Руслана Визбор
Диагноз «Вознесенского»

Диагноз «Вознесенского»
Руслана Визбор

Насколько глубоко вы готовы погрузиться в мысли другого человека? Этим вопросом как-то задалась молодая девушка, врач-психиатр, пытаясь найти таблетку от всех болезней. Она настолько глубоко погрузилась в эту проблему, что перестала осознавать, как сильно она завладела ей. Поможет ли ей выплыть из водоворота призрачных иллюзий жажда правды? «Обманывать себя стоит лишь до той степени, пока это тешит твое тщеславие, а иначе к чему проживать жизнь, не оставляя в ней памятных следов».

Диагноз «Вознесенского»

Руслана Визбор

«Чем больше ты углубляешься в проблему, тем сильнее она овладевает тобой»

© Руслана Визбор, 2016

© Влада Иллизарова, дизайн обложки, 2016

ISBN 978-5-4483-5757-2

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

За окном листья тоскливо стучали по стеклу, крупные капли дождя быстро стекали вниз, оставляя после себя прозрачную полосу из воды. Маленькая Элис с тоской наблюдала за еще одним медленно исчезающим летом, как учитель Мистер Броун сделал ей замечание за невнимательность. Элис с испугом повернулась к своему педагогу по математике и, замерев от страха и стыда, услышала ехидный и обидчивый смех одноклассников над собой. Она со стыдом опустила глаза в пол, и едва сдерживая слезы, попыталась мысленно исчезнуть из класса математики Мистера Брауна. В подобных ситуациях она часто так делала, представляла себе волшебное и безопасное место, где она могла укрыться от постоянных издевательств над собой. Прозвенел звонок, и ребята с визгом выскочили из классного кабинета в коридор. Элис быстро собрала учебники в портфель, подождала, когда все разойдутся и стремительным шагом побежала прочь из школы домой.

Прошел еще один невыносимый день из ее персонального ада. Элис прибежала домой и, заперев дверь в своей комнате по привычке села перед большим зеркалом.

Она каждый день подолгу смотрит в свое отражение и пытается заставить себя полюбить то, что она видит в нём, но чувство ненависти к себе с каждым годом становиться все сильнее и мучительнее. Она ненавидит свои пухлые щеки, большое квадратное лицо и темные, маленькие как угольки глаза. Она неповоротлива, ее поступь тяжелая, а икры толстые как у слона. Ее тонкие короткие волосы, мышиного цвета, постоянно расползались от ветра по лицу мелкой паутиной. Она пыталась спрятаться от всего мира, чтобы никто не видел ее уродства.

Элис с отчаянием накручивала на маленькие пухлые пальчики по одному волоску и медленно вырывала их, причиняя вред и боль своему телу, как бы наказывая его за неподобающий вид, как внизу послышался голос ее матери Темзы.

Темза после развода запрещала дочери общаться с отцом из чувства мести и ненависти к нему. Психологическая манипуляция ребенком, приносила ей великое наслаждение. Отец Элис был человеком мягким и не конфликтным, он прожил с Темзой в браке 8 лет и, не выдержав, ее постоянных истерик и скандалов, с большим трудом для себя, принял решение уйти из семьи. Ему было тяжело оставлять свою любимую дочку с психологически не стабильной матерью, но суд после развода, определил место жительство дочери с Темзой.

Темза была активная и шумная женщина. Она стремилась иметь в жизни все самое лучшее для себя и своей дочери. Ее прельщали деньги, престиж и поклонение всех окружающих, будь то коллеги по работе или продавщица из мясной лавки. Она прикладывала много сил, чтобы сделать из своей дочери королеву, а точнее свою визитную карточку.

Элис спустилась вниз к матери. Темза с улыбкой и суетой принялась распаковывать сумки из магазина. Она достала из большого пакета пышное, розовое платье, расшитое стразами и ленточками, лакированные розовые туфельки и несколько разноцветных тонов помад для губ. Мать посмотрела на дочь и, приложив платье к ее груди, спросила:

– Тебе нравится, твой новый наряд, который я купила для тебя на последние деньги?

