Юрий Иванович
Активная защита

Ну и понятно, что искомую сумму ни в чемодане, ни в иных вещах, ни на теле обыскиваемых бандиты не нашли. Они поняли, что шедшие прямо перед ними пассажиры еще никуда не выходили и пакет перепрятать никак не могли. Все-таки посылка вроде как должна была быть крупной, объемной, от нее так легко не избавишься. То есть уголовники четко осознали: либо их не по тому следу направили, либо в самом деле явная ошибка в определении курьеров.

Но и так просто закрыть это дело и смыться они не могли. Посыпались очередные вопросы, начавшиеся с банального:

– А вообще кто вы такие? И чего вы столько с собой консервов тащите?

Пришлось Чернову им впаивать плохо проработанную, но частично подходящую легенду про родительское наследство, которое, дескать, супруге не досталось из-за злого шурина, который вообще бедную женщину грозился прибить. Мало того, что средств нет, так еще и за жизнь свою переживать приходится. Уж больно шурин злой да мстительный! Вот они и бегут незаметно куда подальше: из Иркутска добрались в Залари на попутной машине, а уже тут решили, что на поезде их никто не заметит и они спокойно доедут до Новосибирска. А там уже, мол, родители самого академика помогут. Правда, себя бедный муж скандальной толстушки не назвал академиком, а представился учителем географии.

Поверили Сергею Николаевичу или нет, уже большой роли не играло. В любом случае, бандитам следовало решать возникшую перед ними проблему. Переглянувшись со своим подельником, седой вышел из купе, приказав бородавчатому:

– Присмотри тут за ними! – И минут пять отсутствовал, разговаривая неизвестно с кем по телефону. Скорее всего, что-то обсуждал со своими подельниками, оборотнями в полицейских мундирах.

Ну а тем уже в любом случае не захотелось светить своими связями с подобными уголовниками, и они решили пойти на крайность. Хотя, может, команды убивать нежелательных свидетелей и не поступало, но вот хоть значительно задержать их в пути, а то и в больнице посоветовали обязательно.

Потому что седой уголовник вернулся в купе с совсем иным видом, примеряя на себя другую, совсем не присущую ему роль:

– Ладно, с командованием я связался и получил приказ высадить вас на ближайшей станции, после чего вернуть обратно в Залари. Если вы с преступником не связаны, вас отпустят и покроют все убытки за счет государства. Так что немедленно встаем и двигаемся в тамбур! Вперед! Вещи пока не трогать!

«Этот тип себя работником прокуратуры возомнил! – шипел в ухе у Сергея и Лилии голос Бокеда. – До станции далеко, скорее всего, постараются столкнуть с поезда на ходу! Но пусть только дверь откроют! Уж там Евгений их угостит своими крачками! Мало не покажется!»

Да и без его подсказок Чернов прекрасно понимал, к чему все идет. Но вида не подал, только и попросил:

– Не переживай, дорогая, все образуется. Сум ку хоть жена может взять?

– Да на здоровье! Двигайте! И ведите себя цивильно! Не советую вам нервировать лейтенанта Глушкова.

Бородавчатый не удержался от ухмылки, когда его вдруг обозвали лейтенантом, но в остальном бдительность только удвоил.

Пока шли к тамбуру, никто им в коридоре не встретился, да и наверняка так было лучше. По глупости или случайному совпадению могли иные невинные люди вместе с проводником пострадать. Если ожидаемая сумма передачи была огромная, то и уголовники могли действовать без страха и оглядки на любые последствия. И опять присутствие духа поддерживал голос знаменитого сыщика:

«Как только дверь наружу начнет открываться, постарайтесь упасть или хотя бы сесть на пол. Все остальное Евгений сам уладит, а там и я следом подойду».

В общем, дальнейшие действия преступников просчитывались на раз. В тамбуре они поставили ошибочно принятых за курьеров супругов к левой двери. За ними неотрывно наблюдал бородавчатый, а лысый своим ключом ловко открыл правую дверь. За мгновение до того, как дверь стала открываться, Лилия мягко просела на пол, а Чернов согнулся вместе с ней, словно под непосильной тяжестью. Тотчас на них был направлен пистолет и разозленный голос воскликнул:

– Чего это вы расселись?!

