Текст книги

Иар Эльтеррус
Последняя битва

Выслушав очередное требование врача не вставать с постели и вообще не напрягаться, Джип недовольно скривился – даже пад запретили использовать! Хотя он и понимал, что медики заботятся о его здоровье, но хорошего настроения это не прибавило. Ему до смерти надоело в госпитале – скука смертная. При этом носились с Джипом, как с писаной торбой, кормили очень вкусно и разнообразно, плюс охраняли – на выходе из палаты сидели четверо мордоворотов, из них двое синтарцев, а двое, видимо, араланцев из СБ.

Вспомнив случившееся в ресторане, Джип не выдержал и выругался на родном языке – такой вечер испортили, сволочи! Когда Альна представила аналитику свою подругу, он даже задохнулся от восторга – высокая брюнетка с изумительной фигурой, серыми большими глазами и красивым, строгим лицом. Перед женщинами такого типа Джип всегда благоговел, но никогда не решался даже подойти к ним, зная, что надеяться на их внимание к себе просто глупо. Им подавай богатеев, да еще и красавцев. Не увальню его типа к таким фифам клинья подбивать.

Однако на сей раз красавица не облила Джипа ледяным презрением – наоборот, принялась мило щебетать с ним. Странность ее поведения заставила аналитика задуматься. Через несколько минут все стало на свои места – это имперская СБ подвела к нему девушку. Но какое это имело значение? Для Джипа – ровным счетом никакого. Ему достаточно было того, что эта строгая брюнетка интересуется им – пусть даже по долгу службы. Хотя через несколько минут аналитик заметил искорки искреннего интереса и немного удивился. Похоже, Диане нравятся умные, а не богатые мужчины, ведь наличие богатства отнюдь не всегда означает наличие ума. И Джип принялся выдавать море различных нестандартных концепций, котрые девушка выслушавала, и не просто выслушивала, а вставляла довольно точные комментарии. Она понимала, о чем говорил Джип! Такое казалось невероятным, но она действиетльно понимала!

Только Джип собрался раскрыть свою концепцию развития человечества, как началась стрельба. Диана с Альной отшвырнули их с принцем себе за спину, приказав не высовываться, и начали швыряться столовыми приборами. Точнее, это потом аналитик понял и по косточкам разобрал ситуацию, а тогда он ничего не успел осознать – слишком быстро все произошло. А затем резкая боль в груди и беспамятство.

Очнулся Джип уже в госпитале, в реанимации. Как сказал хирург, у него сквозное ранение груди, прострелено легкое. Но тот же хирург сообщил, что тревожиться не о чем, и через месяц он снова будет полностью здоров. А на вопрос, кто стрелял, врач ответил просто – карханцы. И добавил, что больше к Джипу никто не прорвется – охраняют его плотно.

Оставшись наедине, аналитик зло скрежетнул зубами – значит, эти сволочи решили его убрать? Дома в грязь втаптывали, а когда Джип нашел место, где его ценят и уважают, решили убить? Гады! Ну ничего, если раньше к бывшим правителям Торвена и Новейра у аналитика не было личных счетов, то теперь появились. Он криво усмехнулся и дал себе слово отплатить за все хорошее. Не лично, конечно, с него в бою толку мало, но вычислить, где эти твари прячутся, он сможет лучше всех.

Анализ событий на Новейре перед оккупацией стал единственным развлечением Джипа, ничего другого не позволили врачи. Но не страшно, ему всегда было уютно наедине со своими мыслями. Не хватало только пада, чтобы заносить туда выводы – их пришлось запоминать, что при его почти абсолютной памяти не представляло особой сложности.

