Николай Романов
Завоеватель

Завоеватель
Николай Романов

Избранник #5
Если судьба твоей матери снова стала тебе неизвестной, требуется разобраться, не обманывали ли тебя прежде… Если ты намерен в скором времени сразиться с врагами Росской империи, тебе необходимо приобрести внешнеполитических союзников… Если ты хочешь привязать новых друзей к себе покрепче, придется породниться с их правителем…

Но если тебя зовут Остромир Романов и ты, оставаясь «росомахой», должен быть императором, тебе придется подставлять под удар близких и убивать невинных…

Николай Романов

Завоеватель

Тем, кто всегда рядом

Когда незнающий избранник
Свой путь во мгле пустой найдет,
Дотоле незабвенный странник
В страну забвения уйдет.

    О. Приданников

Тут и вера нужна, и удача…
Отступать тебе, брат, не с руки…
Да, нелегкая это задача —
Собирать под знамена полки!

    О. Романов

Пролог

– Наш агент из окружения великого князя Владимира сегодня вышел на связь, Вершитель, – доложил Кен Милтон.

– И что сообщает?.. – Бедросо с трудом сглотнул комок, пожелавший вдруг поселиться в горле.

– Он у нас там единственный, кого удалось завербовать, и должен был прервать молчание только в одном-единственном случае. Когда Великий князь решится, наконец, на мятеж. Владимир решился. Он просит у нас экстренной помощи.

Слава Святому Рону!

Теперь Вершитель с неменьшим трудом скрыл улыбку, ибо новости оказались сногсшибательно-хорошими.

Правда, сейчас предстояло принять судьбоносное решение. Или не принять его.

Тим Бедросо никогда в жизни не совершал необратимых поступков. Именно это качество собственного характера позволило ему столько лет возглавлять Великий Мерканский Орден. Да плюс хорошо развитая интуиция…

А интуиция проснулась немедленно. И настойчиво подсказывала не спешить.

Хороши ли новости, если подумать получше? И слава ли Святому Рону?! Может, Ксену их побери, этаких сногсшибательных?!

Впрочем, особого энтузиазма в голосе руководителя Офиса Добрых Дел тоже не ощущалось.

– Что вас смущает, Капитан?

– Покушение-то на бастарда не удалось, – сказал Кен Милтон, и лицо его приняло виноватое выражение. – После того как он объявил в стране чрезвычайное положение, это стало окончательно ясно.

– Да, согласен с вами, бастард уцелел… – Вершитель Бедросо побарабанил пальцами по крышке стола. – Понять бы – почему… В чем причина провала наших планов?

Капитан Офиса Добрых Дел пожал плечами.

Сказать ему на сей раз было нечего.

Вершитель продолжал барабанить. В отличие от собеседника, у него имелось что сказать, но поворачивать разговор в такое направление было абсолютно бессмысленно – он чувствовал: вешать собак на Милтона сейчас несправедливо. И неумно. Это вам не провал с розысками графини Шуваловой, которому когда-то не придали должного значения…

Нет, тут все иначе! Операция по заброске старшей дочери покойного росского императора в стан врага сотрудники Офиса провели самым блестящим образом. Как и было задумано… Мало того, что подсунули живую бомбу под самый нос бастарда, так еще и со всей определенностью выяснили, что у россов появилась возможность пробивать в гиперпространстве рукотворные римановы туннели. Такая определенность дорогого стоила. Не будь ее, Вершитель сейчас не ломал бы голову над дилеммой – оказывать немедленную военную помощь великому князю Владимиру или подождать, пока обстановка прояснится получше…

Последовал бы немедленный приказ командующему орденского флота решительно рвануться, в случае необходимости, на вражескую территорию, в район базы «Змееносец», где базировались корабли адмирала Павла Барятинского, давно готового принять сторону Владимира. О поддержке Великого князя со стороны адмирала было известно доподлинно, так что время собирать бананы наступило. В случае смерти нынешнего императора брат прежнего автоматически становился главным претендентом на росский престол. Тут и вообще могло обойтись без прямого военного вмешательства. Просто старая добрая гражданская война! Никакой интервенции, господа!..

Но…

Но!

Живая бомба, подкинутая на Новый Санкт-Петербург, по неизвестной причине не сработала. То ли росские специалисты своевременно обнаружили ее и сумели изъять из тела фальшивой бастардовой матери, не дав ИскИну включить режим самоуничтожения, то ли…

Других объяснений случившегося существовало немало.

Точная информация могла быть получена, кабы ИскИн докладывал своим хозяевам о складывающейся рядом с ним обстановке, но от докладов было решено отказаться изначально – опасность разоблачения живой бомбы в такой ситуации возрастала стократно.

В общем, что-то там не срослось, и бастард оставался жив…

И Кен Милтон ожидал сейчас от Вершителя привычного разноса.

– Ладно, Капитан! Уже одно то, что мы теперь знаем о новом техническом уровне модернизириванного росского флота, немало. Ликвидация бастарда – Ксену его побери! – была бы откровенным чудом. Святой Рон не предоставил нам такого подарка… Давайте-ка подумаем, как нам отнестись к просьбе Великого князя Владимира!

Милтон, поняв, что разноса не будет, на мгновение обрадовался. А потом удивился.

– Что значит – как отнестись, Вершитель?! Мы же всю операцию с императорской дочкой затеяли в расчете на то, чтобы Великий князь поднял мятеж! Так разве ж мы можем отказать Владимиру в помощи теперь, когда он, наконец, решился! Тем более в такой момент, когда, в придачу ко всему, и Засекин-Сонцев, советник бастарда по безопасности, погиб. Такой ведь подарок нам Святой Рон предоставил…

Вершитель молчал, глядя куда-то сквозь противоположную стену кабинета.

– Знаете, что я думаю, Капитан, – сказал он после минутного молчания. – Столь своевременная для нас смерть господина Засекина-Сонцева мне как раз очень и очень не нравится. Слишком уж она своевременна!.. Таких случайностей не бывает! Подобные случайности чаще всего не от Святого Рона, а от человека-противника.

Милтон снова распахнул глаза:

– Вы думаете, смерть советника по безопасности – дезинформация росских спецслужб, Вершитель?

– Это вряд ли! – Бедросо непривычно мягко улыбнулся. – Разве есть основания предполагать подобное? С какой целью может быть распространена подобная дезинформация? Не вижу смысла!

Капитан Офиса Добрых Дел тоже подумал некоторое время. Потом согласно кивнул.

– А вот обращение великого князя за помощью к нам вполне может быть дезинформацией.