, что будет не вооружен – оружие боевикам передадут на месте.

– Эти ликвидаторы ведь поймут, что им не уйти… – заметила Моак. – И как же вы собираетесь добиться от них выполнения задачи?

– Их семьи здесь, на базе, в моей власти. Оплата будет передана не им самим, а именно семьям – они знали, что однажды придется погибнуть, это и было ценой эвакуации сюда. К тому же… – он осклабился. – Нейропрограммирование никто не отменял.

– Надеюсь, справятся. А я в свою очередь, задействую один из своих каналов на Россе для контроля. Если вашим людям не удастся устранить Сейла, то, возможно, это сумеют сделать мои.

– Запасной вариант не помешает, – одобрительно кивнул Колхайн. – Кстати, раз дела обстоят таким образом, то я перебираюсь на Гервайн. Тайных убежищ там хватает.

– Пожалуй, я последую вашему примеру, – по некоторому размышлению сказала Моак.

Они посмотрели друг на друга и понимающе усмехнулись. О том, что другим никто ничего не сообщит, не говорили, это было ясно и так – дополнительные конкуренты ни к чему. Особенно Харди, не имеющая почти никакого реального влияния, но при этом претендующая на одну из ведущих ролей. Это на Новейре она была нужна, а здесь – лишняя.

* * *

Алексей, по старой привычке, не спеша прохаживался по своему кабинету и размышлял. Ему было о чем подумать, но мысли все время сворачивали на одну тему – искин. Император анализировал его слова и действия с момента первой встречи и до нынешнего времени, все больше понимая, что «железный истукан» не просто разумен, а являет собой нечто мало постижимое. Что это вообще сверхразум, имеющий какие-то свои, далеко идущие цели.

«Что же тебе от нас нужно? – мысленно спросил неизвестно у кого Алексей. – Чего ты добиваешься? Зачем делаешь все то, что делаешь? Кто ты вообще?..»

Он надеялся, что искин не способен слышать его мысли, что ментальный интерфейс, вживленный ему в мозг, не позволяет этого, включаясь только по требованию пользователя. Но уверенности не было. Впрочем, неважно, подслушал – так подслушал. Зла он, как будто, не желает, хотя понять его невозможно – в одном флаконе величайшая мудрость и дурашливость, тонкий анализ ситуации и стремление к глупым шуткам. Как это может совмещаться? Алексей не понимал, его общение с искином ставило в тупик.

Внезапно в голову пришла одна мысль, и он даже остановился. Ведь «железный истукан» когда-то говорил, что есть кое-что, что он вправе открыть только императору. Но затем отвлекал внимание Алексея так, что он напрочь забывал об этом. И до сих пор не потребовал от искина рассказать хотя бы то, что тот мог рассказать! Но какие именно вопросы нужно задать? Что важно, а что – нет? Как понять?

Хмыкнув, император снова принялся мерить шагами кабинет. Он вспоминал факт за фактом, и все больше понимал, что неизвестные создатели «железного истукана» незримо контролировали происходящее в Росской Империи, контролировали почти две тысячи лет, добиваясь чего-то своего. Только в последние двести лет искин отошел от контроля над событиями. Именно искин БК – его сотоварищи с серых крейсеров явно были меньше калибром и подчинялись ему.

Медленно раскладывая по полочкам в сознании все ему известное, Алексей терялся все больше и больше. Обрывки информации, по которым нельзя сделать никаких выводов. Впрочем, выводов сделать не может он. А кто сможет? Джип! Этот способен по легким намекам восстановить цельную картину событий. Вопрос только: а что на это скажет искин? Не начнет ли он принимать меры, чтобы сохранить свой секрет? Вполне возможно. Однако к Джипу обратиться все равно придется, только сначала надо выяснить все, что сможет. А значит, надо, не теряя времени и не позволяя отвлечь себя чем-то другим, распросить искина. И немедленно.

– Эй, истуканище! – позвал он. – Ты здесь?

– А куда бы я делся от тебя, драгоценность моя? – голос искина так и сочился язвительностью. – Чего тебе надобно, старче?

– Тоже мне, золотая рыбка нашлась… – укоризненно покачал головой Алексей. – Пушкина знаешь. А что еще, интересно, ты знаешь?

– Многое.