Александр Валентинович Рудазов
Война колдунов. Книга 1. Вторжение

– Повинуюсь, повелитель Ригеллион, – поклонился колдун в красном плаще.

Король Обелезнэ неотступно смотрел в подзорную трубу. Колосс Стузиана был одной из козырных карт, прибереженной Рокушем… но теперь ход сделан, и карта открыта.

Каков будет ответ колдунов?

То, что он будет, сомнений не вызывает – если серые чего-нибудь срочно не предпримут, через пятнадцать-двадцать минут Колосс Стузиана громыхнет еще раз. А потом и еще, и еще, и еще. Дальность стрельбы этой циклопической бомбарды так же велика, как она сама. От ее фугасов не спасешься, просто отступив за горизонт. Канониры всего лишь произведут перерасчет и поменяют наводку.

– Граф, прикажите увеличить дистанцию, – приказал король. – Колдуны худо-бедно способны защитить самих себя… но посмотрим, сумеют ли они растянуть эти волшебные щиты на все свое войско.

– Уже распорядился, ваше величество! – отдал честь комендант. – Покорнейше прошу простить – тоже об этом подумал и взял на себя смелость упредить повеление вашего величества!.. Готов принять наказание за самоуправство!

– За самоуправство – официальное порицание, разумным действиям – моя личная похвала, – коротко распорядился Обелезнэ Первый. – Продолжайте в том же духе, граф.

Потекли минуты. Кажется, что серые не проявляют даже малейшей активности – ни звука, ни шороха. Маршал Ригеллион спокойно стоит на ровном месте, скрестив руки на груди. Единственный глаз не отрывается от дальнозорного кристалла.

Король Обелезнэ погладил тонкие усы, безуспешно пытаясь догадаться, что замышляет главнокомандующий серых. Куда он там смотрит?..

– Воздух!.. – гаркнул рослый фузилер, разряжая ствол.

Ему ответил гневный рык раненого вемпира – ужасный зверь пал из поднебесья, разрывая рокушцу горло, и тут же забил крыльями, поднимаясь обратно. Рядом взметнулось облако зеленоватого тумана – кислотная граната. Воедино слились плеск, шипение и предсмертные крики. Колдун в седле летучего чудовища язвительно захихикал, доставая из поясного отделения еще бутылочку – ярко-красную.

Воздушный кавалерист оказался не одинок. Над Рокат-Каста объявились целых семнадцать вемпирских всадников. Прямо из ниоткуда объявились – еще минуту назад небо было совершенно чистым.

Возможно, серые пролетели невидимками. Возможно, перебросили свою кавалерию магическим каналом. Возможно, применили еще что-то. Защитников крепости не особо интересовал конкретный способ.

Проявить любопытство можно и потом – сейчас не до этого.

– Серебром – пли! – прорычал бомбардир-капитан, возглавляющий баллистическую роту. – Еще – пли!

Тяжелые чугунные копья с посеребренными наконечниками-серпами изрешетили воздух, разрезая вемпиров надвое. Эти твари, малочувствительные к обычным ранам, смертельно боятся серебра.

Три колдуна с дикими криками понеслись вниз. Двое шлепнулись на каменные плиты, расплескавшись кровавыми брызгами, третий же, в зеленом плаще, на полпути сотворил сложный знак и благополучно устремился ввысь.

– Откушайте песочку! – насмешливо выкрикнул он, выкидывая ладони.

Сразу четверо фузилеров и один бомбардир упали наземь, выгибаясь в ужасных корчах. Изо рта и ноздрей несчастных потоком хлынул ярко-желтый мелкозернистый песок. Дзайбах Песчаный хохотнул еще раз, глядя на мучения своих жертв, и раскинул руки, от души наслаждаясь свободным полетом в поднебесье.

Но уже в следующий миг спину Дзайбаха пронзила резкая боль. Опустив голову, он удивленно уставился на фонтанчики крови, брызнувшие из аккуратных пулевых отверстий.

– Полиция Сан-Франциско, вы арестованы! – донеслось сзади одновременно с еще одной пулей, пронзившей затылок.

Не в силах больше удерживаться в воздухе, Дзайбах Песчаный понесся вниз. Благодаря колдовской силе он остался в сознании даже с пулей в затылке, поэтому сумел увидеть того, кто его убил. Миловидную девушку, свободно парящую на ветру.

Мешок за ее спиной явственно шевелился.