Темза оставила за собой право по своему выбору подбирать гардероб своей двенадцатилетней дочери. Мнение Элис она никогда не спрашивала. Темза считала, что чувство вкуса и стиля должны прививать родители своим детям даже против их воли. Девочка давно перестала пытаться перечить матери и в глубине души ненавидела походы по магазинам, студиям для танцев, факультативным кружкам благородных девиц, которые Темза заставляла её посещать. Она ненавидела тонну косметики, которой вынуждала пользоваться ее мать. Элис чувствовала себя неуютно в новой всегда обтягивающей яркой одежде, купленной для нее. Она сдерживала слезы и терпела деспотичный характер своей матери. От чувства дискомфорта и постоянного смущения, девочка со стороны выглядела нелепо и смешно. Ее движения были скованны и напоминали «корову на льду», одноклассницы в школе постоянно подсмеивались над ней. В своем классе она заняла почетное место «гадкого утенка».

Классная руководительница Элис заметила, что у ребенка проблемы с адаптацией в школе, она не общалась со своими сверстниками, была забитой и нелюдимой, учебный план усваивала очень плохо, у нее наблюдались истерики и беспричинные страхи. В подобных случаях, педагоги рекомендовали таким детям, проходить консультации у школьного психотерапевта Вознесенского. Доктор Вознесенский два раза в неделю, проводил такие консультации и обследовал подростков, у которых наблюдались трудности в привыкании к школьной среде.

Элис робко подошла к кабинету на двери, которой висела табличка -«Школьный психотерапевт Доктор Вознесенский». Девочка постучала в дверь и, услышав разрешение доктора войти, медленно отворила её.

В комнате было довольно дружелюбно и светло, теплый пастельный цвет зеленой фисташки, наполнял кабинет уютом и домашним теплом. В комнате на кушетке сидели еще два мальчика постарше. Элис узнала ребят из своей школы. Одного мальчика звали Сем, он был старше её на три года, второго Виктор ему было четырнадцать лет.

Доктор Вознесенский сидел за столом с серьезным выражением лица и что-то записывал в блокнот. Он, не поднимая головы, мягким и дружелюбным голосом пригласил Элис присесть к ребятам на диван и угоститься конфетами.

Ребята, молча, сидели и смотрели в пол. Они не общались друг с другом и испуганно ожидали указаний врача.

Элис, Сем и Виктор страдали от нападок и издевательств в школе от своих одноклассников. Они были озлобленны и зажаты, от постоянного страха у ребят наблюдался невроз, расстройства сна, заниженная самооценка и постоянна депрессия. Родители не понимали, как помочь своим детям, поэтому после очередных массовых нападок со стороны сверстников, ребятам приходилось периодически посещать сеансы психотерапии у школьного психиатра.

Доктор Вознесенский был знаком с ребятами практически с начала их обучения в школе. Городок был не большой, школа была одна, все жители довольно хорошо друг друга знали и доверительно общались. За ребятами закрепилась не самая хорошая репутация, в школе их не любили, успеваемость была практически на нуле, с каждым годом ситуация становилась все хуже и хуже.

Сем, не смотря на то, что ему было все пятнадцать лет, уже состоял на учете в местном отделении полиции за драку. Он был худощавый, даже скелетообразный мальчик с длинными засаленными волосами. Его отец Бред был, в своем недалеком прошлом, военным офицером. Он старался воспитать своего сына в манере казарменной суровости и солдатской покорности. Мать Сема давно покину их, она не смогла выдержать армейской жизни и издевательств со стороны Бреда, но забрать сына на свое воспитание у нее не получилось. Бред был человеком влиятельным и смог через суд добиться единоличного воспитания. Он считал, что женщина не сможет воспитать из мальчика мужчину, это дело отца. Его характер был суров, он разработал режим дня и ежедневно заставлял Сема подчиняться правилам в его доме. В любой день, в любую погоду Сем вставал в шесть утра и отправлялся вместе с отцом на часовую пробежку по лесу. После этого Бред готовил армейскую похлебку, в рацион которой входили в основном злаки и фасоль. Кухня была отвратительная, напоминала больничную еду без соли и масла. Отставной офицер строго следил за пищевым рационом в своем доме, он был против продуктов, по его мнению, не полезной для организма, поэтому в доме строго настрого было запрещено держать сладкое, мучное и иные вкусняшки. В школу Бред собирал завтрак сыну состоящий из минеральной воды, обязательно в стеклянной бутылке и сухого армейского пайка, которым в вдоволь его обеспечивала армия. Сем ненавидел отца, но боялся его ослушаться, так как Бред за малейшее непослушание, лупил Сема ремнем по спине железной бляшкой.

