Алекс Орлов
Сезон королевской охоты

Вот и обрывистый берег.

– Они здесь! – крикнул Кромб, поднимая ларец.

– Дай! – заорал трэвль.

– Поди возьми!

И с этими словами маг швырнул ларец с обрыва, и трэвль не задумываясь прыгнул следом.

– Надеюсь, саквойер еще не ушел, – пробормотал маг, глядя вниз.

Саквойер действительно не ушел и, как только трэвль тяжело приземлился на песок, сомкнул на его хребтине свои чудовищные челюсти.

– Ну все, – произнес Кромб и, услышав раскаты грома, оглянулся – колонны дворца озарялись синим пламенем, духи вот-вот могли вырваться из вращавшегося шара.

– Пора. – Маг разжал кулак и посмотрел на лежащий на ладони мешочек из тончайшего шелка, в котором находились глаза молодого Дюрана.

– Дюран, я иду!

Кромб собрал все силы и, взмахнув широкими рукавами одежды, взмыл сквозь небо. Он прошел через несколько миров и оказался у той расщелины, где встречался с Дюраном.

Тот уже был на месте.

– Давай, – Дюран протянул руку.

– Возьми, – ответил Кромб, протягивая Дюрану пустую ладонь, пусть, мол, сначала заплатит необходимой Кромбу силой.

– Что ж, держи. – Дюран коснулся руки Кромба. Изголодавшийся маг вздрогнул и начал превращаться в изможденного старика, затем складки на безобразном лице исчезли, и он тряхнул молодой шевелюрой.

Маг разжал руку, и глаза Дюрана вернулись к хозяину.

Мгновение спустя оба стояли на продуваемом ветром пустыре.

– Смотри-ка, снег! – обрадовался Кромб и, присев, положил ладонь на пушистое покрывало. – Давно не было снега…

– Семь лет.

– Да.

Кромб поднялся и, оглядевшись, добавил:

– Ничего не изменилось, а я полагал, что без меня этот мир рухнет. – Он хрипло засмеялся.

– Он останется стоять и без тебя, и без многих других, Кромб. Наше самомнение иллюзорно.

– А ты почему не примеришь обновку? Я был уверен, что ты тотчас побежишь в квартал – к девкам… Проверять свое очарование.

– Может, еще и побегу, – пожал плечами Дюран. Ветер трепал его капюшон, из-под которого чернели пустые глазницы наполовину мертвого черепа. – Скажи лучше, что теперь будет между нами?

– А ты думаешь, что-то изменилось? Разве ты уступишь мне право владения артефактами герцога Ангулемского?

– Никогда!

– Тогда зачем спрашивать? Мы все те же враги, Дюран, просто сейчас у нас временное перемирие. Что с Фраем? Он все так же удачлив?

– Фрай готовится к новому походу.

– Вот как? – Кромб оживился. – И куда же?

– Он распространяет слухи, будто уходит от герцога, чтобы заняться торговлей.

– Это ложь, Фрай герцога не бросит.

– Я тоже так думаю.

– Но этот поход – хорошая возможность покончить с выскочкой, ведь по сути он правая рука герцога.

– Рука, вооруженная мечом, – добавил Дюран.

– Вот именно.

– Но чтобы отсечь ее, у тебя еще мало сил.

– Мало, – согласился Кромб. – Но у меня есть желание сделать это, что уже немало.

– А ты не боишься снова встретиться с тем, кто сбросил тебя в бездну?

– Нет, я не буду так наивен и самоуверен. Теперь я точно знаю, что Элиас – ученик Нетшальда и он – жив.

22

За три дня до намеченного срока в Ливен из замка Ангулем прибыл Бертран фон Марингер – теперешний бювард герцога.

Явившись к Каспару, он поначалу повел себя весьма высокомерно, немало удивив хозяина. Впрочем, это оказалось шуткой, Бертран засмеялся, едва заметил удивление на лице Каспара.

– Ты меня напугал! Я было подумал, что наш Бертран стал настоящим фон Марингером.

– Хвала небу, моя голова осталась на месте, – с усмешкой сказал Бертран, подавая Каспару увесистый кошель.

– Что это?

– Тысяча дукатов, его светлость передал эти деньги на подготовку – закупку лошадей, оружия, провианта и товара. Мы ведь, кажется, станем теперь негоциантами?

– Герцог действительно отпустил тебя, не боясь остаться без бюварда?

– Его светлость прекрасно справляется с войсками и сам, сказать по правде, мне еще многому придется у него учиться. Если бы покойный отец больше уделял времени моему образованию… Но свою должность он намеревался передать моему старшему брату – Симеону. Думаю, из него получился бы хороший бювард. – Бертран вздохнул: – Иногда мне трудно смириться с мыслью, что их больше нет.

– Я понимаю тебя, но, как ни крути, их смерть позволила тебе вернуть себе замок.