Антон Давидович Иванов
Загадка сапфирового креста

– Ну, – продолжала черноволосая девочка, – я лично совсем не уверена, что для Ольги все закончилось вчерашним случаем. Смотрите. Сперва эта тетка сделала так, чтобы Ольга отдала ей добровольно все ценности. Затем стерла свой образ у нее из памяти. Раз такое вполне удалось, значит, классная наша столкнулась с очень сильной гипнотизершей. А в таком случае где гарантия, что гипноз не распространяется на что-нибудь еще?

– Ну, ты даешь! – воскликнул Герасим. – По-твоему, мало, что Ольгу, можно сказать, вчистую ограбили?

– Мне-то не мало, – покачала головой Маргарита. – А вот эта тетка с крестом может еще какие-то цели преследовать. Например, ей хочется сделать какую-то гадость кому-нибудь из своих друзей или знакомых. Но сделать так, чтобы никто ее даже не заподозрил. Вот она для этого и воспользуется Ольгой. Подойдет к ней на улице или позвонит по телефону. Ольга ведь совершенно ее не помнит. А она скажет кодовое слово, и Ольга начнет действовать. И притом, – девочка подняла вверх указательный палец, – вполне вероятно, снова совершенно не будет помнить, что она сотворила. А окружающие решат, что Ольга просто сошла с ума.

– Так это что же выходит, – Герасима охватило нешуточное волнение. – Значит, гипнотизерша в силах заставить Ольгу кого-нибудь, например, убить?

– Все возможно, – подтвердила Маргарита. – Я, кстати, не исключаю и варианта последующего самоубийства.

– Марго, ты действительно уверена, что это возможно? – не мигая, смотрел на нее Иван.

– Уверена, – твердо произнесла девочка. – Мне бабушка про такое рассказывала.

– Я тоже про это читал, – вмешался Муму. – Когда с человеком такое случается, его потом называют зомби.

– Нет, Муму, – возразил Иван, – по-моему, зомби – это другое. Человек сперва по каким-либо причинам умирает. Потом колдун его воскрешает. Но это уже совсем другой человек. Он как бы хоть не совсем живой, но и не совсем мертвый. И что ему колдун ни прикажет, все в точности делает.

– Так и Ольга наша все сделает для этой тетки, – не уступал Герасим.

– Но Ольга наша пока явно жива и здорова, – пояснил Иван. – Значит, она не зомби.

– Много ты понимаешь, – и на сей раз не уступил Каменное Муму. – Зомби, между прочим, бывают разные. А основная их черта – потеря собственной воли. Когда они начинают бессознательно действовать по приказу других. То есть как раз тот самый случай, с которым мы и столкнулись.

– Слушай, Марго, – посмотрела на подругу Варя, – а можно как-нибудь защитить нашу Ольгу от этой ужасной тетки?

– Думаю, какой-то способ, наверное, есть, – очень медленно произнесла Маргарита. – Но я о нем ничего не знаю.

– А на что твоя бабушка существует? – спросил Герасим.

Бабушка Марго, Ариадна Оттобальдовна, всю жизнь проработала экономистом в одном из конструкторских бюро Москвы. С такой сугубо рациональной профессией у Ариадны Оттобальдовны каким-то чудесным образом соседствовал сугубо мистический дар, который щедро эксплуатировали как ее сослуживцы, так и многочисленные друзья. Бабушка Маргариты умела пассами снимать любую боль, знала секрет древних снадобий, которые иногда помогали даже в фактически безнадежных случаях. Или, например, могла почувствовать, что кому-то грозит опасность. А также умела гадать, как с помощью карт и кофейной гущи, так и множеством других способов.

Согласно семейному преданию, дар «белого колдовства», как называла его сама Ариадна Оттобальдовна, передавался в их роду исключительно по женской линии через поколение и брал начало в Средневековье от персидской княжны ассирийского происхождения. Княжна, выйдя замуж за испанского вельможу, оказалась при дворе короля Испании, избавила с помощью своего дара от неизлечимой болезни его любимого сына, за что и была сперва осыпана всеми мыслимыми монаршими почестями. Однако позже впала в немилость и уже глубокой старухой окончила свои дни на костре инквизиции как «ведьма» и «приспешница Сатаны».

Позже ее способности проявились у внучки. А потом у следующей внучки. А потом еще и еще… Вплоть до Ариадны Оттобальдовны. И вместе с чудесным даром от бабушек к внучкам переходили волшебные камушки, с помощью которых еще княжна-персиянка предсказывала судьбы.

Именно эти камушки Ариадна Оттобальдовна в прошлом году вручила Марго на тринадцатилетие. Ибо у внучки тоже прорезался наследственный дар. Бабушка стала постепенно делиться с ней кое-какими из своих секретов. Правда, занимались они не так уж часто. Это можно было делать лишь втайне от родителей Марго. Они верили только своим компьютерам. И дочь множество раз просила Ариадну Оттобальдовну «не забивать Маргарите голову всей этой чушью». Однако занятия мало-помалу продолжались.

Кстати, камушки Марго в какой-то степени помогли ей и ее четверым друзьям месяц назад раскрыть самое настоящее преступление. И вот перед Командой отчаянных, как теперь чаще всего называли себя Иван, Павел, Герасим, Марго и Варя, кажется, замаячила новая тайна. Причем на сей раз такая, что без мистического дара и впрямь не разберешься.