Бред пророчил сыну офицерское будущее и считал своим долгом воспитывать его в режиме военного времени. По его мнению, это являлось классическим мужским воспитанием.

Сем тайно убегал в лес после школы, подолгу сидел в шалаше и плакал. Он был творческим человеком в душе. Ему очень нравилось рисовать и изучать искусство. Он мечтал вырасти, убежать из дома и быть свободным художником. Весь шалаш был усыпан его картинами и черновиками. Ему приходилось скрывать свою тягу к искусству, так как Бред не разделял его склонностей к творчеству, отец считал это женским занятием не достойным настоящего мужчины. Поэтому поначалу он беспощадно рвал и выкидывал все его рисунки в мусорное ведро, краски и карандаши ломал голыми руками прямо перед маленьким заплаканным мальчиком. Ранимая душа художника обливалась кровью от таких издевательств, тогда Сем дал себе клятву, что больше никогда и ни с кем не будет делиться своим творчеством. Никогда не раскроет свою душу и мечты ни одному человеку, который задушит его своей критикой и навсегда разобьет последние надежды на счастливую и тихую жизнь.

Сем наблюдался, как и Элис у психотерапевта с младших классов, доктор Вознесенский частенько просил его делать зарисовки своего душевного состояния на своих сеансах. Кабинет школьного психолога было единственное место, где Сем мог проявить свой талант, не опасаясь строгой критики.

Виктор вместе с семьей: отцом Эштоном, матерью Мери и младшей сестрой пятилетней Крис жил на окраине города. Его родители назойливо старались лезть в жизнь своих детей. К примеру, они были против школьного автобуса и поэтому каждый день привозили Виктора в школу на своей машине всей семьей, чем вызывали дикие насмешки со стороны его одноклассников. Виктор задыхался от излишней заботы родителей, они постоянно сопровождали его повсюду.

Его мать Мери была убежденным ипохондриком. Она заботилась о здоровье своих детей и пичкала их различными травяными отварами по методике фитолечения. В их доме располагался целый лечебный арсенал, годами используемый Мери и Эштоном. Мери то и дело дезинфицировала весь дом раствором хлора. Она была по образованию медсестра и ей постоянно мерещились болезни и инфекции повсюду. Эштон полностью поддерживал Мери и пропагандировал здоровый образ жизни. Виктор и Крис обязаны были принимать каждый день душ, стричь ногти и менять постельное белье по четыре раза в неделю. Этот ритуал, был своеобразной семейной традицией.

Мери нарочито заботилась о чистоплотности своих детей и маниакально следила за ними. От частого душа и антибиотиков у Виктора и Крис чесалась кожа и проступал внешний дерматит. Особенно этот недуг проявлялся весной, когда вся кожа зудела и покрывалась красными бляшками по всему лицу и телу. Виктор сильно стеснялся своего вида, от солнца и мороза кожа трескалась и кровоточила. Его лицо порой напоминала ископанное снарядами поле битвы. Его прозвали в классе «прокаженный» и для детей считалось недопустимым с ним общаться, сидеть за одним столом в столовой и дотрагиваться до него. Они считали его «заразным» и временами в виде игры, дразнили его и кидали прямо в его лицо детский аспирин. Виктор не раз пытался объяснить родителям, что его болячки есть результат излишнего самолечения, но Мери и Эштон категорически возражали на его сомнения и не желали менять годами устоявшийся образ жизни.

Родители Виктора пророчили ему выучиться на доктора и пойти по их стопам, но юноша никогда не хотел заниматься медициной, за многие годы страданий от издержек профессии своих родителей дома, он возненавидел медицину, лекарства и все что связано со здоровьем и болезнями.

После школы он убегал в здание заброшенного завода и курил сигареты в протест здоровому образу жизни, которому придерживались у него дома. Он подолгу курил и думал о девушке по имени Меган. Его соседки по дому. Их окна комнат выходили друг на друга, и Виктор каждый вечер подолгу смотрел на старшеклассницу Меган и мечтал о ее любви к нему. Он патологически был в нее влюблен с детства, когда его мать часто приглашала Меган подработать няней и приглядеть за меленьким Виктором и Крис. Он вспоминал, что в детстве они даже немного дружили, но сейчас он боялся подойти и поздороваться с красавицей соседкой, которая даже не помнила о его существовании и никогда не замечала его присутствия.

