Елизавета Шумская
Пособие для начинающего мага

– Эх, жалко, у нас мага огня нет, – посетовала Дэй.

– Нет так нет, – буркнул тролль. – Зато так интересней. Повеселимся, мечами махаючи.

Все двинулись вперед.

– Так что же ты в маги пошел, коли махать мечом так весело? – съязвила гаргулья.

– Шоб было еще веселей.

Зомби брели по лесу, очень хорошо заметные среди деревьев.

– Приготовились, – тихо и четко произнес Златко.

– Они нас чуют, – отметила Ива. Через мгновение это заметили и все остальные. Зомби целенаправленно двигались в их сторону.

– Давай, Калли.

Ива, ответственная за огонь, поднесла факел к намотанной на стрелы ветоши.

Крохотные сгустки пламени полетели к наступающей нежити. Две минуты – и в груди каждого из них торчали горящие стрелы. Но сжечь мертвую плоть было не так просто.

Зомби продолжили двигаться вперед, и очень быстро.

– Это не просто зомби, – проворчал Грым, вытаскивая свой здоровенный меч. – Это очень хорошие зомби. Самый высший уровень мастерства. Некромант работал со степенью не меньше магистра.

Златко, доставая из ножен фамильный меч, сквозь зубы выдал что-то очень непотребное по поводу вышеупомянутого некроманта, не побоялся, что будущий преподаватель может его услышать.

Они организованно отступали, давая возможность эльфу выпустить как можно больше горящих стрел. Однако зомби оказались на удивление проворными.

– Боги, где они столько шустрых трупов нашли? – проворчала Ива.

– Более того, – подхватил тролль, – они были следопытами при жизни или очень опытными солдатами.

– Приготовились, – оборвал разговоры Златко.

В следующий миг раздались тяжелые удары. Огромный меч Грыма знахарка в деле уже видела, а вот мелькающий с бешеной скоростью клинок дворянина ее удивил. Но более всего поражала манера драться гаргульи. В своем каменном обличье она не побрезговала мечом. Без каких-либо изысков простой добротный средней длины клинок поднимался и опускался. Необычным было то, что Дэй, оказавшаяся не самой искусной фехтовальщицей, порой парировала удары противников крыльями. Их концы были чем-то похожи на острие копья, и гаргулья, ловко отражая чужие удары, однако не подставляла свое каменное тело под прямые удары. Ива даже заподозрила, что вовсе оно не такое крепкое, как бают в легендах.

– Фланги! – коротко хлестнул голос Златко.

Ива с эльфом и сами видели. Калли пришлось оставить лук и взяться за то ли длинные кинжалы, то ли очень короткие мечи. Знахарка даже умилилась. Ее возлюбленный эльф тоже предпочитал парные клинки. Правда, они больше походили на катаны жителей восточных островов, чем на чисто эльфийские тонкие сверкающие лезвия. Сама травница решила пожертвовать своим волшебным антиупыриным зельем. Момент был на редкость удачным. Пятеро зомби навалились на троицу впереди. Шестого пытался покромсать на куски эльф, получалось пока не очень. Двое последних по широкой дуге обошли группу и двинулись прямо на Иву, очевидно посчитав самой уязвимой в отряде. «Интересно, они сохранили знания с того времени, как были живыми, или ими руководит маг. Вот забавляется, наверное», – следя за происходящим, размышляла она. Парочка мертвых оказались совсем рядом, и что особенно удачно – стояли они близко друг к другу.

Знахарка уже размахнулась, но в последний момент некая идея сверкнула в ее мозгу. Спустя мгновение пузырек все же полетел в зомби. Он должен был разбиться о мертвые тела и загореться по принципу жидкого масла. Рецепт этот был довольно известен, но пользовались им преимущественно бродячие знахарки наподобие Ивы. Дело в том, что без постоянной магической подпитки – или силой, или определенными травами – он быстро разрушался и становился опасным, прежде всего для владельца. Кроме того, частенько портил лежащие рядом с ним вещи и другие эликсиры. В больших объемах, например для охраны замка, – даже при наличии штатного волшебника – его также не использовали, поскольку в таких количествах нужных ингредиентов достать было невозможно.

Подобные бутылочки подходили у Ивы к концу, и жадность простимулировала смекалку. У знахарки появилась идея, как усилить эффект от зелья.

Как и задумывалось, эликсир, ударившись о тело зомби, мигом вспыхнул. Но это был не просто огонь. Это было пламя, рассчитанное именно на сожжение восставших мертвецов. Оно мгновенно превратило в факел наступающего неживого воина. Ива же мягким посылом силы толкнула его на второго зомби. Грым, подхватив идею, извернулся, но сумел-таки отправить в полет «своего» зомби. Тот со всего размаху врезался в оба горящих тела. Волшебный огонь получил новую подпитку и в мгновение ока перекинулся на нового мертвеца. Златко в этот момент отрубил голову четвертому зомби, что хоть и не уничтожило опасность, исходящую от него, но существенно ее уменьшило, и затем толкнул труп вперед, оставшись лицом к лицу еще с одним противником. Тролль мощнейшим ударом раскроил череп второму из навалившихся на него зомби. Ива, подскочив к тому мертвецу, от ударов которого уворачивался юркий эльф, направила к выгнившим глазницам кулачок. Дрейко, злорадно зашипев, прицельно плюнул огнем. Калли толкнул ногой тело с обуглившейся головой. В этот же момент Златко с поддержкой Грыма и Дэй закончил со своими противниками. Не сговариваясь, все пятеро бросились добивать поверженных врагов. Всем известно, что даже половина или четверть зомби способна преодолеть сотни верст, следуя приказу некроманта. Никому не хотелось однажды ночью ощутить на своем горле пальцы мертвеца. По здравом размышлении адепты даже не поленились сложить костер и сжечь всех зомби, к гоблинской матери.

