Игорь Викторович Зимин
Александровский дворец в Царском Селе. Люди и стены. 1796—1917. Повседневная жизнь Российского императорского двора

В начале июля 1796 г. в Александровском дворце, в его Концертном зале, прошел первый бал, устроенный по распоряжению Екатерины II. В.Н. Головина вспоминала: «Этот бал мне показался грустным до невозможности. Нездоровье императрицы в глубине души беспокоило меня, рождая тяжелые предчувствия, которые, к несчастью, слишком скоро оправдались. Приглашена была и великая княгиня Анна, но Константин ни за что не хотел пустить ее из дому. Она не пробыла на балу и получаса, как он прислал за нею, и она уехала, едва сдерживая слезы».

Летом 1796 г. в Александровском дворце Александр и Елизавета прожили только месяц: с 3 июня по начало июля. Собственно, упоминание о бале – это последнее мемуарное свидетельство, в котором упоминается об Александровском дворце времен Екатерины II.

Смерть императрицы Екатерины II в ноябре 1796 г. немедленно остановила все работы по отделке дворца. При этом за уже выполненные работы выплачено ничего не было. В такую неприятную ситуацию попал живописец Мартинелли,[40 - Мартинелли Ж.А. (ок. 1730–1802) – венецианец, живописец и реставратор, в России с 1766 г. С 1775 до 1796 г. – на службе в Эрмитаже в должности живописца. Фактически первый хранитель художественного собрания Эрмитажа.] который в 1796 г. занимался по приказу Екатерины II меблировкой Александровского дворца и был вынужден «на заплату мастерам, за исправленные ими работы, употребить собственных денег от 8 до 10 000 рублей», в результате чего «впал в бедность».[41 - РГИА. Ф. 487. Оп. 19. Д. 30. Л. 2 (По запросу Действительного Тайного Советника Трощинского о работах живописца Мартинелли в Новом дворце. 1802 г.).] С просьбой о выплате потраченных им денег живописец счел возможным обратиться к Александру I только после смерти Павла I. В результате ему выплатили не только потраченные деньги, но и восстановили выплату пенсии из Кабинета Е.И.В. по «1500 руб. на год… по 30-летнему служению».

Александр I, Павел I, Екатерина II. Гравюра. Берлин. 1814 г.

После начала правления Павла I Александровский дворец начал запустевать, уступая бесспорное первенство Павловскому дворцу. Это была осознанная политика императора, подвергавшего «опале» некоторые из особо любимых Екатериной II резиденций. Как свидетельствует В.Н. Головина, «в то время всеми средствами старались заставить забыть о предшествующем царствовании, и одним из средств, употребленных для этой цели, была перемена местопребывания Двора. Императрица Мария испытывает к Царскому Селу ту неприязнь, которую можно питать разве что к какому-нибудь человеку, и прямо-таки ревнует к нему Павловск – свое создание. Как следствие этого, прекрасный Царскосельский дворец, где могла бы отлично разместиться вся свита, был покинут и разорен, а все самые лучшие его вещи перевезены в Павловск – место, несомненно, красивое, но ничуть не подходящее для Двора, который, однако, принужден был там разместиться, ибо Павловск сделался резиденцией государя, любящего пышность и представительность.

На скорую руку там было возведено еще несколько построек, но все они составили самый выразительный контраст с сооружениями прошлого царствования.

Император Павел I

В Царском Селе Екатерина II велела воздвигнуть для своего внука великолепный дворец, а в Павловске императрица Мария поместила сына чуть ли не в хижину, пока, по ее приказанию, ему строили деревянный дом. Это помещение великого князя было весьма тесным, но Елисавета Алексеевна и тем была довольна и даже чувствовала себя счастливой по сравнению с теми тремя неделями, которые ей пришлось провести во дворце».

Двор Павла I вернулся в Царское Село 5 ноября 1797 г., «в годовщину того дня, когда с императрицей Екатериной II сделался апоплексический удар. Лицам, которые еще искренне сожалели о почившей, отрадно было помолиться за нее в том самом месте, где все напоминало о ней; к тому же и время года придавало этому прекрасному месту грустный оттенок, вполне подходивший к случаю. Это был последний день траура. Возвратившись в город, повели совсем другой образ жизни, чем в прошлом году».

