Александр Валентинович Рудазов
Самое лучшее оружие


– Потому, что мы с ним не женаты! Ты что, не знаешь Дэвида?!

В глазах Сержа отразилось понимание. Он знал Дэвида. Несмотря на то, что Глэдис была двоюродной сестрой, а не родной, Дэвид защищал и ее честь тоже. Сержу от него один раз досталось… правда и он не остался в долгу. В отличие от мямли Джулиана, муж Глэдис вполне мог за себя постоять.

– Дэйв, сколько лет, старик!.. – радостно распахнул объятия он. – Как сам-то?

Дэвид попытался было уклониться, но его схватили, стиснули в объятиях и сунули в руку бокал с шампанским. Ванесса благодарно посмотрела на Сержа – он только что спас ее брату жизнь.

– Вон, душечка, может все-таки познакомишь со своим?.. – заискивающе посмотрела на нее Глэдис, воспользовавшись тем, что муж отвлекся.

Ванесса снова посмотрела в сторону Креола. Он как раз закончил что-то говорить, и его собеседники от души расхохотались. Похоже, удачно пошутил.

Хотя нет… судя по недоумевающему лица мага, он просто ляпнул какую-то глупость, принятую остальными за остроумную шутку. Вон не стала дожидаться, пока недоумение превратится в бешенство, и быстро повела Глэдис знакомиться.

– Глэдис, это Креол, Креол, это Глэдис, – быстро сообщила она.

– Да мне наплевать, – пожал плечами маг, равнодушно вытирая о шикарное платье новой знакомой кремовые пальцы: он только что ел торт руками.

Ванесса признательно улыбнулась своему учителю – после такого приветствия Глэдис мгновенно преисполнилась к Креолу неизбывным отвращением. Разумеется, все наполеоновские планы об отбитии кавалера у кузины были сразу же забыты.

– Боже, мое платье!.. – только и смогла вскрикнуть она, глядя на жуткие маслянистые следы. – Вы!.. да вы!.. да как вы смеете!.. Хам! Мужлан!

– Не повышай на меня голос, женщина, – хмуро приказал маг. – Испепелю.

– Как замечательно, что вы так быстро подружились!.. – радостно улыбнулась Ванесса, вклиниваясь между ними и уводя Глэдис в сторону. – Глэд, ну что ты к нему привязалась? У него нервная работа и тяжелый характер… или тяжелая работа и нервный характер… неважно.

– Боже, Вон, как ты можешь… как ты можешь… с ним?.. – начала хватать ртом воздух кузина.

– Сначала было трудно, – признала та. – Но знаешь, если узнать его поближе, он очень милый.

– Ми… милый?! – сунула ей под нос испорченный край платья Глэдис.

– Ну, у всякого свои недостатки, – философски развела руками Ванесса. – Зато смотри, что он мне вчера подарил!

Глаза кузины моментально превратились в идеальные круги – в руке Вон появился бриллиант на добрых тридцать карат. Креол вчера изобретал новое зелье и что-то нахимичил не так… На столе осталась большая дыра… точнее, стол превратился в деревянный обруч с ножками.

Но зато в качестве побочного эффекта маг заполучил этот драгоценный камень. Который и был тут же подарен ученице – безо всякого повода, просто потому, что самому не нужен.

– Это что, на обручение?.. – зачарованно спросила Глэдис, прищуривая правый глаз. В драгоценностях она разбиралась прекрасно.

– Да ты что! – хихикнула Вон. – Про обручение речи пока не было… Это так, мелкий сувенир…

Глэдис обернулась к Креолу с обновленным интересом. Человеку, дарящему такие «мелкие сувениры», прощается очень многое…

Через пару часов, когда все уже изрядно захорошели, в чью-то светлую голову пришла мысль выяснить, кто здесь самый сильный. Способ избрали самый простой – армреслинг. В центре зала поставили два круглых столика, по бокам стулья, и первые пары тут же начали состязаться.

Участвовали, само собой, только мужчины, хотя Ванесса долго возмущалась таким шовинизмом и требовала допустить ее до соревнований. Хотя спорила она чисто для проформы, заранее зная, что все равно всех победит лод Гвэйдеон.

Паладин действительно уверенно продвигался к финалу. Собственно говоря, тур с его участием заканчивался сразу же, как только две ладони соприкасались: лод Гвэйдеон не до конца понял суть игры и решил, что нужно просто как можно сильнее сжать руку оппонента. Излишне говорить, что железная хватка тренированного паладина, да еще в керефовой перчатке, легко превращала любую ладонь в нечто медузообразное.

