Екатерина Тюшина
Талисман святого Христофора. Роман

Талисман святого Христофора. Роман
Екатерина Тюшина

Роман повествует о том, как Анна Майорова приходит в фирму «Скиф», чтобы заключить договор страхования. И становится свидетелем внезапной смерти директора. Отчего же умер Скворцов? Этот вопрос волнует не только оперативника Кладова, но и Анну, поэтому она проводит собственное расследование. Под подозрение падает секретарь Лена. Но вскоре умирает и она. Несколько покушений на свою жизнь переживает и сама Анна. Кто же стоит за всеми этими преступлениями? Все это и предстоит расследовать Анне.

Талисман святого Христофора

Роман

Екатерина Тюшина

© Екатерина Тюшина, 2016

ISBN 978-5-4483-1527-5

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Глава 1

Последняя неделя мая выдалась очень жаркой. Природа, видимо, решила наверстать упущенное время за промозглый апрель, и включила тепло на полную мощность. За два дня жары все деревья покрылись молодыми листочками и, нарушая очередность, буквально в один день, расцвели – черемуха, яблони и сирень. В воздухе носились одуряющие запахи весны. Люди, еще вчера ходившие в сапогах и пальто, дружно разделись до легких рубашек и блузок, а наиболее смелые девушки оголили руки и плечи. Подействовала жара и на меня, захотелось каких-то перемен, благо повод для этого был. Моя подруга Надя, хозяйка салона красоты «Чудесница», давно уговаривала меня сменить прическу и цвет волос и вот, наконец, я иду сдаваться в руки специалистов. Уже на выходе из квартиры, меня остановил телефонный звонок. Я чертыхнулась, но сразу подавила недовольство, подумав: «А вдруг клиент?» – и включила сотовый. Звонила Лена, секретарь оптовой фирмы «Скиф», торгующей бытовой техникой, меня приглашал к себе генеральный директор. «Ну что ж, – улыбнулась я себе, – видимо требуются мои услуги, вернее услуги фирмы, в которой я работаю». А работаю я в страховой компании «Караван», куда занес меня безумный ветер реформ.

Когда-то, в другой жизни я, Анна Таланова, училась в Политехническом институте и, получив диплом инженера, была распределена в один из проектных институтов, где благополучно проработала несколько лет, вышла замуж за Игоря Майорова, тоже инженера, и родила дочку Ксюшу. Жили мы с мамой в центре города, в большой, трехкомнатной квартире, доставшейся нам от отца. И все складывалось хорошо до тех пор, пока в стране не начались реформы, и наша жизнь в одночасье перевернулась. Одними из первых с экономического небосклона сошли проектные институты, и мы с мужем, вместе с многочисленной армией инженеров, остались без работы. Попытка пристроиться куда-нибудь в другое место не привела к успеху, так как инженеры-проектировщики стали ни кому не нужны. И после долгих мытарств Игорь уехал на Север, надеясь хоть что-то заработать там. Оттуда, изредка он писал не очень бодрые письма. Приходили они из разных мест, видимо он переезжал с места на место в поисках работы. А когда мы продали квартиру и переехали в другой район, письма перестали приходить совсем. И вот уже несколько лет я ничего не знала о своем муже.

Мои же поиски работы привели в страховую компанию, где, пройдя ускоренное обучение, я и стала работать страховым агентом. Первое время было трудно приобщить население, переживающее перемены в стране, к страхованию. Когда я предлагала страховые услуги, то в лучшем случае люди снисходительно выслушивали мой ликбез о пользе страхования, а потом вежливо отказывались или же в порыве раздражения, выплескивали накопленное негодование за происходящее в стране, на меня. И было время, когда, выходя из очередной организации, я шла и с горечью думала, что все мои старания напрасны. Но все течет и все хоть как-то, но меняется.