За пустовавшим Александровским дворцом, конечно, присматривали. Из Кабинета ежегодно выделялись деньги на дрова (в 1797 г. на отопление отпущено 742 руб.), лакеям выплачивалось жалованье, порционные и мундирные деньги. Александровский дворец тогда обслуживали всего 17 человек: 9 работников (жалованье по 16 руб. 5 коп. в год), 6 истопников (по 20 руб. 14 коп. в год) и два лакея: Никифор Демидов и Кондратий Максимов (по 47 руб. 44 коп. в год).[42 - Там же. Оп. 18. Д. 22. Л. 1 (О сумме, отпускаемой от Высочайшего Кабинета по дворцу Государя Великого Князя Александра Павловича. 1798 г.).]

Император Александр I и Елизавета Алексеевна. Гравюра А. Грачева

При Павле I в Александровском дворце проводились и необходимые ремонты. Например, по рапорту архитектора П.В. Неелова в сентябре 1798 г. выплатили софийскому мещанину Иванову «со товарищи» 51 руб. за перестилку «в новой колоннаде мраморной плитки».[43 - Там же. Д. 128. Л. 1 (О выдаче софийскому мещанину Иванову денег за перестилку в новопостроенном дворце по всей колоннаде мраморных плиток. 1798).]

Летом 1800 г., после традиционного пребывания в Петергофе, императорский двор провел конец июля и начало августа, вместо Павловска, в Царском Селе. Планировалось, что Александр Павлович и Елизавета Алексеевна будут жить в своем Новом дворце. Перед заездом императорской семьи в Царское Село дворцы проинспектировали и восстановили все утраты. Например, вставили оконные стекла, разбитые «от стреляния из пушек».[44 - Там же. Д. 733. Л. 1 (О размещении в Царскосельских дворцах свиты. 1800).]

27 июля 1800 г. в Александровском дворце случилась первая смерть. В семье великого князя Александра Павловича умерла дочь – великая княжна Мария Александровна: «Здесь великая княгиня Елисавета лишилась дочери. Император был огорчен этой смертью и испуган впечатлением, произведенным на Елисавету сильным горем. Она почти не плакала, что очень беспокоило государя, который выказал при этом случае теплое участие к своей невестке». Для будущего императора построенный для него бабушкой-императрицей дворец так и не стал своим. Впрочем, при Павле I оба дворца по большей части пустовали, поскольку император терпеть не мог Царское Село, столь сильно пропитанное духом его матери.

В конце июля 1800 г. Павел I распорядился наконец закончить внешнюю отделку Александровского дворца, и его начали штукатурить.[45 - В именном указе императора Павла I от 18 июля 1800 г. предписывалось: «Его Императорское Величество Государь Император Высочайше указать ему соизволил: построенный в Новом Царскосельском саду дворец Его Императорского Высочества Наследника Великого Князя Александра Павловича оштукатурить и прочие работы на нем… без промедления… для распоряжения о тех работах приехать в Село Царское архитектора Гваренгия, по проекту которого строен тот дворец». См.: Там же. Д. 821. Л. 1 (Об оштукатурке Нового дворца Великого Князя Александра Павловича, построенного по проекту архитектора Д. Гваренги. 1800).] Заметим, что в это лето штукатурилось буквально все: от Екатерининского дворца до Китайского театра и гротов, включая «голландское зало в Птичном корпусе». В числе 16 объектов,[46 - Там же. Д. 776. Л. 1 (О производстве по договору штукатурных работ в Царскосельском дворце крестьянином Пискуновым. 1800).] подлежащих оштукатуриванию, значились Александровский дворец и его Кухонный корпус (1200 руб.).

Надгробие великой княжны Марии Александровны (1799–1800) в Благовещенском соборе Александро-Невской лавры

Если говорить предметно о штукатурных работах по Александровскому дворцу, то в смете детально прописывались все элементы работы,[47 - Согласно смете, «на оштукатуривание» гербов на фронтон лепных – 2 шт.; колонн круглых, цельных, на оных капитель – 20 шт.; медалионов – 2 116 шт.] на что выделялось 18 967 руб. Кроме этого, в июле 1800 г. выделили еще 20 539 руб. на ремонт фрейлинских комнат во втором этаже левого флигеля. Заметим, что эти комнаты начали приводить в порядок уже в конце лета 1796 г., сразу же после отъезда из дворца великокняжеской четы. Это косвенно указывает на то, что даже после заселения дворца в июне 1796 г. отделка его второстепенных помещений была далеко не закончена. С воцарением Павла I все ремонтные работы во дворце остановили.

