Мария Куприянова
Власть последнего Хранителя

– Мне нечего больше тебе сказать, – откашлявшись, закончил отец. – Что бы ты ни решил, знай, что мы с матерью будем уважать твое мнение.

Коля молчал. Он чувствовал, что весь окружающий привычный мир летит в пропасть. Он так надеялся, что его родители рассмеются, успокоят его, скажут, что в жизни большей ерунды не слышали. Но вот так взять и признать существование если и не множества, то уж точно еще одного параллельного мира и фантастическое появление его самого на этой земле, а что самое страшное, подтвердить реальность этого незнакомца в черном плаще, который, возможно, убил родных ему людей! В этот момент он понял, что у него уже не осталось выбора. Он почувствовал себя шариком в крутящейся рулетке жизни: он попал в ячейку и уже не мог оттуда выбраться. Его судьба определилась, а он не знал, на красное он попал или на черное, выиграл или проиграл. Знал только, что не сможет жить дальше, не узнав того мира, который был его родиной, не узнав судьбы своей семьи. Обратившись к отцу, он произнес:

– Тогда на мне был медальон с зеленым кристаллом. Где он?

Игорь смутился:

– Мы закопали его на старом участке, в Дружном. В том самом месте, между двумя соснами, где открылось «окно».

– Я должен найти его. Кто купил ту дачу?

– Никто, – подала голос Рита. – Мы пытались продать ее, но все как будто чувствовали, что здесь что-то не то. Мы сказали всем, что продали ее, чтобы не было никаких вопросов, почему мы туда не ездим.

– Где ключи от нее?

– Может, не надо? – робко попросила Рита.

– Надо, – твердо сказал Николай. – Я должен поехать туда.

Игорь поднялся и вышел с кухни. Вернулся он, неся в руке связку ключей.

– Вот держи. Если вздумаешь отправиться в свой мир, – он запнулся, – знай, что мы тебя любим и будем ждать всегда.

– Я вас тоже люблю, и, что бы ни случилось, вы всегда останетесь моими настоящими мамой и папой. – Коля встал, обнял отца и поцеловал мать.

– Ты ведь не собираешься ехать прямо сейчас? Уже довольно поздно, – заволновалась Рита.

– Если я не уеду сейчас, то, возможно, никогда не решусь, – пробормотал Коля. – К тому же сейчас только восемь вечера, через час я уже буду там. Это ведь совсем недалеко от Москвы.

– Удачи тебе, сынок, – упавшим голосом сказал отец, мать зарыдала.

Не в силах больше смотреть на это, Коля вышел в коридор, погладил сидящего там Феликса, оделся, взял ключи от машины и закрыл за собою дверь.

Глава 5

Николай довольно быстро добрался до нужного места. Среди недели машин в этом направлении ехало мало, хотя ему пришлось немного постоять в пробке на выезде из Москвы. При подъезде к Дружному он еще раз взглянул на написанный на листе бумаги адрес дачи и понял, что без помощи местных жителей ему не обойтись. Как раз в это время он заметил на перекрестке круглосуточный магазинчик.

Выйдя из машины, он с удовольствием вдохнул свежий весенний воздух, толкнул дверь и вошел. За прилавком сидела дородная продавщица, читала журнал и грызла семечки. При звуке открываемой двери она подняла глаза и с интересом уставилась на Колю.

– Добрый вечер! – улыбаясь, сказал Николай.

– Добрый! – ответила женщина, все еще сверля взглядом незнакомого ей молодого человека. – Что вы хотели?

– Простите, не подскажете ли, как проехать на Сосновую улицу?

– А вам какой дом-то нужен? Я скажу, с какой стороны удобнее подъехать, – громко сказала она, сплевывая шелуху себе в руку.

– Тридцать девятый, – произнес Коля, сверившись еще раз с бумажкой. Когда он вновь посмотрел на продавщицу, то с удивлением заметил, что та побледнела.

– Тридцать девятый? Именно тридцать девятый? – еще громче переспросила она. Ее нижняя челюсть ушла куда-то вниз.

– Да, а в чем, собственно, дело? – осведомился Коля.

Продавщица, забыв про семечки, начала усиленно махать руками, отчего очистки посыпались в разные стороны.

– Зачем тебе туда надо? Уезжай, этот дом проклят!

– Что вы говорите? – с интересом заговорил Николай. – Это отчего же?

– Там живут духи! – жутко закатив глаза, произнесла женщина. – По ночам они воют.

– Может, это просто собаки?

– Что ты! Все животные обходят это место стороной, туда даже птицы не залетают!

– Это откуда же у вас такие познания об этом участке? – с улыбкой спросил Коля.

– Нечего тут ухмыляться, – рассердилась продавщица. – Если хочешь, езжай туда, но не говори потом, что добрые люди тебя не предупреждали!

– Извините, я не хотел вас обидеть, – все еще улыбаясь, сказал он. – Спасибо за информацию, но, согласитесь, в наше время мало кто верит в привидения и духов.

