А. И. Самохин
Завещание бога. Книга I. Реванш Марса

Завещание бога. Книга I. Реванш Марса
А. И. Самохин

XXII ВЕК. Человечество осваивает солнечную систему. Базы поселения на Марсе, Венере, Ганимеде, Титане. Верфи на Церере, Психее. Отправляются экспедиции к звёздам. И кажется ничто не остановит Межпланетную Федерацию. Главные герои молодые люди. Молодёжная группировка взрослеет, борется за выживание. Но неожиданно вступают в действие порождения древних цивилизаций нашей вселенной. Кракен, эльфы, гоблины, гномы. Цивилизаций, существовавших за миллиарды лет до возникновения человека. Возникает новая Империя, человечество на краю гибели. Уцелеют после апокалипсиса не все. Очень сложно людям найти своё место. Скрытая от глаз современного человека подоплёка могущественных сил проявлялась лишь в мифах.

Книга I. Реванш Марса.

Глава I. Завещание Бога.

Это было в седой древности. Настолько седой, что большинство из ныне живущих вряд ли слышали об этом. Тогда звезды были молодыми, и вся вселенная была юна, пустынна и необустроена, и не было у неё статуса Величайшей. Все происходящее в ней было жестоко, необратимо и как правило трагично. Шла жесточайшая борьба за выживание разумных видов живой материи. Конкуренцию уцелевших за бесконечный космос подгонял страх.

Многие носители летописей рассыпались от старости, некоторые лежат в затерянных приватных информаториях древних, забытых давным-давно цивилизаций, под толстым слоем окаменевшей пыли и только ветер свистит над опустевшими развалинами великих городов. Часть информации, на почти вечных носителях, увязла в песках времени. Лишь спустя несколько эпох искусственный разум, досточтимый Фестол IV из войда Пентеров, благодаря своим уникальным способностям и возможностям, постепенно стал признанным Хранителем вселенской хронописи. Но и он не смог извлечь все искры знаний из золы погасшего пламени первичных времен эпохи Хаоса. Читать ткань времени бесконечной вселенной слишком тонкое искусство.

Безусловно, у вас имеется вся возможная информация, но кто же в этих безбрежных океанах знаний будет искать какие-то древности на неактуальных носителях. До сих пор еще имеют ценность свидетельства очевидцев, а я первый из вида ХОМО достигший высшего уровня воплощения. Сам как замшелый и живучий реликт.

Нет никакой уверенности, что вообще что-то или кто-то уцелеет в предстоящем катаклизме и кому-то будет дело до моей истории. Может все канет в Великое Ничто. Уже сейчас везде леденящая пустыня. Но все же хочется, чтобы мое послание обнаружил кто-то вновь разумный или уцелевший. Возможно, оно окажется им полезным. Все и всё прошло. Несчастные разумные борются за жизнь. Как на дне обмелевшего пруда бьется, прыгает разнокалиберная рыба, так на просторах охладевающей вселенной то тут то там предпринимают попытки удержаться от гибели цивилизации, дожившие до этих мрачных времен. Наступает тот пресловутый конец света, которого так боялись люди. Но он им уже не страшен.

В основном уцелевшие пытаются держаться во внешних слоях, испаряющихся сверхмассивных черных дыр. Там еще сохраняются на определенном уровне условно приемлемые параметры прежних космологических постоянных и физических законов. Как рыба стоит на одном месте в быстром потоке горного ручья, так и они зависли в потоках испаряющегося пространства и материи. Некоторые гнут пространство в защитный кокон. Кто-то мечется между вселенными и многомерностями, в которых везде происходит такой же угнетающий процесс рассасывания материи.  Ищут спасения вне пространства и времени, находясь постоянно в состоянии гиперпространственного перехода. Все зависит от могущества цивилизации и постоянно уменьшающихся энергетических возможностей. Они ограничивают временные маневры и проникновения в антивселенные.

Я старался чтобы всем хватало места в моей Вселенной и сглаживал конфликты при редких столкновениях. Я сумел избежать сценариев ранней гибели в результате поглощения или неуправляемого столкновения с другими вселенными. Избежал потери устойчивости пространства и появления новых опасных внутренних сингулярностей. Бесконечное количество чуждых вселенных мне удалось поглотить и за счет их ресурсов продолжить уверенный рост нашей. Я наполнял их материями и энергиями тело нашей вселенной. Я продолжил дело предтеч.

