Михаил Георгиевич Пухов
Костры строителей

Костры строителей
Михаил Георгиевич Пухов

Михаил Пухов

Костры строителей

– Не успеем, – сказал Егоров.

– Вы все-таки пристегнитесь, – сказал Бутов. – Скорость большая, мало ли что. Потом – темнеет.

Егоров послушно затянул ремень безопасности. Солнце уже зашло, и, хотя небо на западе еще играло красным, впереди сгущалась ночь. Глайдер мчался над зеленой стрелой шоссе, пронизывающей тайгу. Деревья подходили к самой дороге, но сейчас слились в высокие стены, лес потерял глубину, и осталось только шоссе – бесконечный коридор с искаженной от скорости перспективой.

– А насчет остального не беспокойтесь, – продолжал Бутов. – Будем вовремя, я гарантирую. Мне сегодня еще домой нужно попасть.

Бутов полулежал в водительском кресле, повернув загорелое лицо к Егорову. На дорогу он не смотрел – машина сама их везла. На вид Бутов был настоящий сибиряк, и познакомились они всего два часа назад – Егоров расспрашивал всех на автовокзале, как побыстрее добраться до Станции, никто не мог посоветовать ничего путного, но тут появился Бутов, потащил его к стоянке, втолкнул в глайдер, запер снаружи и удалился, сказав: «Ждите. Я скоро».

И ушел. И не появлялся целый час, и это стоило Егорову много нервов, потому что времени оставалось в обрез, и Егоров по инерции нервничал до сих пор.

– А хоть бы и не успели, – продолжал Бутов. – Подумаешь, пуск новой электростанции. Каждый день появляются новые объекты.

– Это не какой-нибудь объект, – объяснил Егоров. – Это Станция, Станция с большой буквы. Станция, которая даст энергии больше, чем остальные электроцентрали мира, вместе взятые.

– Каждый день тоже не какие-нибудь пускают, – возразил Бутов. – Каждый раз что-то новое, что-нибудь «самое». Зачем куда-то спешить? События сами происходят вокруг.

Егоров усмехнулся. Спокойствие Бутова постепенно передавалось ему, и он уже верил, что они успеют вовремя, хотя до пуска оставалось менее получаса, а впереди лежала еще сотня километров с лишним. Но мысленно он был уже на месте. Он знал – что-то произойдет, и хотел при этом присутствовать, и теперь уже верил, что это ему удастся.

– Потом, что вы хотите увидеть? – продолжал Бутов. – Обычная, банальная церемония. Станция заработает – толпа закричит «ура!». Когда «Томь» выигрывает у «Спартака», ликования куда больше.

– Для физика Станция – это уникальный объект с очень высокой пространственно-временной концентрацией энергии, – объяснил Егоров. – Особенно в самом начале, сразу же после пуска, еще до выхода на режим. Здесь может наблюдаться ряд побочных эффектов – новых, совершенно неизученных.

– Почему – неизученных?

– Физики не занимались Станцией, – объяснил Егоров. – Ее строили инженеры, и никто не знает, что произойдет, когда эта энергия начнет выделяться в фиксированной точке пространства.

– Взорвется, что ли? – усмехнулся Бутов.

– Нет, пуск Станции безопасен. Этим как раз занимались, и это доказано. Но освобождение такой колоссальной энергии исказит геометрию мира. Может быть, это будет длиться мгновение, но так будет.

– Фантазия какая-то. Вы где про это читали?

– Я это считал. Вчера вечером, на клочке бумаги. И сегодня утром, на ЭВМ. Результат, по-моему, любопытен. Как я и думал, пока Станция выходит на режим, возможны ограниченные, строго локализованные нарушения причинно-следственных связей. Как это будет выглядеть, я не знаю. Но это будет.


Конец ознакомительного фрагмента
Купить и скачать всю книгу
Новости
Библиотека
Обратная связь
Поиск