– Один раз я проходила мимо того дома, – уже тихо заговорила женщина, что само по себе насторожило Колю, – мне этого хватило на всю жизнь. Аура там черная, или называй как хочешь. Плохое это место, очень плохое. Не ходят туда люди, особенно на ночь глядя.

– Боюсь, я должен туда попасть, – задумчиво сказал Коля, а потом добавил, уже веселее: – У вас не найдется руководства по изгнанию призраков?

– Боюсь, что нет, – натянуто улыбнулась продавщица.

– Тогда мне, будьте добры, пачку свечей, спички, две бутылки минеральной воды, банку кофе и сахар.

– Пожалуйста, только сомневаюсь, что это поможет избавить твое жилище от духов. – Продавщица сложила все в пакет. – Счастливо тебе. На обратном пути обязательно заходи. Если, конечно, вернешься, – немного подумав, добавила она.

– Спасибо за напутствие, только я еще не знаю, куда ехать. – Коля посмотрел на женщину, она на него, и неожиданно оба рассмеялись.

– Давай сюда твою бумажку, я нарисую, как лучше подъехать.

Продавщица нарисовала довольно толковую схему, и вскоре Коля остановил свою «восьмерку» напротив калитки с цифрой 39. Посидев в машине, словно собираясь с духом, он наконец вышел наружу и огляделся. Стоящий перед ним дом был последним на улице и примыкал непосредственно к лесу. Вокруг никого не было, даже собак и кошек. Непривычная тишина звенела в ушах, изредка прерываемая шелестом листвы и скрипом вековых стволов.

Коля подошел к воротам и вставил ключ в замок. На удивление тот очень легко провернулся в скважине, и двери открылись, как будто только его и ждали. Он загнал машину во двор и закрыл ворота. Свет, падающий от уличных фонарей, терялся в глубине довольно большого участка, где виднелись темные очертания дома.

Николай достал из машины пакет с покупками, фонарик и, освещая себе путь, побрел вглубь. Вокруг царило полнейшее запустение. Тропинка, если это была она, сплошь заросла травой. Пару раз он задел лицом свисающую с деревьев паутину и чуть не упал, споткнувшись о вылезший на поверхность корень. Через некоторое время он подошел к дому – небольшому двухэтажному бревенчатому строению. Внизу окна были заколочены, стекла на верхнем этаже разбиты. С крыльца свисали клочья высохшего растения, которое когда-то, по всей видимости, оплетало крышу крыльца и давало тень в яркие, солнечные дни. Коля посмотрел наверх – электрические провода были оборваны. «Хорошо, что у меня есть свечи», – подумал он.

Теперь стало понятно, почему местные жители обходили стороной это место. В самой здешней атмосфере царило какое-то напряжение. С трудом можно было поверить, что когда-то его родители могли здесь спокойно отдыхать. Сейчас тут все казалось каким-то неправильным, чужим. Это беспокойство и раздражало, и пугало одновременно.

Он приблизился к крыльцу и положил пакет рядом со ступеньками. Осветив замочную скважину, он вставил ключ и отпер входную дверь. Та со скрипом отворилась. Внутри было так темно и холодно, что все его тело покрылось мурашками. Казалось, что эта тьма вот-вот вырвется наружу, окутает его с головы до ног и он утонет в ней. «Прямо как в фильме ужасов, – подумал Коля. – Я всегда удивлялся, какой черт несет главных героев в старые, заброшенные дома именно на ночь глядя, и вот сам оказался в такой же ситуации». Эта мысль немного подбодрила его. Убедив себя в нереальности происходящего, он шагнул внутрь. В этот момент резкий звук разорвал царящую вокруг тишину. Коля аж подпрыгнул на месте, уронив фонарик. Тот покатился по полу, замигал и наконец совсем погас. Не отдавая себе отчета в происходящем, он выскочил наружу. Не заметив ступенек, он едва успел одной рукой ухватиться за перила, ноги скользнули по мокрому от выпавшей росы дереву, и он уже съехал на спине вниз по крыльцу. Во время его падения из куртки выпал играющий затейливую мелодию мобильный телефон.

Кряхтя и потирая ушибленные места, Николай протянул руку и взял его, но ответить на вызов не успел. С другого конца уже повесили трубку, а на табло горел знак пропущенного звонка и имя звонящего: «Вера». «Позвоню ей попозже», – решил он. Но не успел он убрать мобильник в куртку, как он затрезвонил опять. На этот раз от Веры пришло SMS: «Какие планы на завтра? Позвони мне. Скучаю и целую». И еще какая-то картинка с губками и сердечками. «Черт бы побрал этот аппарат», – скрипнул зубами Коля и отключил телефон.

Встав на ноги и отряхнувшись, он со злобой посмотрел на дом. «Этак я до ночи не управлюсь», – сказал он себе, вновь поднялся по ступеням и на этот раз уверенно шагнул внутрь. Пошарив руками в предполагаемом месте падения фонаря и отгоняя при этом непрошеные мысли о том, на что именно он может наткнуться в темноте, Николай нащупал его, поднял, встряхнул и снова включил. Фонарь заработал, и молодой человек наконец смог оглядеться.