Разумные были благодарны мне и отнеслись с пониманием к тому что их всемогущий пастырь и арбитр в данном случае бессилен. Настал день, когда погасли все звёзды, исчерпав свои ресурсы. Кроме долговечных красных. Тогда я сумел в несколько раз продлить эру этих звезд, красных карликов. Больше пяти десятков триллионов лет. Последнюю эру, когда во вселенной светили хоть какие-то звезды. Потом на квадриллионы лет наступила эпоха чёрных дыр. Всё остальное распалось. Так проходило замерзание вселенной, наиболее долговечный вариант её неизбежной гибели. Я сделал все возможное, но есть предел и у моих возможностей.

Жаль, но видимо Создатель даже не подозревает о нашем существовании. Вечная проблема. В самом конце я сделаю попытку привлечь его внимание, и я сделаю то, чего никто до меня не делал. Выйти не просто на другой уровень, а встать над всем. Я целую вечность накапливал потенциал и структурировался для этого шага. Хочу мелькнуть у Его подножия. Надеюсь это получится. Титанцы, чувствую, одобряют направление моих усилий.

На удивление стойкими они оказались, эти Титанцы. Вот уж никогда бы не подумал, что эти низкотемпературные заторможенные создания проявят столько прыти. Они хотят продержаться дольше меня, а может и проскочить барьер. Удивителен их уровень саморазвития. Элементы их науки или магии, малопонятны даже для меня. А может они заручились чьей то поддержкой, но даже для меня непонятно чьей. Боюсь даже строить предположения. Греет душу осознание того что все же это создания не дожившего, растаявшего в толще времен, породившего нас Человечества. Человечества, о котором помнят только они и я. Но они не люди, да и меня назвать человеком уже нельзя. Не осталось и следов той суперцивилизации. А может это и хорошо, что они сами ушли ещё в незапамятные времена. Полностью исчерпав себя, не испытав горечь поражения.

Я буду стараться оперировать личными воспоминаниями либо воспоминаниями тех, кого знал лично и за достоверность их информации могу поручиться. Мне хочется поделиться с вами частью себя перед тем как пройти через энтропийный барьер. К сожалению, даже Я не уверен что смогу пройти Это без урона. И пройду ли вообще. Все когда-то упираются во что-то подобное, даже если для этого приходится прожить не одну Вечность.

Это было невероятно долго, невероятно интересно и мне есть чем гордиться. Я смог сделать Величайшей свою вселенную. Я внес свой вклад в упорядочивание мультимирозданий. Они в основном пусты и безжизненны. Я смог продолжить дело Предтеч, я смог стать сильнее и долговечнее их. Я не уронил врученного мне знамени. Они спасли нашу вселенную за миллиарды лет до появления человека. Они предотвратили ее циклическое сжатие. Предтечи пример сверхсуществ малообщительных и замкнутых на себе, а на плечах этих гигантов основан весь наш макрокосм. Они были первыми, им было труднее. Мне все еще интересно куда они ушли и почему. Не хочу верить в то что они просто устали жить.

Мне удалось завоевать уважение среди достигших подобного мне уровня. Мне хочется верить в то что мной двигала воля Создателя, все еще недостижимого для меня. Но я чувствую тебя Создатель и я верю, что придет день, когда я лично смогу засвидетельствовать свое уважение и выразить восхищение твоей бесконечной мудростью и могуществом! Часто я подозреваю что все бесконечное открывшееся мне, и мы сами являемся лишь твоей частицей и тогда я восхищаюсь уровнем твоего Величия! Иногда я боюсь того, что всё окружающее и мы все существуем лишь в твоём могучем воображении.

После завершения своих мемуаров я может быть совершу отчаянный шаг, после падения последнего разумного бастиона во вселенной. Многое в моих силах, ибо тёмная энергия, это часть меня. И время потечет в обратном направлении и опять возникнут из небытия ушедшие миры. Все повторится в них, только в обратном порядке. Опять оживут ушедшие цивилизации и дойдут до своих истоков. И опять все канет в точку сингулярности через целую вечность. Своими руками я прикончу дело целой моей бесконечной жизни.

А может быть и нет. Может мне это не позволят или не хватит на это даже меня, а может я решу идти до логического конца. Еще миллион вечностей в полном одиночестве. В шаге от полной деструктуризации. Выход есть и в эту сторону, наверное. Можно попытаться довести истончившуюся структуру моей сверхвселенной до фазы гиперпространства. И засеять эти безумно бесконечные пустыни флуктуациями зарождающихся новых вселенных. В которых опять возникнут дорогие моему сердцу существа.