Спальня императора Александра I в Екатерининском дворце. Рис. великой княжны Александры Николаевны

Судя по смете, в 1800 г. ремонтировались и парадные залы. Сметой «За сделание фальшивого мрамора и живописной работы», подписанной Дж. Кваренги 12 августа 1800 г., запрашивалось 2000 руб. Всего на строительные и ремонтные работы по Александровскому дворцу летом 1800 г. выделили 20 967 руб. А с учетом строительства каменных конюшен «при Новом дворце»[48 - На конюшню, сараи и покои для конюшенных чинов было выделено 173 482 руб.] общая сумма затрат составила 194 449 руб. Другими словами, в 1796 г. великий князь Александр Павлович и его супруга жили в «недострое», поскольку в парадных залах отделка («фальшивый мрамор»), запланированная Дж. Кваренги, не была завершена, как не были завершены и фрейлинские комнаты.

Эти штукатурные работы закончили уже после гибели императора Павла I, летом 1801 г. Именно тогда Александровский дворец обрел привычный для нас облик. Любопытно, что, в отличие от Зимнего дворца, неоднократно менявшего свою окраску, Александровский дворец всегда был окрашен в привычный и дошедший до настоящего времени цвет.

Походная кровать Александра I. Екатерининский дворец. Г. Гамбс. (90 х 182 х 76 см). 1820–1821 гг.

Этот желтовато-охристый цвет стен и зеленый (малахитовый) цвет крыши время от времени подновлялся, как это было сделано в апреле 1804 г., когда некто Игнатий Федоров взял подряд «о крашении всей крыши Нового дворца, также на кухне нужном отделении и колоннаде тумб, карнизов, поясов и сандриков собственною его ярко медянною за один раз по загрунтованию с английскими белилами и с таким точно колером, какой на Большом дворце. А балюстрада английскими белилами на масле за два раза с замазкою всех на крыше фальцов, а в балюстраде по балясам трещин тоже замаскою. С прибитием к тумбам плотнее листов и переменою проржавевших 32 листов новыми казенными листами и одного зделать люк, а прочие починить».[49 - РГИА. Ф. 487. Оп. 19. Д. 592. Л. 1 (О покраске крыши Нового дворца. 1804 г.).]

Когда в марте 1801 г. Павла I убили в ходе дворцового переворота, то Александр I, став императором, не вернулся в Александровский дворец, а обустроился на половине своей бабушки в Старом (Екатерининском) дворце.

В начале правления Александра I дворец, названный впоследствии его именем, стоял фактически пустой. Только время от времени, с разрешения императора, там в летние месяцы селили разных сановников. Если при Павле I Александровский дворец обслуживали всего 9 слуг, то к 1813 г. их число сократилось. В документах упоминается, что огромный дворец обслуживали всего три человека, и из них, «по недостаточному числу инвалидов», один присматривал за Кухонным флигелем и еще один состоял при Китайском театре.[50 - Там же. Оп. 20. Д. 357. Л. 4 (О доставлении к его сиятельству графу Ю.П. Литт примерного расписания о предполагаемых в 1813 г. расходах по содержанию дворцов и зданий с садами. 1812 г.).] Для сокращения расходов за содержание Александровского дворца отвечали хозяйственники Екатерининского дворца. Например, гоффурьеру Терентьеву «для хождения в вечернее время в оба дворца к наблюдению дежурства служителей и осмотра целости во внутренности тех дворцов» специально выделялся на год «1 пуд свеч сальных». Кроме этого, за системой отопления присматривали печной мастер Воронов и трубочистный мастер Вебер. Также Александровский дворец время от времени посещал слесарный мастер Бевад.

Тем не менее пустовавший Александровский дворец продолжали поддерживать в жилом состоянии, о чем свидетельствуют его ремонты в 1809 и 1817 гг. О необходимости этих ремонтов красноречиво говорит то, что периодически с потолка дворца падали куски штукатурки. Один из таких кусков, упавший с потолка в мае 1801 г., попал «в люстру круглого полированного стекла», разбив в ней «два стеклянных вазика». Конечно, это были пустяки, поскольку утраты ликвидировали за 57 руб., заказав утраченное на Императорском Стеклянном заводе,[51 - Там же. Оп. 18. Д. 1249. Л. 1 (О покупке полированного стекла для люстры в Новом дворце. 1801 г.).] но пустяки весьма показательные.