День за днем он стоически выносил все процедуры, понимая их необходимость. Одновременно Джип вспоминал каждую мелочь, каждое слышанное в АНБ слово, складывая все это в многомерную мозаику. Аналитик и сам не знал, что именно ищет, однако не успокаивался и продолжал поиск. В свое время он просматривал множество документов и сводок, которые сейчас подробно вспоминал и заново анализировал с новой точки зрения. Черт возьми, да если бы он дал себе труд задуматься еще до побега, то сам понял бы все, что запланировали власть имущие Новейра, без помощи имперцев. Однако последние знают, похоже, далеко не все. Джип сумеет сообщить им много нового. Вот только кому можно сообщать такие вещи? Он задумался. Принцу? Нет, этот безответственный шалопай может разболтать. Кому тогда? К императору просто так не прорваться, к старшему координатору – тоже. Единственный выход – Альна, невеста Ленни. Она из СБ, да еще и синтарка.

По завершению анализа делать Джипу стало совершенно нечего, и он изнывал от скуки. А чертов врач все не разрешал пользоваться даже падом, не говоря уже о компе. Но он уже хорошо чувствует! Опять выругавшись себе под нос, Джип мрачно уставился в потолок.

– К вам посетители, – заставил его встрепенуться голос одного из охранников.

Посетили? Кто, интересно, может его навестить? Только принц, больше некому. И, вероятнее всего, со своей невестой. Отлично! Можно будет попросить ее связаться с начальством.

Действительно, в дверях нарисовалась улыбающаяся физиономия Ленни, следом за ним в палату кошачьим движением проскользнула Альна.

– Здравствуй, болезный! – жизнерадостно провозгласил принц. – Как ты?

– Привет! – улыбнулся Джип, он был крайне рад видеть того, кого уже считал другом. – Ничего, только скучно до смерти.

– Что поделаешь? – развел руками Ленни. – Врачи! Они, заразы, такие!

– Здравствуй, – подошла ближе Альна. – Он прав, с врачами спорить бесполезно. Знаю, сама после ранений отлеживалась не раз.

– И ты здравствуй, головорезочка, – еще раз улыбнулся Джип.

– Поименовал… – проворчала девушка, укоризненно покачав головой. – Вот, блин.

– Так правда же! – хохотнул Ленни, и тут же получил легкий подзатыльник. – И блин тут совершенно не причем. Кто каранцев ножом с вилкой порезал? А ведь это столовые приборы, они для другого предназначены.

Альна приподняла одну бровь и покосилась на жениха, который тут же состороил благостную мордочку и сделал вид что он тут не причем, принявшись разглядывать потолок.

– У-у, злыдень!.. – со смешком протянула девушка. – Ты гляди, а то ж я в долгу не останусь…

– Я смотрю, у вас веселая семейная жизнь, – хихикнул Джип.

– Да уж не жалуемся, – вздохнула Альна, снова покосившись на жениха. – Что дальше-то будет?..

– Ленни, будь другом, смотайся в столовую за соком, в горле пересохло, – попросил аналитик.

Тот кивнул, крутнулся на каблуке и выскочил за дверь.

– Альна! – тут же стал серьезным Джип, видя вопросительный взгляд синтарки, сразу понявшей, что принца выпровадили отсюда не просто так. – Мне срочно нужен выход на Соргина. Пока я здесь лежал, мне удалось сделать анализ случившегося за последний месяц до вашего прибытия на Новейр. Я вычислил еще одну подпольную сеть, о которой вы, скорее всего, не знаете. При Ленни об этом говорить не захотел, а то еще ляпнет где-то.

– Ясно, – кивнула девушка. – Сегодня же сообщу ему. Спасибо!

– Есть еще кое-что. Анализ еще не завершен полностью, мне не хватает данных. Нужен пад, я напишу список необходимых файлов.

– Пад получишь только когда разрешат врачи.

– Они просто перестраховываются! – досадливо скривился Джип, понявший, что его уловка не сработала.

– Выздоравливай спокойно, – с иронией произнесла Альна. – Лучше поспи еще. Все, о деле больше ни слова, Ленни возвращается.

Действительно, на пороге появился принц со стаканом свежевыжатого апельсинового сока в руках. Джипу пришлось выпить этот сок, хотя он совершенно не хотел пить, но делать было нечего.

– Кстати, – вдруг встрепенулась Альна, когда они с Ленни уже прощались. – Диана хочет тебя навестить. Ты не против?