Дальше стала действовать влетевшая в тамбур крачка. Две яркие вспышки, и два тела со странно почерневшими от дымка головами завалились друг на друга. Не успели притворщики-супруги еще и на ноги встать, как в тамбур вошел англичанин, опустился на колени и сноровисто выгреб все вещи и предметы из карманов преступников в полиэтиленовый кулек. Потом вскочил на ноги и всего несколькими движениями вытолкал не подающие жизни тела в промозглую сырость мельтешащего ливня. Следом за телами от удара ноги улетел и пистолет. На такой громадной скорости даже тренированный человек, спрыгивая целенаправленно, грозил переломать себе все конечности, так что экстремальная высадка обнаглевших уголовников наверняка окажется последней в их бренной жизни. Затем Чарли закрыл дверь, внимательно осмотрелся и саркастически хмыкнул:

– Ну и попутчики стали попадаться! Пока их не вытолкаешь на свежий воздух, такие нудные порой бывают!..

– А они хоть живы останутся? – заволновалась Монро, вздрагивая и моргая в испуге расширенными глазищами.

– Скорее всего, нет. Евгений говорит, что уже при ударе разрядником у них мозги прожарило насквозь. Крачки-то мокрые были, сила атаки никак не регулировалась, так что… Да и чего переживать? Как говорят русские: шакалу – шакалья смерть. Правильно?

– Не совсем верно в словесности, но мнение такое бытует однозначно. – Только сейчас Чернов позволил себе вытереть пот со лба, тем самым признавая, насколько он волновался и переживал. – Ну и кто бы мог подумать, что такое в жизни может случиться?

– Кто, кто! Конечно же я! – ворчал Бокед, уже двигаясь по коридору вагона. – Следовало все продумать более тщательно и все-таки выбираться на вокзал более крупного города. А тут у вас прямо гангстерские страсти кипят в стиле Дикого Запада. В кино такого не увидишь: то вертолеты, то пещеры, то вагонные тамбуры. И везде только сплошные трупы! – Последние слова он уже негромко восклицал, закрыв дверь купе и усевшись на место нежданно сошедших пассажиров. Кулек с вещами он водрузил на стол и поощрил академика: – Давай помогай выяснять, кто такие и куда ехали.

Ну, кто такие, даже паспорта сказать не могли, хотя запрос по связи сразу ушел Найденышу. Также инопланетянин незамедлительно стал выискивать имена дежуривших с утра на вокзале полицейских и более глубже рыть под Александра Мещенко. И все это делалось с единственной целью: сбить со следа возможную погоню и в полном спокойствии доехать троице экспертов хотя бы до Новосибирска. Ведь если оборотни в погонах начнут волноваться за своих пропавших подельников, то могут поднять переполох по всему пути следования поезда. Тогда за полтора суток чего только не случится в этом вагоне дальнего следования.

Куда ехали уголовники, выяснилось по найденным у них билетам: в любом случае, они собирались сойти с поезда всего через три станции. Так что времени еще вроде как хватало, и даже зашедший перед первой остановкой проводник не слишком обратил внимание на отсутствие у него в вагоне двух пассажиров. На свой вопрос получил вполне уместный ответ:

– А, эти двое? Так сразу же в вагон-ресторан подались. Тем более что и вещей у них никаких при себе не было.

Проводник лишь глянул в свою книгу с закладками и буркнул:

– Да эти типы все равно скоро сойдут, в ресторане в такую рань еще и делать нечего. Залетные, не иначе.

То есть с его стороны к экспертам претензий никаких не возникнет. Так что раньше всего могут заметить тела на обочине дороги машинисты проходящих поездов. А то и сами «тела» очухаются после удара током, да и двинутся пешком к ближайшему населенному пункту. С таких живчиков и не такое станется. Но как уж там все сложится, даже хваленое предвидение англичанина подсказать не могло.