Впрочем, подобные неприятности случались и позже. Например, в октябре 1813 г. «в Столовой комнате Нового дворца трех хрустальных больших фонарей с подвесками в бронзовой оправе, один 5 числа упал и разбился сего месяца, с вырвавшимся из потолка крюком на коем был повешен».[52 - Там же. Оп. 20. Д. 576. Л. 1 (О упавшем и разбившемся в Столовой комнате Александровского дворца хрустальном фонаре. 1813 г.).] Тогда немедленно вызвали архитектора П.В. Неелова, который осмотрел место происшествия. Судя по его рапорту, «падение последовало от пропавшей с верха гайки, а равно и от того, что крюк у сего фонаря укреплен был не в брус, как другие, а токмо на потолок, прочие же все с гайками».[53 - Там же.]

В 1802 г. министр финансов озаботился вопросом об источниках финансирования, ежегодно шедших на содержание Царскосельских дворцов. Только из средств Кабинета Е.И.В. в 1801 г. выделили «в приход на содержание дворцов» 105 172 руб. 49 коп. При этом как формировалась эта сумма, в документах не расшифровывалось. Кабинет Е.И.В. немедленно прислал министру финансов необходимые пояснения, из которых следовало, что деньги на содержание Екатерининского и Александровского дворцов действительно шли из самых разных источников, находившихся в ведении Кабинета.[54 - Средства шли: от Кабинета – 69 480 руб.; от Придворной канцелярии – 22 879 руб.; от Нового дворца, из оставшихся на уплату долга – 10 092 руб.; от С.-Петербургской ратуши за дрова – 1064 руб.; от Павловского городового правления – 31 руб.; отчислено из других сумм за материалы – 890 руб.; за медикаменты – 371 руб.; за гербовую бумагу и пошлины – 128 руб.; не принятых купцом за мостовую – 233 руб. Итого – 105 172 руб. 49 коп. См.: РГИА.Ф. 487. Оп. 19. Д. 116. Л. 2 (Сведения, из каких статей получена сумма на содержание дворцов. 1802 г.).]

Со временем порядок финансирования Царскосельских дворцов и парков ввели в некий устоявшийся режим. Например, в 1813 г. на содержание Царскосельских дворцов и садов с оранжереями «по штату» тратилось 29 000 руб. Этого было явно недостаточно, поэтому с оброчных крестьян добирали «с повинностями» еще 20 548 руб., а всего в год выходило 49 548 руб.[55 - Там же. Оп. 20. Д. 357. Л. 4 об. (О доставлении к его сиятельству графу Ю.П. Литт примерного расписания о предполагаемых в 1813 г. расходах по содержанию дворцов и зданий с садами. 1812 г.).]

Говоря о ремонтах пустовавшего Александровского дворца, упомянем, что в апреле 1804 г. крестьянин костромской губернии Никифоров взял подряд переделать «маленький спуск при Новом дворце», «потом стену натесать из плиты тесаной, приправляя оную плотно, но которая штука не будет годна кладет новую».[56 - РГИА.Ф. 487. Оп. 19. Д. 809. Л. 1 (О переделке маленького спуска при Новом дворце крестьянином дер. Куликово Никифоровым. 1805 г.).] Судя по всему, речь шла о переделке небольшого крылечка (спуска), ведущего в Собственный садик из Углового кабинета.

Так или иначе, несмотря на периодические ремонтные работы, вплоть до 1817 г. Александровский дворец пустовал. Только этим можно объяснить то, что в 1808 г. последовали распоряжения о передаче двух люстр из парадных залов Александровского дворца в Зимний дворец. Первую люстру затребовали в декабре 1808 г., когда управляющий Царскосельским Дворцовым правлением А.И. Леонтьев получил распоряжение передать в Зимний дворец люстру из Круглого зала Александровского дворца.[57 - Там же. Д. 1538. Л. 1 (Об отсылке в Зимний дворец двух люстр из Круглого зала Александровского дворца. 1808 г.).] Буквально через неделю от Леонтьева потребовали отправить в Зимний дворец еще одно «большое люстро по выбору». В результате в Зимний дворец отправили две большие бронзовые люстры: одну из Круглого зала, на сорок свечей, другую из «почивальной комнаты» императрицы, на тридцать свечей.