Я заселю их жившими до них. Они опять начнут с нуля. Они не знали, что по меркам Вселенной разумная жизнь существовала лишь мгновение. О как бесконечна фаза полной пустоты! Для тех, кого нет это пустяк. Никто из канувших в лету разумных рас не подозревал об этом. Фаза мотылька однодневки. Обречен ли я быть одиноким демоном в вечном мраке, там, где ангелы боятся появляться? Или просто так труден путь от полубога к Богу? Я боюсь что когда смогу настигнуть создателя то столкнусь с самим собой! Увижу лишь свою спину, удаляющуюся в бесконечном цикле.

Иногда мне чудится что у меня всё ещё бьётся сердце и мне, по-человечески становится страшно от этого одинокого вечного падения в чёрную бездну.

Значит и жив во мне тот человечек. Та мелькнувшая во тьме искорка разума. Но сейчас я не состою из какой-либо материи, этой стабильной формы энергии. Даже от струн пришлось отказаться. Теперь я практически не подвластен всем этим гибельным процессам, но принадлежу ли я теперь этому миру? Я почти всемогущ, но Фатум играет нами!

Я начну свой рассказ с самого раннего периода истории человечества. Некоторым он покажется до безумия архаичным и не заслуживающим внимания. Но я несколько сентиментален и дорожу любыми сведениями. Простите меня за то, что я отнимаю ваше время банальными и почти стандартными историями примитивных цивилизаций, но это частица меня. Я ведь сам очень древний и появился незадолго после произошедших событий.

Очень примечательно что звёздная система, где всё это происходило, была местом зарождения ещё одной первичной цивилизации. От неё в сущности и отпочковались другие эволюционные виды различных разумных существ. В том числе и человеческая. Они породили несколько групп наполовину искусственных и полностью искусственных рас. Но всё это малоизвестные изоляционистские группы и так и не достигшие во вселенской иерархии сколько ни будь значительных высот.

Итак, первичная история человеческой цивилизации часто прерывалась и откатывалась на исходные рубежи. Она чем-то похожа на прибой. Волна за волной накатываются на берег, пытаясь овладеть материками. Но только отдельные периоды в жизни людей похожи на цунами. Тогда волна достигает небывалых вершин. И всё же откатывается тоже.  Поэтому мы не будем рассматривать младенческие неудачи людей. Я начну повествование с его неясного детства. Когда люди достигли относительно больших успехов в своём развитии. Исторический период, который можно назвать цунами. Цивилизация начала делать первые робкие попытки по овладению первичной барионной материей. Они научились покидать свои гравитационные колодцы. Перемещались люди в пространстве только по векторам образующих пространственно-временных полей. И пока они не овладели энергией даже первого уровня. По классификации составленной ещё предтечами, они тогда относились к заповедным приоритетным цивилизациям, не достигшим квалификационного уровня. Мало чем отличающиеся от дикой природы часто встречающейся на просторах мироздания.

Им немного не повезло появиться в области вселенной, стекающейся к великому аттрактору. Цивилизации, возникающие там и достигнув среднего уровня развития, переселялись в более стабильные области пространства. Поэтому люди развивались в стороне от основных тенденций мироздания. Может это и спасло их от многих неприятностей.

Мне посчастливилось общаться с уцелевшим квантовым прототипом человека. Человек был чрезвычайно хрупким и недолговечным существом из белковой материи, особенности его строения не имеет смысла описывать. Это было в тёмные века, перед тем как в предпоследний раз прервалась история человечества. Люди определяли точку по временной шкале как начало двадцать второго века. Это сугубо личная субъективная система ориентации по времени. Они ещё не умели определять универсальные временные координаты единственно верным путём от начала времен.

Пусть и с некоторой натяжкой, но я могу достоверно вам засвидетельствовать показания последнего живого представителя той эпохи, вернее его примитивной информационной копии. От которой, к сожалению, очень мало что сохранилось. Пусть даже в определённый период времени она была доминирующей в этом секторе галактики.

О них даже никто не подозревал. Пока не закончился примитивный период развития человечества, с переходом на следующую ступень овладения пространствами, иными материями и энергиями. Тогда впервые человечество было замечено Вселенской Конфедерацией. И тогда были урегулированы их права и границы. Вернее, для них были обозначены границы других действующих цивилизаций. Во избежание случайных акций и несанкционированных проникновений, случайного подрыва чужих мировых основ. В том числе и по временным колодцам, с прицелом на возможное достижения следующих уровней развития. Всё это было скорее условно, так как в бесконечностях столкнуться с другой примитивной цивилизацией шансы были умозрительны. Но всё же и такое случалось.

