Текст книги

Алекс Орлов
Тайна Синих лесов

В день отъезда Каспар поднялся до рассвета. Хотя сон его и был краток, он чувствовал себя будто конь, простоявший зиму в тесной конюшне, а теперь увидевший бескрайнее поле.

Целых полтора года он вел жизнь добропорядочного горожанина, но с сегодняшнего дня ему предстояло вернуться к тем временам, когда ежедневно приходилось рисковать жизнью, и не всегда за золото, бывало, что за серебро, а то и за медь.

Вместе с мужем поднялась и Генриетта. Накинув на плечи платок, она стояла в дверях и смотрела, как он одевается.

– Обязательно вернись, – приказным тоном сказала она, когда Каспар застегнул пояс. – Меня мучают дурные предчувствия, а тетка Каролина вчера видела плохой сон.

– Кто же будет верить снам и предчувствиям перед походом? – Каспар улыбнулся и обнял жену. – Если верить твоим снам, я бы должен был сгинуть уже дюжину раз.

Вместе они заглянули в спальню к сыну, тот безмятежно посапывал, подложив под щеку кулачок. За последнее время Хуберт сильно вырос и выглядел куда старше своего возраста.

– Хотя бы ради него ты должен вернуться, – повторила Генриетта. – Кстати, ты захватил талисман?

– Хорошо, что напомнила, дорогая! Чуть не забыл!

Простой фаянсовый медальон с изображением золотого единорога не раз спасал Каспару жизнь, его силу не могла одолеть никакая вредоносная магия. Талисман как величайшая ценность хранился в оружейном чулане, и Каспару пришлось спуститься за ним.

Наконец он собрался полностью.

– Не скучайте тут без меня, – еще раз сказал он, повесив медальон на шею. – До встречи, душа моя. И не провожай – я сам пойду.

Каспар поцеловал жену и вышел во двор.

На улицах Ливена было пустынно, в садах за высокими заборами негромко чирикали пташки, предвкушая момент, когда из-за горизонта выглянет солнце.

Миновав непривычно тихую Рыночную площадь, Каспар прошел через улицу, занятую публичными домами, и остановился перед крыльцом гостиницы. Недавно сделанная вывеска над ним изображала здоровенного рыжего кота, вцепившегося в ботинок.

На стук изнутри послышалось недовольное ворчание, потом неторопливые шаги.

– Кто там? – спросил приказчик, высовывая наружу заспанную физиономию.

– Я пришел забрать своих друзей, – ответил Каспар, протягивая служителю гостиницы медную монету.

– Благодарю, ваша милость. А каких именно?

– Орка, гнома и эльфа!

– О, какое счастье, ваша милость! – обрадовался приказчик.

– А что, буянят?

– Нет, не буянят. Но они же не совсем люди, сами понимаете. Орк довел до икоты нашего повара, когда сожрал полный котел каши с салом, предназначенный для десяти постояльцев. Гном – напротив, очень полезен, смастерил такую мышеловку, что за день переловил всех мышей, а эльф целыми днями стоит неподвижно у окна, все высматривает чего-то… Прямо жуть берет.

– Ну ничего, братец, сегодня я их уведу, – усмехнулся Каспар. – Заживете спокойно.

По скрипучей лестнице Каспар поднялся на второй этаж и свернул в длинный и темный, похожий на тюремный коридор. Остановился около двери и толкнул ее.

В комнате никто не спал. Гном сидел на стуле и сосредоточенно водил по лезвию топора точильным камнем. Орк, развалившись на кровати, следил за его действиями, а эльф застыл у окна, безмолвный и неподвижный, как статуя.

– Ага, вот и его милость! – обрадовался Фундинул. – А мы уже готовы!

– Доброе утро, – не отстал от него Углук. – Пора покинуть эту ужасную гостиницу, где нельзя добыть ни приличного ужина, ни даже завтрака!

– Это неудивительно, если учесть, что ужинать ты заканчиваешь в три ночи, а завтрак просишь в пять! – заметил гном. – Ты и так большой, куда тебе столько есть?

– Раз большой, значит, и есть должен много. Это тебе, задохлику, пары хлебных корок хватает.

– Прекратите, – привычно остановил их Каспар. Не вмешайся он, препирательства могли длиться часами. – А ты как, Аркуэнон, готов?

Эльф по своему обыкновению выдержал паузу перед ответом.

– Я всегда готов, – сказал он.

– Ну и отлично, – подвел итог Каспар. – Тогда выходим, нам еще нужно зайти к Табрицию, забрать лошадей и груз. Я велел, чтобы все снаряжение доставили туда.

Вчетвером налегке они вышли из комнаты и спустились на первый этаж. Приказчик, сидя на стуле, негромко храпел, прислонясь к стене, но, едва захлопнулась дверь, открыл глаза и стал настороженно озираться. Не найдя причин для беспокойства, он снова уснул.

По пути к конюшням Табриция Каспар и его друзья прошли через полгорода и, выйдя за крепостную стену, оказались на мосту. Река, обычно полноводная в это время, сейчас больше напоминала ручей.

– Где брать воду в дороге при таком раскладе? – заметил практичный гном.

– У нас с собой будут мехи, – ответил Каспар. – Будем наполнять их при всяком удобном случае. Да и кто знает, может, в тех краях, куда мы отправимся, нет никакой засухи?

– Жажда – это ерунда, – авторитетно заявил Углук. – Главное – не умереть от голода. У меня уже сейчас живот подводит…

– Ничего, до обеда доживешь.

– А куда деваться, ваша милость. – Орк тяжело вздохнул, давая понять, какие мучения он претерпевает.

Предместья Ливена были пустынны, немногочисленные прохожие, завидев гнома с топором и зеленолицего орка, испуганно сторонились.

Эльфа, скользившего тенью позади всех, почти никто не замечал.

У ворот конюшен Каспара встретил сам Табриций. Они обменялись рукопожатиями и, миновав замерших у ворот рослых охранников, направились к навесам.

– Все как вы просили, ваша милость, – сказал заводчик. – И мул господина гнома тоже в полном порядке.

Лошади одинаковой темно-коричневой масти, ширококостные, с мускулистыми ногами, выглядели сильными и готовыми к дороге. Стоявший рядом с ними Шустрик казался вполне довольным жизнью. Он что-то жевал и не обратил на прибывшего хозяина никакого внимания.

– Отлично, – кивнул Каспар. – Еще должна быть вьючная лошадь и снаряжение. Я просил доставить его к вам.

– Вьючная лошадь имеется, а те мешки, что мне принесли, лежат вон там, в сарае.

Табриций открыл сарай и с помощью двух работников вынес несколько увесистых мешков. В них были доспехи, запас стрел и болтов, а также провизия. Каспар знал, что в далеких землях не всегда удается добывать провиант в дороге, и взял запас галет, солонины и сушеного мяса.

Доспехи и стрелы сразу разобрали – все размеры, привычки и пожелания были учтены – Каспар не впервой отправлялся в поход с этой командой. Оставшиеся запасы погрузили на вьючную лошадь.

– В седла! – скомандовал Каспар.