Глядя на огромный костер, Грым толкнул Иву локтем.

– А неплохо у нас получилось! – рыкнул он.

Знахарка утерла лоб рукавом, жар от огня исходил нешуточный.

– Да уж! – вместо нее влез Златко. – На диво хорошо.

К ним приблизился эльф, как и все длинноухие испытывающий непреодолимую слабость к слову «дивный». Ушки у него вновь стояли торчком, а не прижимались испуганно к волосам, будто он боялся, как бы в пылу сражения не нанес кто урон гордости дивных. Наверное, только травница заметила происходящие с ним метаморфозы. И то только потому, что ее в свое время забавляли споры с Т’ьелхом, с непонятным упорством раз за разом пытающимся доказать невозможность подобного.

Калли кивнул. Поблескивающие глаза на невозмутимом лице с головой выдавали охватившие его чувства, столь необычно сильные для светлых.

– Предлагаю убраться отсюда поскорее, – буркнула гаргулья. Несмотря на недовольный тон, было видно, что все происходящее ей очень даже нравится. – Запашок еще тот!

Ива с облегчением рассмеялась. Сбрасывая с себя напряжение, ее примеру последовали и остальные.

Вытирая невольно выступившие слезы, знахарка ответила:

– Все равно помыться придется. Да и одежду простирнуть не мешает. От запаха-то.

После купания в небольшом ручье группа неожиданных соратников вольготно развалилась на мягкой травке и предавалась заслуженному отдыху, ожидая, когда подстреленная эльфом куропатка зажарится на костре. Аромат над бережком шел восхитительный. Ива не поскупилась на приправы, да и само мясо, румянясь над пламенем, было искушением похлеще суккуба-инкуба.

Гаргулья, вытянув руку, пощупала подсыхающую рубаху. Запасные костюмы были у всех, но очень уж не хотелось тащить в сумках вдвое потяжелевшие мокрые вещи.

– А все-таки жаль, что среди нас нет ни одного огненного мага. Сейчас бы колданул – и вещи сухие.

Златко сладко потянулся и, глядя в чистые небеса, лениво ответил:

– Насколько я знаю этих огненных вредителей, они, скорее, вовсе бы оставили нас без одежды. Тут же тонкая работа нужна. Это вам не огненными шарами кидаться.

– К тому же, – услышала гаргулья с другого края голос Грыма, который, разумеется, не мог остаться в стороне от разговора, – ты у нас воздушный маг. Может, ветер лучше высушит, чем огонь?

Дэй задумалась, потом покачала головой, отчего ее длинные – до талии – волосы черными змеями зашевелились по одеялу, на котором она лежала.

– Думаю, результат будет тот же, что и с, как выразился Златко, огненными вредителями: мы останемся без одежды. И хорошо еще, если только без той, что сушится.

Поляна огласилась смехом. Этим молодые маги и отличались – силы, как правило, немерено, а вот с толком применить…

Еще посмеиваясь, Златко перевернулся и вытащил изо рта травинку. Посмотрел на внимательно следящего за жарящейся куропаткой эльфа, которому сегодня выпало кашеварить, потом на знахарку, лежащую рядом, и ласково провел травинкой с мягким колоском на конце по ее щеке.

– А вот скажи мне, Ива, – вкрадчиво начал он, – а что это так хорошо полыхнуло огнем, когда ты бросилась помогать Калли?

Ива смотрела в небо – голубое, безоблачное, мягко освещаемое солнцем. По краю его обрамляли кроны деревьев, рисуя причудливый, похожий на колдовскую вязь узор. Вздохнула и посмотрела в карие глаза склонившегося к ней мужчины.

– Познакомьтесь, это Дрейко, – произнесла она, вытянув руку. – Дрейко, покажись.

Пришлось объяснять. Ее лапку с дракошей на пальце по разу, но цапнули все. Всем хотелось вблизи рассмотреть артефакт. Дрейко это, правда, быстро пресек, пару раз клацнув зубами перед носом особо любопытных, один раз даже покусился на длинные ушки эльфа. Только проворство последнего и предупредительный вскрик тролля спасли это сокровище. Хохот был громогласный. Калли совсем уж надумал обидеться, но потом махнул рукой и присоединился к смеющимся. А его замечание о готовности вожделенной куропатки окончательно спасло дракончика от столь ненавистного ему внимания.

Обжигаясь и едва успевая слизывать текущий по рукам жир, юноши и девушки хохотали, уплетая за обе щеки нежнейшее мясо. Дэй даже предложила назначить эльфа штатным поваром. Все бурно поддержали эту идею. Однако Калли высокомерно заявил, что в следующий раз они получат угольки от морковки, и вопрос был закрыт.

Перещупав нисколько не высохшую одежду, все одобрили идею остаться в этом гостеприимном месте на ночлег.