Так вот, то что сохранилось, тоже не безупречно. Множество факторов влияло на объективность отражения информации. И вот некоторые из них в данном конкретном случае. Люди в те далёкие времена были очень сильно подвержены своим не обузданным чувствам. Вот и эти воспоминания немного тенденциозны из-за любви, терзавшей человека. Наиболее полная и ясная информация связана с предметом его неразделённых чувств.

Безусловно, вы так же имеете право сделать некоторые поправки на то, насколько верно были запечатлены воспоминания живого человека. Тем более что фиксировались они столь несовершенной в те времена архаичной техникой. Так же могут быть некоторые погрешности при несовершенном способе передачи этой информации от человека к примитивному квантовому устройству.

Это бесценные свидетельства, позволившие хоть немного узнать моих далёких предков. Просто поражает их зависимость от самых незначительных изменений окружающего их мира. И их воля стать выше всех превратностей, довлеющих над ними, стать господствующим видом живой материи.

Так же со слов этого давно обратившегося в прах человека, вернее его прототипа, мы узнали и о трудной истории человечества после предпоследнего уничтожения людей. Но всё по порядку!

Вначале о самых первых отсветах разума в мрачной темноте вечности.

У меня много оснований доверять именно этой версии человеческой истории. Так как мне приходилось с колоссальной затратой энергии попадать в те или иные временные периоды прошлого. Я совершал некоторые действия, которые могли отразиться на течение некоторых периодов древнейшей истории вселенной. И не всегда это было правомерно, так как я вторгался во временные периоды, которые контролировали другие сущности. Но все мои действия были проведены с ведома коллегии вершителей судеб моего момента времени. Да и не могли они без неё свершиться. Ведь даже для меня, практически всемогущего это было непосильно в одиночку. Так внимайте этому голосу из невообразимого прошлого! Это слабый отсвет искры разума от человека, жившего в двадцать втором веке по тогдашнему летоисчислению.

Глава II. Адепты Бездны.

Ничто не предвещало скорый апокалипсис. Яркий белый шар солнца, как и миллиарды лет назад, безразлично висел в чёрной пустоте, безучастный к происходящему на планетах. Светились точки звезд в необозримой вселенной. Вокруг рядовой звезды класса G2V вращалась Земля. Лакомый кусочек в галактическом спиральном рукаве Ориона Млечного Пути. Даже если уточнить что Млечный путь входит в скопление галактик Девы. А скопление Девы входит в сверхскопление Ланиакеи, то всё равно это мало кому что скажет о том закоулке Вселенной где всё происходило. Может быть кто-то на Вселенских штурманских картах встречал Аттрактор Шепли. Центр масс этого подрайона Вселенной. Ну и ближайший к этим областям войд Козерога. Это пока лучшая ориентировка для нахождения тех мест, которые были когда-то заселены хомо и производными хомоподными расами. Ну и конечно же их технологические производные, самовоспроизводящиеся создания. Все они нуждались для своего развития в барионной материи. Следующие их формы развития уже ориентировались на другие области вселенной. Но об этом потом. Предоставим слово главным героям.

Ну а пока что на орбитах Земли и Луны светились мириады светлячков. В пространстве Солнечной системы плавно перемещались космолёты. Могущество и величие человечества двадцать второго века в космосе восхищало. Межпланетная Федерация была на пике своего величия. Венцом достижений была отправка межзвёздной экспедиции с колонистской миссией к землеподобной планете. Человечество поверило в себя и свои силы, но не почивало на лаврах. Активно проводилось терраформирование Венеры и Марса, развивалась база на Ганимеде. На очереди был Титан. Там на большой станции шли исследовательские работы. Существовали небольшие частные поселения на Марсе и астероидах. Люди охотно отправлялись в космос. Возможно из-за перенаселённости планеты и застарелых неурядиц между всё ещё существующими государствами.

Но в это время в вечной темноте океанских глубин зашевелилось, заклубилось что огромное и ослепительно чёрное. Пришло его время. Очень неспешно и беззвучно оно начало двигаться, переливаться из одного места в другое. Давно оно не покидало своего укрытия. Здесь оно росло до своих исполинских размеров. Здесь оно накапливало потенциальную энергию от движения бран, недоступную большинству трёхмерных существ.

В нём давно росло ликование. По мере того как стекались и объединялись рассеянные в прадавние времена закапсулированные вневременные частички его сознания. О, как это было не легко, получать их информационные копии из множества вселенных и множества запутанных закоулков мирозданий. Ещё больше их осталось пока не доступно в непредставимых образованиях и средах. Могущество древнего Властителя, давно сгинувшего вместе со своей вселенной, было очень велико.

