Алекс Орлов
Тайна Синих лесов

Полог шатра отодвинулся, и внутрь шагнул невысокий широкоплечий рейтар.

– Разрешите доложить, капитан?

– Докладывайте, Харни.

Лейтенант Харни возглавлял следопытов Волчьей Лиги, на них в поисках противника была вся надежда.

– Мы нашли следы четырех лошадей и одного мула, – сообщил лейтенант. – Они идут с севера и сворачивают на юго-запад.

– Четырех? – Альбокеррун быстро сосчитал в уме: Проныра, наемник-дворянин, орк, эльф и маг. Выходило пять. – Точно четыре? Может быть, одна несла двух всадников?

– Исключено. Все следы одинаковой глубины.

– Продолжай. – То, что и лазутчики лорда Кремптона могут ошибаться, почему-то наполнило капитана чувством злорадства.

Донесшийся со стороны леса волчий вой заставил Альбокерруна вздрогнуть.

Рейтарские лошади волновались, было слышно, как они ржали и били копытами, а стоявшие в охране рейтары пытались их успокоить.

Капитан бросился к выходу из шатра и распахнул полог. Из темноты ему навстречу выскочила лошадь с болтавшимся на шее обрывком веревки, она сшибла капитана и помчалась прочь, а он запутался в шатровом пологе.

Харни помог командиру высвободиться, и шатер тут же рухнул под натиском еще пары обезумевших от страха лошадей. Крики рейтар, топот и ржание лошадей раздавались отовсюду. Альбокеррун вновь оказался на земле, неподалеку барахтался и лейтенант Харни.

Лошади метались, сшибая и калеча рейтар, те в панике разбегались и даже взбирались на одиноко стоящие деревья. Солдаты отдыхающих смен выскакивали из шатров, не понимая, что происходит, одни хватались за оружие, другие пытались бежать, спасаясь от перепуганных лошадей.

К небу взмыли искры – влетевшая в костер лошадь жалобно заржала и понеслась стрелой через полуразрушенный лагерь.

Альбокеррун выбрался из-под шатра и огляделся – волчий вой больше не повторялся, лошади сбились в кучу, тревожно поводя ушами. Из укрытий стали появляться рейтары, при свете костров они помогали раненым подняться и оказывали им помощь.

Неподалеку часовой собирал разбросанные головешки костра, капитан облегченно вздохнул: вроде ничего страшного не произошло, но вдруг часовой выронил головню, и та покатилась, рассыпая искры.

– Эй! – Капитан бросился к солдату, но не успел поддержать – часовой упал ничком, из его спины торчала стрела.

– К оружию, враг в лагере! – закричал капитан и, пригнувшись, выхватил у убитого меч.

Несколько солдат, оказавшихся рядом, услышали командира и устремились к нему. Придерживая поврежденную руку, подоспел Харни.

Снова началась паника, на крики лошади отреагировали буйно. Среди мятущихся мардиганцев и рейтар почти незаметно появились трое всадников.

– Руби их! – закричал капитан.

Несколько рейтар бросились наперерез, однако сгоряча попали под копыта и мечи. Заметив развевающуюся бороду и нелепую посадку, Альбокеррун узнал гнома.

– Это Фрай и его банда! Хватайте их! – закричал капитан, бросаясь вдогонку, но не тут-то было – никто из рейтар на его призыв не откликнулся, напротив, солдаты поприседали, чтобы не получить верную стрелу. И только верный Харни помчался за гномом, но получил страшный удар топором и отлетел, рассеченный чуть ли не надвое.

Альбокеррун не сдавался, пытаясь выйти наперерез врагам, но один из всадников достал прилипчивого капитана длинным кавалерийским мечом. Шлем капитана выдержал, однако он лишился чувств и свалился наземь.

Топот копыт стих.

Капитан поднялся на четвереньки и, силясь изгнать из головы навязчивый звон, попытался понять, что произошло. Неожиданно из мрака появилось истощенное, похожее на шакала животное.

– Кыш, – не очень уверенно произнес Альбокеррун.

Животное оскалилось, а потом вдруг вытянулось вверх и превратилось в морщинистого старика. Черная обтрепанная мантия болталась на нем, как тряпье на пугале, а глаза горели желтоватым огнем.

Капитан подумал, что сходит с ума.

– Мессир Кромб, – прошептал он. – Вы же погибли!

– Для мага смерть – вовсе не конец. Всегда найдется способ вернуться. – Мессир Кромб захихикал и, сделав несколько шагов, опустился возле тела Харни. Точно вампир, он припал к его шее и закрыл от удовольствия глаза.

– Что вы делаете? – спросил Альбокеррун, все еще сомневаясь в реальности происходящего.

– Пополняю силы единственным доступным мне сейчас способом. – Кромб оторвался от иссохшего трупа Харни, на изможденном лице мага появилась улыбка.

Из темноты выскочил рейтар и вскинул меч.

– Ты кто такой и что здесь делаешь?

– Нельзя так разговаривать со старым человеком. – Кромб, хихикая, ткнул в солдата острым пальцем, тот застонал и, выронив меч, упал.

– Это хорошо, что Фрай повстречался с вами. – Кромб прерывисто вздохнул и переполз к следующему трупу. – Сам того не зная, он дает мне в руки источник Силы. Мне остается лишь идти по его следам и пить остатки жизни до тех пор, пока я сам не стану живым.

Сморщенное уродливое лицо оказалось прямо перед глазами капитана, он ощутил мерзкий запах разложения.

– Передавай привет Кремптону, дружок.

Альбокеррун, не выдержав потрясения, потерял сознание.

22

К месту встречи – балке за густым кустарником – Каспар, Бертран и Фундинул прибыли чуть раньше Аркуэнона и Углука.

– Правда, Шустрик не подвел, ваша милость? Хоть мы и впервые с ним атакуем вместе.

– Правда, Фундинул, вы были неудержимы, – ответил Каспар, чуть придерживая коня. – А где же Аркуэнон и Углук? Бертран, ты что-нибудь слышишь?

– Только крики в лагере.

– Тут мы. – Из кустов появился орк, ведя на поводу лошадь. За ним неслышной тенью двигался эльф, даже его мардиганец, казалось, выглядел незаметнее остальных лошадей.

– Здорово у тебя получилось, Углук, – сказал Бертран. – Меня даже дрожь пробила, как ты завыл.

– У нас это многие умеют, из-за этого люди и рассказывают, будто мы на волках верхом ездим.

– Вот уж глупость.

– Точно, глупость. – Углук взобрался в седло. – Волк, усядься я на него верхом, и сотни ярдов не пробежит!