Тем не менее, несмотря на временные утраты, Александр I считал необходимым поддерживать в должном состоянии «собственный» дворец. Поэтому в 1809 г. по высочайшему повелению выделили 135 010 руб. «на исправление Александровского в Царском Селе Новом саду и Дворца и в Старом на делание террасы».[58 - Там же. Д. 1713. Л. 2 (Об отпуске сумм на строительные работы по Александровскому дворцу. 1809 г.).] Фактически это был первый капитальный ремонт дворца.

Проектные сметы, подготовленные архитектором Л. Руской, были лично просмотрены и утверждены Александром I в апреле 1809 г., после чего он распорядился ассигновать из средств Кабинета просимые архитектором 135 010 руб.[59 - Там же. Д. 1714. Л. 1 (О принятии Александровского дворца в ведомство Царскосельского правления. 1809 г.).] На что предполагалось потратить эти деньги?

Список ремонтных работ, продолжавшихся с июня по ноябрь 1809 г., весьма внушителен. Согласно «Описи Александровскому дворцу… с означением вещей на местах, так же что сделано и исправлено вновь», летом 1809 г. в основном шла замена половых и потолочных балок, иногда в залах и комнатах менялся паркет. Как следует из указанной «Описи», половые и отчасти потолочные балки за 13 лет сгнили, и их надо было срочно менять. Сам характер ремонтных работ свидетельствовал, что к 1809 г. в Александровском дворце жить было просто опасно (наряду со сгнившими половыми и потолочными балками, вспомним падающую с потолка штукатурку и люстры) (см. табл. 3).

Таблица 3

С учетом того, что Александровский дворец ввели в строй в 1796 г., размах работ в 1809 г. был колоссальным. Фактически это был полномасштабный капитальный ремонт, свидетельствовавший о низком качестве его строительства. При этом следует помнить, что серьезные работы провели летом 1800 г.

Наряду с ремонтом в парадных залах и жилых комнатах, привели в порядок и территорию вокруг Александровского дворца. Так, были приведены в порядок ступени и пандусы 1-, 2- и 3-го подъездов. Площадка внутреннего двора, отделенная рядом колонн, была заново «устлана мраморными орлеанскими плитками».[60 - Эта мраморная плитка заменила уложенную в 1798 г. и прослужила с 1809 по 1892 г., когда ее убрали с пространства открытого зала за колоннадой. Тогда же за колоннадой разбили два цветника, расположенных по сторонам частично восстановленной мраморной площадки, против центрального входа во дворец. При Николае II цветники убрали, оставив только «английские» газоны. См.: Яковлев В.И. Александровский дворец-музей. С. 75.] Своды подвала «под оной площадкой» были «сделаны вновь». Крыша над колоннадой и люки – починены и выкрашены три раза «зеленою краскою ярью медянною». Кроме этого, «весь дворец выштукатурен, изукрашен и положены лепные медальоны, на колонны лепные капители». Там, где был маленький спуск из Углового кабинета, сделали новое крыльцо. В подвале дворца выкрасили все рамы и двери.[61 - РГИА. Ф. 487. Оп. 19. Д. 1714. Л. 37 (О принятии Александровского дворца в ведомство Царскосельского правления. 1809 г.).]

Объемы капитального ремонта были столь значительны, что к ноябрю 1809 г. имелись и неоконченные работы. Впрочем, их было немного. Например, в бане, в подвале левого флигеля дворца, не положили на стены штукатурку «по причине сырости», на первом этаже дворца не застеклили окна (!!!) «по неимению стекол» и на новый спуск из Углового кабинета не поставили новую решетку. Недоделки завершали уже в 1810 г. Для этого Царскосельское Дворцовое правление отпустило к отделке «тамошнего Нового дворца из имеющегося в наличности материала… рижского алебастру 3500 пуд…».[62 - Там же. Д. 1931. Л. 2 (Об отпуске из Гоф-интендантской конторы денег за алебастр для отделки Александровского дворца. 1810 г.).]