Почти ничто не могло пройти через точку сингулярности. Но Чёрный Властитель был одним из тех немногих. Он не метался, как некоторые былые могущества, бесплотным отголоском слабых полей. В виде докучливых привидений. Которые способны лишь пугать местные впечатлительные существа. Время от времени былые властители предпринимали малоуспешные попытки воплотиться хоть куда то в живую ткань бытия, но у кракена был свой метод.

Он правил у себя мириады вечностей назад. Он нашёл свой метод жить практически вечно, мог воссоздать себя почти везде. Где угодно. Рассеянный в мирозданиях, но не уничтоженный. Он стал вселенским сорняком. Пылью под ногами першащей в горле. Головной болью множества сверхразумных рас и других сверхсущностей. И кое где он сумел вытеснить хозяев и обрел почти былое могущество. Это была кривая и презираемая всеми дорожка, угрожавшая многим.

Этот процесс продолжался много лет. Ему не раз приходилось начинать сначала. Даже на этой планете его вместилище уничтожалось разными расами, компонующими свои звёздные и галактические империи. Но даже удары сущностей вселенского масштаба не могли уничтожить эту его панспермию до конца.

Последний раз его останки нашла и вернула к жизни местная примитивная цивилизация, одичавшие потомки тех, кто его нейтрализовал. Слишком любопытные на своё горе. Это было показательно. После воссоздания людьми он был сравнительно мал, но ему легко удалось освободится и уйти в недосягаемые глубины. Там кракен рос и восстанавливал свои кондиции. Он пока не мог полностью осознать себя и достичь хотя бы части своего могущества.

Эти примитивы пытались его использовать в борьбе с себе подобными. Их опять много и у них конкуренция. Они стучатся во все закрытые двери, некоторые открываются. И они умудрились открыть ящик Пандоры. Глупцы.

Если бы Кракен мог смеяться над такой ерундой, он бы от души потешился над этим сборищем недалёких существ. Им перепала искорка разума и свой уголок во вселенной. Но их куратор создал явно не конкурентноспособный проект. Когда-то Кракен и с ним сталкивался в незапамятные времена.

Кракен напряг свою мощь, и она слегка исказила трёхмерную структуру пространства. Приоткрылась возможность просачивания информационных полей других измерений. Он не упускал возможности восстановиться. Хоть и готовился к совместной акции по сокращению численности и технологического могущества доминирующего вида существ планеты.

Конечно его раздражала необходимость вникать в мелкие дрязги первобытных существ. Это было для него на грани восприятия. Как для человека работа, требующая микроскопа. Но это бы единственный путь овладеть этой частью космоса. Люди были как малолетний сопливый мальчишка, который не знает ещё что на его голове корона этой части галактики. И он не помнит, что его отец правил этой империей и что сам он царских кровей.

А между тем жизнь в Солнечной системе неспешно шла своим чередом. На ярко освещённой поверхности Луны в прозрачном наблюдательном куполе находился пост слежения лунной базы Монтэрэй. Всё казалось вечным и незыблемым. Для дежурного на базе день и вовсе был будничным. Никаких мрачных предчувствий он не испытывал, как и большинство тех кому суждено было вскоре превратиться в прах. Над миллиардами ничего не подозревающих людей нависла пугающая угроза.

Параграф приказа о дублировании человеком автоматических систем контроля и наблюдения казался человеку рутинным. Настолько разумными и надёжными они казались. А кудрявому лейтенанту Висту сейчас больше хотелось сказаться больным и оказаться где-то в медблоке, рядом с хорошеньким врачом Мари. Это больше всего занимало молодого человека, сидевшего задрав ноги на стол и вперив отсутствующий взгляд в висящую над ним голубую планету. Её окружал светящийся нимб из бесчисленных ярко освещённых станций и инфраструктуры орбитальных лифтов. Он отрегулировал пропускную способность прозрачного при желании купола и грелся под лучам солнца. Это приятно расслабляло. При большом желании можно было вообразить себя на пляже. Но загорать на дежурстве не позволял устав.

Ещё конечно хотелось махнуть в отпуск на Землю. Здесь даже воздух базы приелся, казался не вкусным, каким-то пресным с привкусом металла. Эрзац, лишенный ароматов родной планеты. Спальные места в центрифугах тоже были на любителя. У многих кружилась голова от искусственной гравитации во время сна.