Меган встречалась с брутальным и смелым парнем из старших классов Саймоном. Он был сыном высокопоставленных родителей, почти золотым мальчиком. По выходным он заезжал за Меган на собственном мотоцикле, который ему подарили родители на восемнадцатилетние и они отправлялись в самый крутой мото клуб в городе, куда приглашались только самые избранные люди. Саймон купал Меган в подарках и мог удовлетворить самый дорогой ее каприз. Он мог позволить себе тратить много родительских денег, которые в компенсацию своей занятости не могли много времени уделять своему сыну, поэтому искупали эту ошибку деньгами.

Виктор вечерами немного отодвигал штору окна и, облокотившись на стену, с тоской и завистью наблюдал за счастливой и успешной парочкой Меган и Саймоном. Они были так красивы и уверены, весь мир был у их ног. Виктор каждый раз страдал от этого зрелища, он мечтал оказаться на их месте, быть таким же сильным, свободным и так же беззаботно наслаждаться жизнью и праздниками судьбы. В эти моменты он призирал Меган, себя и весь мир за сущую несправедливость жизни. Он не понимал, за что ему уготованы жестокой судьбой страдания, вечно наблюдать за счастливыми людьми, а самому страдать от своего уродства, робости и страха, которые он ни с кем не может разделить. От чувства одиночества и тоски он разбивал себе кулаки об стену и желал быстрой смерти себе и окружающим. Из-за навязчивой безответной любви к Меган Виктор начинал ненавидеть и проклинать всех женщин. Всю свою скрытую злобу он втихаря возмещал на своей младшей сестре Крис, которая в силу возраста и страха боялась рассказать родителям об издевательствах старшего брата. В порывах отчаяния он прижигал об сестру бычки от сигарет.

Доктор Вознесенский давно приметил скрытую агрессию и самобичевание у Виктора, которые с каждым годом становились все сильнее и ярко выражены. Он подолгу разговаривал с Виктором и пытался облегчить его страдания от кожного зуда. От дерматита и депрессии он прописал юному Виктору успокоительно, которое немного облегчало его страдания. Эти таблетки он в приступах апатии и депрессии глотал горстями. Виктора из-за лечения у психотерапевта частенько дразнили «психом», поэтому в школе он делал вид, что не знаком с Элис и Семом.

Доктор Вознесенский приехал в небольшой городок десять лет назад для сбора клинического материала по своей докторской диссертации. Он много лет изучал и лечил психологические отклонения у подростков в сфере социальной адаптации в обществе. До работы в школе Вознесенский много лет практиковал в престижной городской психиатрической клинике. За много лет лечения сложных отклонений у взрослых пациентов доктор пришел к выводу, что для сбора полной клинической картины ему необходимо изучить зарождение болезни с ранних лет у пациента. Скромная школа в небольшом городке с радость приняла специалиста столь высокого уровня. В городе доктор Вознесенский был очень уважаемым человеком, но предпочитал вести тихий и скромный образ жизни вдали от суеты и общества.

Вознесенский много лет готовил проект для исцеления тяжелобольных пациентов и искал для этого проекта кандидатов среди своих маленьких пациентов. Методику исцеления пациента от психологических болезней он решил опробовать на ребятах, по его мнению, которые подходили больше всего: Элис, Сема и Виктора. Сложные подростки с явным психосоматическим многолетним отклонением, ребят объединяла схожая симптоматика и диагноз. С каждым годом их состояние становило все хуже, агрессия повышалась, психозы и депрессия стали хроническим состоянием. За много лет ребята не нашли друзей и увлечений, которые смогли бы хоть немного адаптировать их в обществе.

Доктор решает провести экспериментальное лечение на этих подростках и предлагает их родителям дать свое согласие на участие в эксперименте под названием «Зазеркалье».

В основу эксперимента «Зазеркалье» доктор включил гипнотическое искажение личности пациента по его собственному желанию и выбору. В обязанности пациента входило четыре раза в неделю посещать приемы гипноза, в остальном лечение не изменяло привычный распорядок жизни.

Родители ребят давно знали доктора и очень его уважали, поэтому с легкость дали свое согласие на проведение методики нового лечения для своих детей.