В ходе ремонта Александровского дворца в 1809 г., видимо, прошли и перепланировочные работы. По крайней мере 20 сентября 1809 г. Александр I запросил сведения о количестве комнат в Царскосельском[63 - В Царскосельском дворце «состоит комнат в Старом большом в нижнем этаже 74, в среднем 65, в медзамин 48, под колоннадой 25. В новом флигеле в 4 этажах 60. В циркульконференциях 64. Итого 336. всего в обеих дворцах 413 комнат». См.: Там же. Д. 1756. Л. 4 (О количестве комнат в Александровском дворце. 1809 г.).] и Александровском дворцах. Уже 22 сентября архитектор П.В. Неелов подготовил исчерпывающий ответ, указав, что в Александровском дворце в среднем и верхнем этажах 77 комнат.[64 - Там же.] Напомним, что в различных документах количество комнат в Александровском дворце колеблется от 76 до 81.

За чистоту в комнатах Александровского дворца и в Кухонном корпусе отвечал специальный чиновник – «комиссар по дворцовой чистоте». Эта «чистота» включала как безупречное санитарное состояние производственных помещений Кухонного корпуса, так и отсутствие пыли в парадных залах Александровского дворца. Когда в 1810 г. комиссар по дворцовой чистоте, губернский секретарь Малышев, отвечавший за «заготовление дров, внутреннюю чистоту, дворцовые кухни и комнаты при них», пожелал сменить должность, то им была составлена передаточная «Опись о материалах и вещах, для дворцовой чистоты поступивших от Малышева к Петрову». В этой описи значились разные, но очень полезные вещи: безмен двухпудовый, лопаты, скребки, щетки и пешни, различные веники и щеточки.[65 - РГИА. Ф. 487. Оп. 20. Д. 95. Л. 17 (Об увольнении комиссара по дворцовой чистоте Малышева и об определении на его место Петрова. 1811–1812 гг.).]

Судя по документам, после ремонта 1809 г. Александровский дворец продолжал пустовать. По крайней мере Кухонный корпус «по специальности» не работал. Поэтому в мае 1811 г. граф Ю.П. Литта предписал «придворному часовому мастеру Гейнам и девице англичанке Пичь, отвесть в Царском Селе в кухнях Александровского дворца в верхнем этаже, для помещения их нынешним летом, те комнаты, кои имеют окна в сад».[66 - Там же. Д. 71. Л. 1 (Об отводе разным лицам помещений во дворце и других зданиях на летнее время. 1811 г.).] 23 июня 1811 г. уже Александр I «высочайше повелеть соизволил: камердинеру Парланту для жительства его нынешним летом в Царском Селе, отвесть в Александровском дворце не в верхнем этаже, а в нижнем этаже, покои».[67 - Там же. Л. 15.] 28 августа 1811 г. последовало новое высочайшее повеление: «назначить в Царскосельском Новом дворце, два покоя, для подполковника Менина, который возвращаясь из чужих краев, где он находился для излечения ран, имеет повеление проводить остаток лета в Царском Селе».[68 - Там же. Л. 19.]Добавим, что подполковник Менин прожил в Александровском дворце с 12 сентября по 6 октября 1811 г.

Судя по всему, практика предоставления комнат и покоев Александровского дворца на лето сановникам, чиновникам, офицерам и слугам в качестве летней дачи стала привычной. В апреле 1813 г. гоффурьеру Терентьеву поступило следующее распоряжение: «Назначенный для проживания нынешним летом Его Сиятельства графа Виктора Павловича Кочубея, правый флигель Нового Александровского дворца, нижний и верхний этажи, кроме одной комнаты, занимаемой дневальными придворными служителями… приготовить к удобному помещению Его Сиятельства».[69 - РГИА. Ф. 487. Оп. 20. Д. 559. Л. 1 (Об отводе в Новом дворце покоев для жительства графа Кочубея и генерала Бетанкура. 1813 г.).] Кроме этого, на верхнем этаже Кухонного корпуса поселили служителей графа Кочубея. Таким образом, Александровский дворец «сдавался» не только покомнатно, но и целыми флигелями.