Своих первых страхователей я буду помнить всю жизнь. Это с них началось мое медленное восхождение к страховому Олимпу. Одна небольшая коммерческая фирма, торгующая компьютерами, приобрела для своих сотрудников стоматологическую страховку по добровольному медицинскому страхованию. Это принесло мне не только определенный доход, но и помогло утвердиться в том, что теперь уж точно все будет получаться. И действительно, меня стали приглашать в солидные фирмы, а круг клиентов с каждым днем ширился. Росла и моя финансовая независимость, ведь до сих пор мы существовали лишь на мизерную мамину пенсию, да на деньги, что удалось выручить при размене квартиры на меньшую жилплощадь. Время шло, росло и мое профессиональное мастерство. А со временем я даже полюбила работу страхового агента – она принесла мне широкий круг солидных знакомств, да и свободный график работы тоже имел свои плюсы. И к тому моменту, когда раздался телефонный звонок из «Скифа», я уже числилась одним из лучших и надежных страховых агентов. Многие сотрудники этой фирмы были уже мною застрахованы, поэтому приглашению генерального директора я не удивилась и с удовольствием согласилась с ним встретиться. А так, как встреча была назначена только на четыре часа, я решила, что поход в парикмахерскую отменять не буду.

Все процедуры в «Чудеснице» заняли почти четыре часа, и когда я освободилась, то часы показывали три. Поглядев на себя в зеркало, я осталась довольна. На меня смотрела довольно симпатичная, красиво подстриженная, рыжеволосая дама с хорошим макияжем. До встречи оставался еще час, ехать до фирмы было недалеко, и я забежала в пиццерию. Положив в тарелку по ложке салатов из картофеля, фасоли, папоротника и помидор, я засыпала все это сверху оливками и подошла к кассе, где попросила ананасовый сок. Слегка перекусив, я к четырем часам прибыла в «Скиф».

При входе в приемную я столкнулась с человеком. Когда подняла глаза, то увидела довольно приятного, лет шестидесяти, с крепкой фигурой мужчину, с ухоженным лицом и седыми висками. Он внимательно посмотрел на меня глубоко посаженными глазами, слегка посторонился и галантным движением уступил дорогу. Я поблагодарила кивком головы и впорхнула в прохладную, благодаря работающему кондиционеру, приемную. Секретарь Лена что-то мурлыкала по телефону, но увидев меня, быстро свернула разговор и прощебетала:

– Добрый день, Анна Михайловна! Проходите, Сергей Петрович уже ждет вас!

Не успела я сделать шаг в направлении кабинета, как Лена остановила меня возгласом:

– Анна Михайловна, а у вас, случайно, журнальчика нет с собой?

Красивые глянцевые журналы были моей слабостью. В них я любила рассматривать яркие аксессуары, новые направления в одежде и моде. И для меня совсем было неважно, что я не могла это купить, для меня был важен сам процесс любования красотой. Однажды я прочитала, что чем больше человек смотрит на прекрасное, тем красивее становится сам, и с этим я была полностью согласна. В период полного безденежья такими журналами меня снабжала подруга Надя, а когда я смогла покупать сама, то кроме «Космополитен» и «Бурда» открыла для себя «Элль», «Караван историй» и многие другие журналы. Однажды, направляясь в очередную организацию я, чтобы скоротать время ожидания в приемной, захватила с собой один из таких журналов. Когда я стала листать красивое иллюстрированное издание, секретарь, наблюдавшая за мной, заинтересовалась и попросила посмотреть. Я с удовольствием предоставила ей эту возможность. С тех пор я всегда ношу с собой эти яркие издания, которые вызывают жгучий интерес у женской половины, а мне помогают в общении с клиентами.

Я сделала шаг в направлении стола и, передав журнал девушке, почувствовала под ногой какой-то предмет. Наклонившись, подняла с пола находку и стала ее рассматривать. В моих руках оказался необычный брелок с ключами. На брелке был изображен какой-то Святой, а по верху и низу шли латинские слова. Я попыталась их прочесть, но поняла только, что имя Святого – Христофор.

– Вот, кто-то обронил! – протянула я ключи Лене.

Девушка оторвалась от журнала и, бросив рассеянный взгляд на ключи, воскликнула:

– Ой, – это, наверно, Олег Александрович потерял.

Она забрала ключи из моих рук, небрежным движением бросила их в стол и вновь уткнулась в журнал.