Муму, прислонясь к стене, продолжал буравить Марго мрачным взглядом.

– А на что твоя бабушка существует? – повторил он. – Пусть нам поможет. Ей-то с ее средневековыми способностями это вообще ничего не стоит.

– Во-первых, стоит, – обиженно поджала губы Марго. – Это, к твоему сведению, не так уж просто. Но главное в другом. Если я скажу бабушке про нашу Ольгу, значит, придется ставить ее в известность обо всем разговоре.

– Да ты что! – схватилась за голову Варвара.

– Именно, – продолжала Маргарита. – Я скажу, бабушка начнет допытываться, какое мы к этому имеем отношение, ну и, сами понимаете…

– Понимаем, – подхватил Иван. – Но тогда что же нам делать?

– Вообще-то я все же попробую поговорить с бабушкой, – внесла ясность Маргарита. – Только надо дождаться удобного момента. А это скорее всего потребует времени.

– Какое еще время! – возмутился Муму. – Человек в опасности.

– Ты, конечно, Герочка, можешь пойти в милицию, – самым что ни на есть язвительным тоном произнесла Варвара. – Тебе мигом там помогут.

– Ну! – улыбнулся Луна. – В особенности когда он там расскажет про зомби.

– Нет, – с неохотою сдался Герасим. – В милиции про зомби не поймут.

– Что и требовалось доказать, – кивнул Луна.

– Ой! – Варвара вдруг хлопнула себя по лбу. – Я же вам еще не все рассказала. Совсем заболталась.

– Как это не все? – воскликнули остальные.

– Очень просто. Ольга еще…

Тут раздался звонок.

– Валяй быстро, – потребовал Герасим.

– Перебьешься, Муму, – тоном, не допускающим возражений, ответила Варя. – Забыли? У нас сейчас физкультура. Нам же еще переодеваться! Если не успеем, Бельмондо всем шеи намылит.

– Ой-ей-ей! – Герасим, мигом забыв о несчастьях классной руководительницы, ринулся вниз по лестнице к физкультурному залу.

Исаак Наумович Капустин, больше известный в экспериментальной авторской школе «Пирамида» под кличкой Бельмондо ввиду разительного внешнего сходства с известным французским актером, воспринимал опоздания на свои уроки как глубокое личное оскорбление. Вообще-то человеком он был неплохим. Ребята его любили. Однако опаздывать на физкультуру не следовало. Ибо уличенные в подобном грехе должны были искупить его дополнительными занятиями физкультурой в тот же день после уроков. При этом Бельмондо легко жертвовал как собственным временем, так и личными планами.

Обычно в весенне-летний период Исаак Наумович в качестве кары заставлял нарушителей пробежать на время километр вокруг школьного здания. Зимой же, когда условия не благоприятствовали занятиям на свежем воздухе, мальчики отжимались на турнике, а девочки – от пола.

Естественно, никому из Команды отчаянных совершенно на хотелось тратить на это время и силы. А тем более сегодня. Быстро достигнув первого этажа, ребята разбежались по раздевалкам.

Разговор об Ольге Борисовне удалось возобновить лишь на следующей перемене, когда они, взмыленные после интенсивных занятий у Бельмондо, наконец поднялись по лестнице к кабинету литературы.

– Так, – посмотрел на часы Луна. – От перемены осталось ровно три минуты. Давай, Варька, рассказывай.

– Да понимаете, – на всякий случай понизила та голос, – в общем-то, и рассказывать особенно нечего. Просто Ольга еще говорила Лине, что, мол, сбылось пророчество.

– Пророчество? – переспросил Герасим. – Какое еще пророчество?

– Насколько я поняла, Ольге какая-то цыганка нагадала очень большое несчастье. Ольга спросила у Лины: «Помнишь, как мы с тобой тогда смеялись по этому поводу?» А Лина ей отвечает: «Помню. И правильно смеялись. Все это чепуха. Цыганки тебе что угодно нагадают, только деньги давай». А Ольга Борисовна возразила Лине: «Во-первых, не ерунда. Все ведь сбылось. А потом, какие же деньги. Цыганка мне погадала и, не взяв денег, ушла. Она даже и не просила ей заплатить. Я тогда этому так удивилась». Лина снова стала убеждать Ольгу, что не стоит обращать внимания на каких-то цыганок. Даже если они и не взяли никаких денег. А Ольга Борисовна снова принялась всхлипывать. И вдруг так жалобно говорит: «Нет, Лина, ты ничего не понимаешь. Я чувствую: это только начало. Дальше должно еще что-нибудь случиться. Потому что цыганка тогда сказала: «Ждет тебя не одна беда, а много. И придут они одна за другой». Ну вот и все, – развела руками Варвара. – Потом Лина еще какое-то время утешала Ольгу Борисовну. А после они ушли.

– Нда-а, – протянул Герасим. – Теперь еще и цыганки.

– А может, это обыкновенное совпадение? – предположил Иван.

– Наверняка, – поддержал Луна. – Если бы Ольгу не ограбили, она бы про эту цыганку в жизни больше не вспомнила. Ну а так как беда случилась, Ольга убеждена, что сбылось пророчество гадалки.

Новости
Библиотека
Обратная связь
Поиск