Дженнифер Ли Арментроут
Лунное искушение

– А что не так с моей одеждой? – На Никки были джинсы и черная футболка. Она ни за что не станет одеваться как мама или отец. Ее желание помочь родителям не столь сильно, чтобы надеть униформу.

Она осмотрела себя и увидела дыру как раз под коленом.

Девушка вздохнула.

Девлину, вероятно, и вправду не понравится дыра, но хотелось бы знать, что за чертовщина случилась тут, что все слуги сбежали.

Наверняка что-то выдающееся.

Не оттого, что де Винсенты платили необыкновенно много, но и потому, что отец ничего ей не сказал.

А это означало, что случилось нечто действительно плохое.

Глава 2

Около часа пополудни Никки заканчивала уборку в гостиной, расположенной рядом с кабинетом на первом этаже. Она протирала от пыли стулья, которые на самом деле не очень-то и нуждались в этом, когда почувствовала покалывание в затылке. Промокнув пот на лбу, девушка встала и обернулась.

В дверях стоял Девлин де Винсент.

Его появление напугало настолько, что она чуть не выронила тряпку. Отступив назад, Никки наткнулась на тяжелую тумбу в викторианском стиле.

Боже.

За эти годы девушка видела много его фотографий в желтой прессе, но они не встречались лично.

Он так походил на своего отца, что по спине у нее пробежал холодок. Темные волосы подстрижены коротко и аккуратно уложены. Холодно красивый и совершенно отстраненный, он был одет так, будто явился с важной деловой встречи – в брюки и рубашку, застегнутую на верхнюю пуговицу, хотя стоял сентябрь и все еще было дьявольски жарко.

В детстве она побаивалась старшего из братьев де Винсент. Сейчас ему, наверное, где-то около сорока.

Да и Никки уже не ребенок.

Оценивающий взгляд Девлина скользнул по девушке, и она почувствовала себя предметом мебели, владелец которого сомневался, то ли сохранить его, то ли засунуть на чердак, подальше от глаз важных и влиятельных людей.

– Здравствуй, Никки, давно не виделись.

Вцепившись в тряпку, она заставила себя непринужденно улыбнуться.

– Привет, Дев.

То ли удивление, то ли раздражение промелькнуло на его лице, когда Никки использовала сокращенную версию его имени. С Девлином никогда нельзя было быть уверенной.

– Спасибо, что приехала и осталась помогать, пока твоей мамы нет, – сказал он безразличным тоном. – Надеюсь, она поправится.

– Она держится.

– Твоя мама – очень сильная женщина. Если кто и может справиться с этим, так это она.

Это, вероятно, была самая милая фраза, какую она когда-либо слышала от Девлина.

Он снова скользнул по ней взглядом.

– Знаю, ты долго отсутствовала, училась в колледже и все такое, но уверен, помнишь, что наши работники носят униформу, а не рваные, поношенные джинсы?

Наконец-то он все испортил, выступив в роли Капитана Придурка де Винсента, чьи слова звучали так, словно ему восемьдесят, а не сорок.

Никки замерла.

– На самом деле они не поношенные.

– Ты их такими и купила? – На его лице появилась надменная ухмылка. – Возможно, тебе стоит потребовать деньги назад.

Она поджала губы, подавив порыв показать ему средний палец.

– Мне жаль. Меня не предупредили, что я должна носить униформу.

Это была неправда, но какого черта.

Он склонил голову набок, как всегда делал его отец.

– Понятно. Тогда, возможно, ты найдешь в своем гардеробе что-нибудь, что не выглядело бы так, будто мы платим своим работникам гроши? Ведь ты получаешь жалованье, а не занимаешься этим бесплатно.

Она глубоко вздохнула. Может, дом и изменился немного, а Люциан уже не ловелас, но Девлин остался прежним.

– Уверена, что смогу найти что-нибудь, что удовлетворит вас.

И вот снова. Проблеск эмоции, который пропал раньше, чем Никки успела хотя бы понять, что это было.

Внезапно Девлин очутился всего в паре футов от нее. Ее глаза чуть распахнулись. Как, черт возьми, он мог двигаться так быстро и так тихо?

Он что, призрак?

Скорее, дьявол. В конце концов, так его звали в желтой прессе. «Дьявол».

Стоя перед Девлином, Никки едва доставала ему до плеча, поэтому не могла не испугаться, когда мужчина навис над ней.

– Мне кажется или ты дерзишь, Николетт?

О боже.

Мысленно проклиная себя и Девлина, она родила самую широкую улыбку в своей жизни.

– Надеюсь, нет. Я говорила серьезно. У меня есть брюки получше. Уверена, они вам понравятся.

Он впился в нее взглядом.

– Рад слышать.

Окей. Хотя это прозвучало совсем не радостно.