Открыв дверь кабинета, я увидела спину Скворцова. Он стоял и смотрел в окно. Несмотря на жару, на нем был светлый пиджак, впрочем, работающий кондиционер позволял ему соблюдать офисный этикет. Услышав стук двери, мужчина медленно обернулся, и я увидела, как слабая улыбка коснулась его губ.

– Рад, вас видеть, Анна Михайловна! – произнес он, как мне показалось, весьма слабым голосом и приглашающим жестом показал на стул. Затем подошел к столу, сел в кресло и нажал кнопку селектора.

– Слушаю, Сергей Петрович! – прозвучал голос секретаря.

– Леночка, принесите, пожалуйста, мне кофе, а Анне Михайловне?.. – он вопросительно посмотрел на меня.

– Зеленый чай, без сахара! – добавила я.

– Поняла! – ответила Лена и отключилась.

Приглядевшись к лицу Скворцова, я отметила, что выглядел он, на мой взгляд, неважно: под глазами залегли тени, цвет кожи землистый, взгляд тусклый.

«Наверно, чем-то болен, поэтому и пригласил меня – требуется страховка на лечение!» – подумала я, а вслух произнесла:

– Вас интересует какая-то страховка, Сергей Петрович?

– Меня интересует медицинская страховка, Анна Михайловна! – он замолчал, неловко потер большим пальцем правой руки ладонь левой. Разговор о своем здоровье ему явно не нравился и он не спешил.

– Какая именно? – подтолкнула его я.

– Последнее время у меня начались проблемы с сердцем, да и общее состояние ухудшилось. Я стал быстро уставать, у меня пропал аппетит, постоянно болит голова. А поскольку моя работа требует постоянного присутствия в фирме, то болеть мне совсем не с руки… Короче, мне нужна такая страховка, которая бы обеспечила быстрый и свободный доступ к нужным врачам и если потребуется – оперативное лечение.

– Лучше всего, – стала я объяснять. – Вам подойдет «Элитная»! Она, правда, дорогая, но с ее помощью вы сможете пройти комплексное обследование в лучшем оздоровительном центре и получить любое лечение по новейшим медицинским технологиям, включая и не традиционные методы.

– Хорошо! – перебил он. – Цена не имеет значения, я согласен! – и широко улыбнувшись, добавил:

– Вы, как ангел-хранитель, пролили бальзам на мои мрачные мысли!

В это время открылась дверь и Лена внесла поднос. Она быстро расставила перед нами напитки, печенье, конфеты и повернулась к шефу.

– Что-нибудь еще нужно, Сергей Петрович?

– Спасибо, пока ничего.

В молчании я отпила из своей чашки зеленый чай. Напиток оказался чудесным. Краем глаза заметила, что Скворцов свой кофе пить не торопится.

«Нет! Его все-таки, что-то сильно тревожит! – вновь подумала я. – Неужели так серьезно болен?».

Наконец мужчина стряхнул с себя оцепенение и продолжил разговор.

– Сейчас попьем кофейку и начнем оформлять документы, надеюсь все необходимое у вас с собой?

– Конечно! – подтвердила я.

– Я должен уже с завтрашнего дня начать процедуры, чтобы как можно быстрее восстановить здоровье! – улыбнулся мне Скворцов и, взяв в руки чашку с кофе, отхлебнул из нее несколько больших глотков.

То, что произошло в следующее мгновение, я запомнила надолго, а может даже на всю жизнь. Мужчину вдруг передернуло, его лицо перекосилось, рука дрогнула и чашка, не донесенная до блюдца, упала на стол, а темная жидкость стала стремительно растекаться по столешнице. Я в испуге вскочила и уставилась на Скворцова. Его руки метнулись к горлу и стали лихорадочно расстегивать пуговицы на рубашке. Но те не поддавались. Он резко рванул ворот; оторванные пуговицы со стуком покатились по столу, падая на половое покрытие. Сергей Петрович часто задышал, его взгляд стал стекленеть, а голова клониться вниз. Я с ужасом смотрела на то, что происходило на моих глазах: человеку было не просто плохо, ему было очень плохо. Я быстро обежала вокруг стола, тронула Скворцова за плечо и испуганно спросила:

– Сергей Петрович, что с вами?