Алекс Орлов
Сезон королевской охоты

Тем временим Каспар вскинул Железный дождь и всадил по стальному дротику в двух преследователей Аркуэнона. Эльф тотчас вложил в лук стрелу и сбил нападавшего на гнома алебардиста, потом снял еще двоих, а Фундинул свалил очередного коронным ударом рукояткой топора в висок.

Разбойники захватили две первые телеги, однако на левом фланге бушевал Углук. Сложилось шаткое равновесие, еще одной, последней атакой разбойники могли покончить с отрядом.

– Давай, братишки! – заорал косматый детина в ржавых латах. – Вперед, пустим им кровь!

Стрела Аркуэнона щелкнула по его шлему, но сломалась. Каспар прицелился из Железного дождя и сделал точный выстрел, вогнав дротик под правый наплечник. Предводитель взвыл от боли, и ему стало не до атаки.

– Всех перережем! – заорал вдруг Углук, Каспар поддержал его криком и атаковал тех, кто уже распоряжался на захваченных телегах. В этот момент лошадь дернула и разбойники повалились, к бурной радости кровожадного Фундинула. Он вскочил на переднюю телегу, неистово рубя топором направо и налево.

Враг не выдержал и начал отступать, сначала медленно пятясь, стараясь держать подобие строя и прикрываясь щитами, однако точные выстрелы Аркуэнона и взявшегося за лук Каспара заставили их броситься в лес.

За теми, кто убежал, обливаясь кровью, ковыляли раненые, их никто не преследовал – силы и стрелы требовалось экономить.

31

Каспар перевел дух и огляделся. Повсюду валялись тела, лежащих на земле разбойников было не меньше тридцати. Свои все оказались живы.

– Раненые есть? – спросил Каспар.

– Нет, – потирая ушибленную ногу, ответил Бертран.

– Тогда уходим. Фундинул, лошади не ранены?

– У передней ободран бок, – сказал Аркуэнон.

– Углук, собери пока мардиганцев…

Орк почистил меч о снег и побежал собирать лошадей, они стояли поодаль и испуганно водили зрачками, но в лес не убежали.

Пока Углук собирал мардиганцев, гном с эльфом сбросили с телег оставшихся на них убитых и раненых разбойников.

– Своего ничего не оставлять! Одежду подберите, мы все еще миролюбивые негоцианты! – напомнил Каспар.

Переднюю ломовую взяли под уздцы, чтобы вывести обоз на дорогу. Лошадь храпела и избегала наступать на раненых. Фундинулу приходилось оттаскивать их в сторону.

– Может, их добить, ваша милость? – спросил Углук, в котором заговорила жалость.

– Нет, я протестую! – вмешался Бертран. – Эти люди преступники, они не заслуживают даже такого снисхождения. Пусть умирают на дороге, авось их друзья вернутся и прикончат их, чтобы поживиться медяками.

– Может, мы лучше сами поживимся? – предложил Углук, который не признавал мародерства, зато любил слово «трофей».

– А что это за штука, ваша милость, из которой вы так лихо стреляли? – спросил мимоходом гном.

– Это называется Железный дождь, он заменил мне Трехглавого дракона.

– Он как будто больше стал, – заметил Углук.

– Да, немного подлиннее, – ответил Каспар и начал прямо в седле заводить рукоятью пружины.

– Ух ты! – поразился гном.

– Смотри лучше по сторонам и погоняй лошадку! Надо уйти с этого места как можно дальше!

Гном дернул вожжи, обоз двинулся быстрее.

Каспар зарядил Железный дождь и не выпускал его из рук, пока обоз не миновал опасное место. Но и за холмами Каспар чувствовал беспокойство, незнакомый лес был полон странных звуков – то ли здесь перекликались разбойники, то ли духи тех, кого они подстерегли раньше.

Каспар вспомнил виденную утром тень и скрип снега под ногами призрака. Кто он и что ему было нужно?

– А мы будем вставать на обед? – спросил Фундинул, когда обоз двигался по краю заснеженного болота.

– Нет, объединим обед с ужином, – ответил Каспар и услышал тяжелый вздох Углука.

– А тебе, Углук, так и быть, дадим хлеба.

– Не нужно, ваша милость, раз все без хлеба, и я обойдусь.

Каспар перебрался из седла на телегу, приподняв запачканный кровью полог, нашел мешок с хлебом и отломил кусок для орка.

Во второй раз тот отказываться не стал.

Проскочив полдень, солнце быстро двигалось к западу – зимние дни были коротки. Каспар уже подумывал, разбить ли лагерь у дороги или безопаснее углубиться в лес, как вдруг Бертран сказал:

– Дымом пахнет.

Все стали принюхиваться и, проехав еще немного, закивали головами – и в самом деле, пахло не застарелой гарью с пожарища, а именно костром.

Фундинул поднялся на телеге во весь рост и, держась за вожжи, стал смотреть вперед, стараясь между деревьев разглядеть источник дыма.

– Вон, смотрите!

И действительно, между запорошенных снегом крон вился синеватый дымок.

– Стойте! – скомандовал Каспар. – Углук, поедешь со мной.

– Слушаюсь, ваша милость.

Орк пришпорил мардиганца и последовал за Каспаром. Они съехали с дороги и углубились в лес, Углук держал наготове меч, Каспар – лук.

Отягощенные снегом еловые лапы они объезжали с особой осторожностью, чтобы ничем себя не обнаружить.

Проехав еще немного, разведчики заметили небольшую проплешину, где на поваленном дереве у костра сидел человек.

Он не показался Каспару опасным. Сгорбленная фигура шевельнулась, человек обернулся:

– Мессир Маноло! – первым закричал Углук.

– Мессир Маноло? – удивился Каспар. – Как вы здесь оказались?