А вот Креол выбыл из состязания еще в четвертьфинале. Он тоже не совсем понял правила и решил, что главное – повалить руку. А в какую сторону – не имеет значения. В одной восьмой финала (желающих поучаствовать оказалось много) он угадал сторону правильно и победил без особого напряжения. Зато в следующем туре дядя Бен одолел его одним быстрым усилием – Креол тянул туда же, куда и он.

Впрочем, поражению он не огорчился – безразлично пожал плечами и пошел играть с рыбками в аквариуме. Устраивать им шторм.

Пока могучий Дэвид и лод Гвэйдеон с красными лицами боролись за титул чемпиона, подбадриваемые приветственными воплями зрителей, вокруг Креола сгрудились все несовершеннолетние гости в количестве четырнадцати штук. Маг, с каждой минутой все сильнее пьянеющий, поглощал текилу и задумчиво кипятил взглядом воду в аквариуме. Бедные рыбки уже начали всплывать кверху брюхом, когда Ванесса наконец-то заметила творящееся безобразие и вмешалась.

Правда, рыбкам это было уже безразлично.

– Фу, прекрати так налегать на текилу! – брезгливо отвернула носик она. – Тебе вредно много пить!

Креол согласно кивнул… и упал.

– И когда ты только успеваешь? – недовольно уперла руки в бока Ванесса. – Лод Гвэйдеон, помогите, пожалуйста!

Паладин чуть усилил нажим, завалил ладонь Дэвида и рысью подбежал к абсолютно никакому Креолу. Они с Ванессой взяли его за руки и за ноги, перевернули лицом вверх, отнесли в соседнюю комнату и положили на ближайший диван – прийти в себя. Маг слабо подергивался – с текилой он все-таки здорово перебрал.

Никто из гостей помочь не соизволил – многие и сами уже пребывали в похожем состоянии. Все-таки такие вечеринки устраиваются не каждый день. Даже Мао, в обычных условиях почти непьющий, сидел в кресле, осоловело смотрел на картину с изображением двух красных треугольников и время от времени громко икал.

– Близнецово пойло… – неодобрительно посмотрел на недопитый стакан паладин. – Из чего его делают, леди Ванесса? Такой омерзительный вкус…

– Из кактусов, – рассеянно ответила девушка, размышляя, что делать с нетрезвым магом.

– А что такое как-ту-сы? – по слогам повторил паладин.

– Да вот он стоит, – кивнула Вон на здоровенный цереус, торчащий из горшка.

Пока она задумчиво смотрела на учителя, размышляя, оставить ли его здесь или перенести куда-нибудь, лод Гвэйдеон внимательно изучил кактус. И даже уколол палец сквозь двойной слой кожи – иглы у «цветочка» были на редкость длинные и острые.

– На Каабаре такого не растет, – уверенно заявил он. – А вина нужно делать из сладкого винограда, а не из этих… зеленых ежей…

– Ну, некоторым нравится, – пожала плечами Ванесса. Она сама текилу не употребляла – все эти «лизнуть, куснуть, нюхнуть» были для нее слишком сложным процессом. А вот Креолу пришлось по душе – напоминало какой-то магический ритуал. – Ладно, черт с ним, пусть отсыпается… Лод Гвэйдеон, давайте дотащим его до нашей комнаты? А то еще проснется ночью, спалит тут все к чертям…

Лод Гвэйдеон послушно кивнул, аккуратно взваливая Креола на плечи. Помощь Вон ему не потребовалась – паладинов тренировали ходить и даже бегать с тяжелыми грузами на спине. Одной из экзаменационных задач было обежать вокруг Академии, неся на плечах собственного коня.

В доспехах, само собой.

– Вон, детка!.. – восторженно поприветствовал ее дядя Нэд, когда они поднимались по лестнице. – А мы тут… ик-кх… пьем…

– Чаво?! – заорал дедушка Джо, успевший оправиться от второй порции заклинания и теперь наворачивающий по залу круги на коляске. – Чаво сказал?!

– И кто только придумал эти семейные вечеринки? – неодобрительно покачала головой Ванесса, глядя, как Глэдис совершенно нагло клеится к Дэвиду, пользуясь тем, что Серж лежит под столом и мыслит о вселенских проблемах. – Всегда заканчивается одинаково…

Креол неожиданно открыл глаза, испещренные кровавыми прожилками. Он удивленно обозрел гостиную, множество человек, остатки пиршества на столах, и удивленно наморщил лоб, явно пытаясь понять, что он здесь делает и кто все эти люди.

– Жарко-то как!.. – простонала тетя Ди – любимая сестрица Агнесс. – Освежиться бы сейчас!

Маг несколько секунд размышлял над услышанным, потом сообразил, чего желает эта женщина, услужливо щелкнул пальцами… и в гостиной пошел дождь. Мелкий, сырой и очень противный.

Это стало достойным завершением всего вечера. Праздник явно удался.