Пока проводник проверял билеты и выдавал постельное белье, Чарли успел сходить к титану с горящим углем да сжечь там трофейные паспорта бандитов вместе с билетами и оба мобильных телефона. А то мало ли вдруг с какой проверкой полиция на ближайшей станции нагрянет. И вот только после этого успокоились, пересчитали доставшиеся деньги и стали рядить, как их использовать.

– Не густо, но на два отличных обеда в вагоне-ресторане нам хватит, – прикинул Чернов. – Может, и на ужин останется. С другой стороны, еще следует до аэропорта в Новосибирске добраться и там по пути что-нибудь горяченького перехватить.

На что знаменитый сыщик похвально кивнул:

– Значит, спокойно поглощаем запас наших консервов.

Желавшая что-то сказать Монро лишь закрыла рот и печально вздохнула: за последние дни ее сильно разбаловали приготовленной в очаге сруба или на открытом костре горячей пищей, но все равно поесть от всей души в ресторане, с обилием приправленных майонезом салатов, толстушке хотелось неимоверно. Хорошо хоть два сдерживающих фактора имелось: наличные деньги им в самом деле понадобятся в Новосибирске, и уж очень хотелось восстановить у себя собственное здоровье. А инопланетянин не раз твердил: «Если будешь и дальше предаваться обжорству непомерному, так безразмерной и останешься!» Никакие, мол, умения паранормальные не помогут.

Хорошо хоть консервы и галет с собой в дорогу набрали с запасом. А вместо горячего блюда вполне может сойти заказанный у проводника чай. Так что путешествие дальше прошло без особых эксцессов. Только и приходилось, что заказывать чаек, дремать между приемами пищи да порой обсуждать поступающие от Найденыша новости. А тот развернулся со всей мощностью доступных ему сил и возможностей эскалибура.

Вначале раскопал-таки, кто такой Александр Мещенко на самом деле. Как оказалось, тот являлся связующим звеном между местными наркоторговцами. В его обязанности входило собрать деньги у мелких продавцов, превратить деньги в валюту, а потом переправить кому следовало через прибывающие пары курьеров. Понятно, что и у него имелись не только простые недоброжелатели, но и конкуренты, мечтающие заполучить в свои руки как весь рынок сбыта наркотическим ядом, так и выйти по каналам на главных поставщиков. Вот другая банда и вознамерилась взять все дело в свои руки. В этом большое подспорье оказали оборотни в мундирах, оказавшиеся на службе у еще одного криминального авторитета. Они взяли под полный контроль всех подозрительных лиц как на вокзале, так и на автобусных станциях. Их коллеги пытались перехватывать машины, которые наведывались в Залари из других областей. Ну и наконец перехватили известие, что к Мещенко прибыла пара курьеров и дальше отправится с огромной суммой валюты. И какое бы презрение ни вызывала скандалящая на перроне парочка, их проверили, а непосредственное признание, что они гостили у Сашки, решило все.

Схема действий подельников была очень проста: реквизировать деньги прямо в поезде, а там и концы в воду. Попутно, может, и адресок получателя взять. За такой прокол конкурен та сожрут его же покровители, и весь рынок наркоты окажется в нужных руках.

Не повезло им, нарвались на команду экспертов, у которых в союзниках с недавнего времени оказалось уникальное, непобедимое и всемогущее детище сойшенхов. Оно могло подключаться к любым спутникам и перехватывать управление любым оружием, могло подслушивать любые разговоры и применять собственные силы для детонации любого заряда в любой точке планеты, могло просто ударом многотонной кувалды уничтожить физически десяток, а то и сотню мелких преступников подобного типа. Просто раньше перед эскалибуром такая задача не ставилась, а сейчас пошла: сделать все, чтобы отвлечь внимание от путешествующих на поезде тройки экспертов.