Августин де Бетанкур

В мае 1813 г. гоффурьеру Терентьеву поступило новое распоряжение: «Сверх назначенного для проживания нынешним летом графа В.П. Кочубея правого флигеля Нового дворца. в прибавок к оному еще три комнаты в верхнем этаже того ж дворца, которые были занимаемы камердинером Крыловым. А для помещения генерал-лейтенанта Бетанкура приготовить в оном Александровском дворце называемые “егоровы” в верхнем этаже комнаты с особою для хода лестницею, также кухню для потребных служителей».[70 - Там же. Л. 8.] Практика «покомнатной сдачи» Александровского дворца продолжалась вплоть до смерти Александра I в 1825 г. Впрочем, иногда во дворце Александр I размещал и именитых гостей. Например, графиня С. де Шуазель-Гуфье, жившая в 1824 г. в Царском Селе, упоминает, что в угловых комнатах второго этажа правого флигеля Александровского дворца имелись апартаменты для гостей.[71 - Кудзевич Л.В. Жители Александровского дворца – императорская семья и ее окружение // Александровский дворец. История. Владельцы. Коллекции: краткое содержание докладов IV Царскосельской науч. конф. СПб., 1998. С. 14.]

Несмотря на то что отремонтированный Александровский дворец «сдавался покомнатно», Александр I продолжал вкладываться как в сам дворец, так и в Александровский парк. Если говорить только о непосредственно прилегающей к дворцу территории, то 6 июля 1811 г., будучи в Царском Селе, Александр I распорядился: «2. Противу оного дворца, со стороны Кузьмина, от одного угла того дворца до другого, поставить маленький деревянный палисадник, который был бы не выше чугунной решетки, окружающий цветочный садик Государыни Императрицы Елизаветы Алексеевны.

В.П. Кочубей. Худ. Ф. Жерар. 1809 г.

На постройку коего сделать два рисунка: один в прямую линию, а другой с концов в прямую, а посредине противу колоннады полуциркульною фигурою. 3. Весь оставшийся от строения Аркады и спуска мусор известной, кирпичной и из пудожского камня, отвесть на площадь к Александровскому дворцу для отделки, как оной, так равно дорог и дорожек в оном саду предполагаемых».[72 - РГИА. Ф. 487. Оп. 20. Д. 87. Л. 1 (Об отделке Александровского дворца, Парнаса и Большого дворцового двора. 1811 г.).]

В декабре 1816 г. по высочайшему повелению Александра I его юношескую библиотеку, составленную Екатериной II и хранившуюся в Александровском дворце, передали по описи в Императорский Царскосельский лицей, «с тем, однако ж, чтобы оная сохранена была и служила для употребления только, а не поступала в собственность Лицея». Библиотека передавалась в Лицей вместе со шкафами красного дерева.[73 - «Шкафы красного дерева со стеклами: один на две стены, состоящий из 5 отделений и 3 небольших одиноких». См.: Там же. Д. 1191. Л. 15 (О передаче библиотеки, находящейся в Александровском дворце, в пользование Царскосельскому лицею. 1816–1818 гг.).] Судя по реестру, составленному в январе 1818 г., книги (всего 165 экземпляров) были распределены по разделам: история, экономика, наука и искусство, философия и эстампы. Все книги были на французском языке.

В 1817 г. в жизни Царского Села произошли знаменательные события. Во-первых, в феврале 1817 г. на должность начальника Царскосельского, Петергофского и Ораниенбаумского Дворцовых управлений был назначен генерал-майор Яков Васильевич Захаржевский. Это был боевой генерал, георгиевский кавалер, прошедший все войны начала XIX в., участник Бородинского сражения и битвы под Лейпцигом, награжденный золотым оружием с надписью «За храбрость». С этого времени началась его не менее успешная карьера хозяйственника, продолжавшаяся почти 50 лет.

Генерал-майор Яков Васильевич Захаржевский

30 апреля 1817 г. князь П.М. Волконский сообщил Василию Пашкову, что «Государь Император повелевает: все хозяйственные распоряжения по Царскосельскому Дворцу, по всем его частям, возложить на управляющего Царским Селом артиллерии генерал-майора Захаржевского, коему и послать из Придворной конторы ведомость всем мебелям в Царском Селе имеющимся, как для поверки оной, так и для составления новой ведомости мебелям, посуды разного рода и столового белья».[74 - РГИА. Ф. 519. Оп. 1. Д. 236. Л. 4 (О предоставлении хозяйственного распоряжения по всем частям Царскосельских дворцов генерал-майору Захаржевскому. 1817 г.).]

Новости
Библиотека
Обратная связь
Поиск