– Вы имеете право хранить молчание! – крикнула ему вслед Ванесса, делая крутой вираж и заходя на посадку. – Понял меня, урод?!

Дзайбах Песчаный ее уже не услышал – врезался головой в каменную плиту и обмяк. Из рукавов и штанин заструились потоки песка.

– Брякнулся, – сказал сам себе Логмир, задумчиво хрустя чипсами.

Ружейная пальба и колдовские вспышки заполнили воздух густым туманом. Над центральным бастионом Рокат-Каста повисло дымное облако, в котором мелькали силуэты всадников на вемпирах. Время от времени в один из таких силуэтов врезалось длинное копье-серп, и тот падал, рассеченный надвое.

– Еще один, – проследил за полетом очередного Логмир. – Интересно, а этот брякнется или наколдует чего-нибудь?

Пистолет Ванессы изрыгал пулю за пулей. Реакция ветряного элементаля за спиной заметно превосходила реакцию вемпиров и их всадников – те даже не успевали осознать, с кем имеют дело.

То, что среди рокушцев тоже есть кто-то, умеющий летать, стало для них настоящим сюрпризом.

Правда, обычные свинцовые пули доставляли вемпирам лишь легкое раздражение, а большинство колдунов прикрывали себя защитными полями, но шороху Вон таки навела немало. Удивительно, но особенно помогали ее истошные вопли – вемпиры шарахались от этого дикого визга и тут же попадали под артобстрел бомбардиров.

– Браво, маркиза! – негромко хлопнул в ладоши Обелезнэ Первый, стоящий в окружении Черных Драгун. Гвардия взяла короля в кольцо в тот же миг, когда в воздухе появился первый колдун. – Барон, серые меня слегка разочаровывают. Чего они намереваются добиться такой атакой – лишить меня сотни-другой солдат? Не слишком ли мелко?

– Да уже вроде разлетаются, ваше вели… ваше величество!!! – в ярости крикнул Джориан, перевешиваясь через стену. – Ваше величество, глядите!

Король посмотрел туда же, и его кулаки невольно сжались. Вемпирская кавалерия всего лишь выполняла отвлекающий маневр – а на стене в это время происходила настоящая атака.

Вражеский колдун подобрался к стенам в облике безобидного коня. В другое время на него обратили бы внимание, но когда с небес нападают вемпиры, становится не до лошадей.

Другое дело, когда лошадь вдруг превращается в нечто невообразимое…

Ужасное чудовище, похожее на громадную гусеницу с лапами богомола, вскарабкалось по гладким камням, сунуло хобот прямо в жерло Колосса Стузиана, и в настоящий момент щедро извергало дурно пахнущую бежевую пену. Та затвердевала почти мгновенно.

Очень скоро исполинскую бомбарду плотно заткнула пробка из чего-то вроде парафина.

– Огонь по той твари! – скомандовал Джориан, первым подавая пример.

Рокушские пистоли и фузеи изрешетили заметно похудевшую гусеницу шквальным огнем, но та лишь злорадно забулькала. Из спины монстра высунулись два костяных ствола, и трое гвардейцев попадали навзничь – кожа стекла с лиц подобно тающему воску.

Сделав еще несколько плевков по защитникам крепости, чудовище отрастило четыре огромных слюдяных крыла и тяжело взмыло в воздух, удаляясь к лагерю серых. Перепачканный в пене хобот заколебался, трансформируясь в безобразное, но почти человеческое лицо.

– Задание выполнено, повелитель Ригеллион, – проскрежетал Скайлер Тысяча Лиц, приземляясь перед одноглазым маршалом.

– Да-да, хорошая работа… – рассеянно отмахнулся тот.

– Но мы потеряли несколько голубых плащей и даже одного зеленого.

– Кого волнуют эти лемминги? Они немногим ценнее обычных мушкетеров. Главное – что этот огромный котелок теперь безвреден.

– Может быть, все-таки стоило уничтожить его необратимо? Я бы мог…

– Нет, достаточно. Завтра этот город будет наш, эта крепость будет наша, и эта их пушка тоже будет наша. Руорк мне не простит, если я лишу его такого трофея. Реймако!

– Я здесь, повелитель! – молодцевато улыбнулся Реймако Балетмейстер.

– Следующий ход за тобой. Беймбол, приготовься, ты сразу за Реймако.

– Будет исполнено, повелитель! – прогундосил Беймбол Сосунок, вываливая язык наружу.