И робот-завоеватель уже через пять минут выдал готовое, наиболее оптимальное решение. Евгений посоветовался со старшим братом и с друзьями, и через четверть часа программа на устранение преступной группировки стала действовать. Первым делом все три оборотня в погонах, действовавшие на вокзале, получили по мобильным телефонам приказ от своего шефа немедленно прибыть к нему в особняк. Подделывать голоса, пользоваться любыми каналами связи и блокировать их у эскалибура получалось преотменно. Немало озадаченные таким приглашением полицейские тем не менее мешкать не стали, нашли себе подмену на дежурстве и поспешили на точку рандеву. Но пока они туда добирались, про них уже разносилась страшная весть по всему городу. Дескать, в данный момент они грабят и убивают криминального авторитета в его особняке.

И когда они добрались на место встречи, то пару минут не могли сообразить, что делать и кого звать на помощь: особняк пылал как соломенный, невзирая на обильно хлещущий грозовой ливень. Эскалибуру не доставило труда взорвать хранимые в доме боеприпасы и поджечь немалые запасы дизельного топлива. Горело так сильно, что спасти никого не удалось.

Зато прибывшие пожарные и местная ФСБ сразу вычленили среди зрителей растерянных полицейских – кураторов вокзала. А на них уже пришла разыскная ориентировка. Вот оборотней в погонах на «горячем» месте преступления и повязали. Естественно, что даже под самыми настойчивыми допросами они, без всякого сговора между собой, боялись хоть словом вспомнить про странную супружескую парочку, посланных за ними убийц и мышиную возню против посредника наркомафии Александра Мещенко.

А этого времени эскалибуру хватило, чтобы доставить, вернее, проследить за безопасным прибытием трио экспертов в аэропорт Новосибирска, а попутно еще и уничтожить злополучного Мещенко вместе с десятком мелких розничных торговцев ядовитым дурманом. То есть последняя уголовная мелочь попала под каток репрессий чисто в целях профилактики и в назидание им подобным группировкам. А чтобы никаких сомнений у народа не оставалось, что, да как, да по какой причине, Интернет запестрел как подробными сведениями о покойных преступниках, так и угрозами всем, кто вознамерится пойти по их следам противоправной деятельности.

Самое удивительное, что простой народ воспринял первый толчок, а затем и массовую пропаганду борьбы с наркомафией как должное. И так мощно, собранно и дружно наподдал со своей стороны, что чуть позже некоторые средства массовой информации сравнили события по всей протяженности Западно-Сибирской железной дороги с культурной революцией. Название этой революции тоже появилось соответствующее: Сибирская Оздоровительная.

А что, сибиряки они такие: если разойдутся да возьмутся гадость искоренять в своем роду, то основательно выжигают всю заразу каленым железом до последнего корешка.

Глава девятая

Лиходеи. Европа. Репетиция. Конец июля 2012

Волхв Светобор, невзирая на свои пятьдесят пять лет, так в глубине души до сих пор и оставался настоящим ребенком. Ни знание жизни, ни философский склад ума, позволяющие четко и правильно излагать собственные мысли, не истребили в нем тягу к сказке, чуду, волшебству и древней, мистической магии. Ни пионерские годы с их советским псевдопатриотизмом, ни комсомольская молодость, во времена коей заставляли учить и конспектировать основы марксистско-ленинского материализма, не смогли задавить ростки веры, которые заложил в нем старый прадед еще в пятилетнем возрасте. Да и как забыть слова могучего, седобородого старца, который неоднократно твердил русоволосому малышу:

– То, что творится сейчас вокруг нас, – неправильно. Только великий род имеет право руководить жизнью в общине. Только настоящие волхвы имеют возможности и умения воспитывать подрастающие поколения. Только матери рода обладают познаниями, как правильно строить семью и растить подрастающее поколение. В эти дела никто не имеет права вмешиваться. Ни государство, ни коммунисты, ни прочие, навязанные нашему народу пришлые религии.

Дед еще много чего говорил своему правнуку, подспудно настраивая его к восприятию, единению с ведичеством. Хотя оставалось только удивляться, как этот седобородый ветеран в те нелегкие времена умудрился не окончить свою жизнь в концентрационных лагерях или тюрьме. Подобных реликтов славянского народа искореняли всем миром как самое страшное, опасное для системы насилия зло.