Вознесенский назначил каждому из подростков отдельный прием и предложил ребятам при помощи гипноза мысленно заменить свою личность на личность другого человека, при условии, что эта «новая личность» будет являться одним из тех ребят, кто над ними издевается и смеется. Мысленно поменяться с ними местами. «Новую личность» было принято называть прототипом. Он попросил пациентов представить, что они смотрят на себя со стороны другого успешного и сильного одноклассника. Каждый из их нового прототипа сможет отомстить своему обидчику таким же способом и методом, как когда то он издевался над ними.

Маленькая Элис выбрала для себя быть старшеклассницей Эммой. Эмма была одной из самых популярных и красивых девушке в школе, она никогда не замечала подобных серых мышек типа Элис. Эмма была лидером в классе, она занималась художественной гимнастикой и имела не только множество спортивных наград, но и стройную тонкую талию, легкую походку, длинную шею. Ее пышные золотые волосы струились по слегка изогнутой спине. Ей все завидовали. Она общалась с самыми успешными личностями в школе, ее ставили в пример учителя и без оглядки влюблялись парни. Элис всегда мечтала дружить с Эммой и ее свитой, но девушки только подсмеивались на ней. Элис брезговали, не скрывая отвращения в своих глазах в ее присутствии. Эмма иногда просила в школьной столовой убирать за собой подносы подле еды, на что Элис в надежде расположить к себе девочек исполняла эти унизительные просьбы. Но от этого над ней глумились и издевались еще больше, наслаждаясь своим влиянием над забитой девушкой, которой некуда было деваться. Элис мечтала хоть немного походить на красавицу Эмму, пожить ее жизнью, но понимала, что ее мечтам не суждено никогда сбыться.

Гипноз медленно погружал Элис в сознание своей новой личности Эммы. Мысли подсознания постепенно начинали ощущать тепло нового тела, тревога исчезала, а сердце замедляло биение. Элис осязала свою новую кожу, ногти, волосы, открывала для себя все новые и новые чувства. Отражение в зеркале понемногу переставали ее пугать, она теперь могла спокойно подолгу смотреть на себя вблизи, гладить руками свои волосы, рассматривать свои черты лица, что раньше никогда не делала. Ее руки больше не тряслись от ненависти и шока. Девушке становилось спокойнее и тепло в своем теле и новом сознании.

Замкнутый и агрессивно испуганный Сем, решил выбрать в роли своего прототипа одноклассника Джона. Джон был отличником учебы, подающий большие надежды на бюджетное место в престижном математическом университете.

Его мать по имени Тереза была учительницей математики и классной руководительницей Сема. Она воспитывала сына Джона одна и купала его в своей безграничной заботе и любви. Она трепетно относилась к своему мальчику, Джон для нее был смыслом жизни. Тереза всегда мечтала быть матерью, она родила сына для себя и никогда не имела претензий к его отцу, с которым даже не была в браке. Мимолетный роман молодой учительницы с заезжим в командировку моряком окончился для нее неожиданным сюрпризом в виде незапланированной беременности. Сначала Тереза работала в детском саду, чтобы быть поближе со своим маленьким Джоном, затем, когда он подрос и пошел в школу, она перешла к нему и стала преподавать в его классе. Мать с сыном были близки и ладили.

Джон вырос слегка инфантильным юношей, любимчиком коллег его матери, с особым статусом в школе. Джон обедал за столом учителей, имел свой собственный шкафчик, его мать была на хорошем счету среди педагогического состава. Привилегированное положение учительницы года, также лучиком славы озарило зазнайку Джона.

Сем постоянно наблюдал за сытым и изнеженным Джоном, он завидовал ему. Юноше сильно не хватало матери, открытая и искренняя забота Терезы к своему сыну вызывало в нем патологическую ревность и ненависть.

Материнская забота и защита – неотъемлемый комплект уготованный природой для каждого ребенка, которым Сем был явно обделен в жизни, терпя каждый день солдафонское отношение своего отца Бреда. Он так хотел убежать из дома далеко, чтобы никто его не нашел, но ему некуда было идти. Он наблюдал за робкой и тонкой учительницей математики Терезой, следил за каждым ее движением руки, слушал ее голос на лекции, вдыхал запах ее сладких и нежных духов. Она снилась ему во сне, где он был окружен таким же вниманием и заботой как Джон, ему было комфортно и безопасно, но это была лишь его иллюзия. Каждое утро прекрасный сон прерывался от громкого крика его отца и Сем возвращался в серую реальность против своей воли. В ту реальность, где он был ущербным и забитым инструментом одержимых идей своего отца Бреда.