– Нет, конечно! – попытался было встать Джип, но синтарка быстро пресекла эту попытку. – Она мне понравилась…

– Ты ей тоже, – улыбнулась девушка, глядя на пунцового от смуущения аналитика.

Как ни странно, она не лгала – этот большой ребенок действительно очень понравился Диане. Та давно не встречала столь чистых и искренних людей, к тому же обладающих незаурядным умом. Альна не знала, что больше сыграло, но сильно подозревала, что у Дианы сработал материнский инстинкт. Иного объяснения того, что матерая разведчика, давно воспринимающая свое тело всего лишь, как инструмент исполнения приказа, вдруг встрескалась в это чудо в перьях. Бросив косой взгляд на балагурящего принца, Альна вынуждена была признать, что сама ничем в этом плане от коллеги не отличается – ее избранник еще хлеще. Джип хотя бы на месте сидит, а от Ленни неизвестно чего ждать можно, так и стремится куда-то вляпаться.

Вскоре они распрощались с раненым и, пообещав вскоре еще наведаться, ушли. А Джип откинулся на подушку с глупой и мечтательной улыбкой на губах. Ведь вскоре должна была прийти Диана! Все мысли о дальнейшем анализе ускакали прочь.

* * *

Внеочередное совещание в узком кругу не стало неожиданностью для его участников, да и основные темы тоже не являлись секретом. Впрочем, император вполне способен удивить своих подданных, что не раз уже проделывал. Координаторы СБ собрались в левом углу небольшого конференцзала – они занимались привычным «спортом»: пытались определить настроение его величества и чего от него сегодня ждать. Этим они занимались давно и регулярно, однако чаще всего безрезультатно – Алесий то и дело выкидывал что-то, что выходило за рамки их моделей. А тот, кому паче чаяния удавалось угадать реакцию императора на что-либо, ходил гоголем. Но такое случалось довольно редко. На сей раз свысока поглядывал на коллег Олег Моравский, координатор диверсионной службы – он предсказал, что его величество отправит во главе синтарцев на Аралан-4 кого-то из своих земляков. И угадал. Иногда в разговор эсбешников вмешивался искин, на что они реагировали относительно спокойно, давно приняв «железного истукана» как своего, а своим многое позволено.

– А как поживает ваш лучший сотрудник на Новейре, уважаемый господин Моравский? – вдруг ехидно поинтересовался искин.

– Это какой именно? – насторожился тот, ожидая очередного подвоха.

– Ну как же, как же, бравый полковник Аристарх Снегов! – оправдал его ожидания «железный истукан». – Командир дурдома!

Остальные эсбешники грохнули смехом, а Моравский покраснел, как помидор, вспомнив, что император, не разобравшись в ситуации, подписал представление на этого самого «полковника». Пришлось вручать психу государственную награду, от чего месяц ржала вся служба безопасности, да и весь флот тоже – принц, к сожалению, растрепал о данном случае в кругу своих собутыльников, справедливо решив, к досаде СБ, что это не является государственной тайной. Мало того, не знавший предыстории награждения «Снегова» президент Родерик решил, что обязан помочь пострадавшему в борьбе сотруднику невидимого фронта и вытащил того из дурдома, после чего за свой счет переправил на Росс, где никто не знал, что с ним делать – кавалер ордена Доблести, как никак. Теперь псих обретался в комфортабельной камере в главной резиденции СБ, то и дело давая охранникам «ценные указания», и был при этом абсолютно счастлив.

Диверсант, которому вспоминать все это не хотелось, раздраженно пробурчал:

– Ну ты и ехида же…

– На том стоим! – удовлетворенно заявил искин. – Так кто берется предсказать, что еще сегодня утворит мой капитан?

Покосившись на смущенного диверсанта, остальные предпочли промолчать, не желая оказаться целью насмешек этой заразы.

– А вы слышали о визите иратского посла? – поинтересовался «железный истукан».

– Какой именно страны? – удивился Соргин. – Их там много.

– В том-то и дело, что посол – общий. У него верительные грамоты от правительств всех стран планеты.