Александр Валентинович Рудазов
Самое лучшее оружие


Стриптизершу на этот раз никто не пригласил. Зато в чью-то светлую голову пришла мысль порадовать дедушку мексиканским оркестром. Четырьмя усатыми толстячками с разномастными трубами и прочей бандурой.

Лод Гвэйдеон спокойно сидел за столом, кушал мидий и с удовольствием слушал их завывания. А вот Креолу эта музыка не понравилась.

Очень.

И он об этом сказал.

Громко.

И грубо.

Собственно, он просто приказал музыкантам немедленно заткнуться, а для пущей убедительности швырнул в одного из них тортом. Да не испорченным, а совершенно целым.

Если бы дело происходило в кино, после этого броска все бы ужасно развеселились и принялись бросаться друг в друга едой. Однако в реальной жизни даже самые избалованные богачи обычно себе такого не позволяют.

Во-первых, еда дорогая и вкусная – любой нормальный человек предпочтет ее съесть, а не кидать в соседа. Во-вторых, костюмы тоже дорогие. Многие к тому же взяты напрокат (к чему иметь в постоянной собственности смокинг, который приходится надевать всего пару раз в году?).

Опять-таки портить чужие стены и мебель неудобно. А если тот же дедушка Джо подъедет на своей каталке и врежет сморщенным кулачишкой по почкам, станет еще неудобнее.

А он мог!

Да и не так уж это весело, как обычно изображают актеры…

В общем, до всеобщего бросания продуктами не дошло. Но вот музыкант, к которому в трубу прилетел этот торт, ужасно разобиделся (особенно за испорченный инструмент), молча подошел к Креолу и замахнулся, чтобы врезать ему этой самой трубой.

И упал бездыханным – ему на макушку опустился бронированный кулак лода Гвэйдеона. Паладин готов был вышибить дух из любого, кто хоть чем-то обидит его любимого святого Креола.

Посмотрит косо, например…

Трое остальных оркестрантов перехватили инструменты поудобнее и бросились мстить за товарища. Креол даже не стал вмешиваться – просто отодвинулся в сторону, взял себе рыбное канапе и стал увлеченно наблюдать, как лод Гвэйдеон их дубасит. Все остальные гости тоже смотрели с явным интересом – такое развлечение понравилось народу больше, чем мексиканский концерт. Паладин двигался как ртуть и работал кулаками, словно паровой молот.

Но это пока еще были милые семейные пустячки. Подумаешь, слегка подрались. Дедушка Джо, бывало, отмачивал номера и похлеще. Измочаленных оркестрантов выволокли наружу, усадили в такси, поаплодировали победителю, успокоились… и все снова пришло в норму.

Минут на десять.

– Боже мой, Вон, какая встреча! – неожиданно ахнули сзади.

Ванесса обернулась – так и есть, это наконец-то явилась кузина Глэдис. С огромным опозданием.

Разумеется, она нарядилась так, как будто ее пригласили не на семейный сабантуйчик, а по меньшей мере на свадьбу английской королевы. Серьги, висящие в ушах этой эффектной брюнетки, можно было использовать в качестве кистеней. В сложной прическе мог устроить жилье выводок кроликов. Помада и румяна в общей сложности тянули на пару фунтов. Ну а платье могло окупить месячный бюджет какой-нибудь маленькой страны.

– Вон, душечка, какая радость, как я рада! – ужасно ненатурально заахала Глэдис, клюя Ванессу в обе щеки.

– А уж я-то… – с трудом заставила себя улыбнуться Ванесса. – Не передать.

Глэдис немедленно начала щедро делиться своими новостями. Ее муж, рослый блондин с квадратным лицом, равнодушно стоял рядом, изображая мебель, пока жена рассказывала о его очередных успехах на профессиональном поприще.

– А у тебя-то как? – спохватилась она. – Все еще не замужем? Встречаешься с кем-нибудь?

– Ну, кое с кем… – загадочно приподняла губу Вон. – Видишь, смуглый стоит?

– Это черноволосый? – прищурился в сторону Креола Глэдис. – С сумкой через плечо?.. Да, довольно интересный мужчина…

– Занято, – холодно посмотрела на нее Вон. Одновременно с ней Серж грозно пихнул женушку локтем в бок.

Кстати, вокруг Креола и лода Гвэйдеона в очередной раз собрались все гости. Маг и паладин придумали новое развлечение – Креол положил на стол ладонь, а лод Гвэйдеон со скоростью швейной машинки втыкал ему между пальцев мизерикордию. Народ шумно выражал одобрение бесстрашию первого и ловкости второго.

– А чем он занимается? – сделала равнодушное лицо Глэдис. – А ты сама? Все еще в полиции?

– Нет, уволилась, – коротко ответила Вон. – Теперь работаю на правительство.

– Да ты что?! – не удержалась от аханья кузина. – В ФБР?! Или ЦРУ?!

– Почти… – уклончиво ответила Ванесса. – В одной секретной организации… очень секретной. И Креол там же. Он там большая шишка! – понизила голос она. – Президента называет просто по имени!

Что интересно, ничуть не соврала: с президентом США Креол пока что не встречался, но она ничуть не сомневалась, что он станет обращаться к нему не «мистер президент», а «эй ты, Джордж, сюда подошел».

– Да ты что?! – снова ахнула Глэдис, все с большей завистью поглядывая на Креола и с явным презрением – на Сержа. «Мой муж – суперагент» звучало намного эффектнее, чем «мой муж – пластический хирург». – Вон, душечка, познакомь!

Ванесса с некоторым сомнением обернулась в сторону Креола. Маг с паладином закончили играться с ножиком и теперь орали на дядю Нэда. Точнее, это Креол орал, а лод Гвэйдеон его молчаливо поддерживал. Вон задумалась, чем ее тихий и добродушный дядюшка мог обидеть мага… а потом вспомнила, что тот увлекается астрологией.

Креол ненавидел астрологию и астрологов.

Дедушка Джо совершенно неожиданно вскинул трясущуюся голову, окинул всех присутствующих изумленным взором, а потом возмущенно завопил:

– Вы кто такие?!! Пошли вон из моего дома!!!

– А, черт, заклинание выветрилось… – поморщилась Ванесса, торопливо сигнализируя Креолу.

Маг некоторое время непонимающе моргал, но когда дедушка от души пнул пытающегося его успокоить кузена Стива (патриарх клана Риппл передвигался в инвалидной коляске не по причине парализованности, а просто потому, что все время забывал, как правильно ходить пешком), все-таки сообразил, что там шипит ученица, и незаметно послал в именинника еще одно заклятие Спокойствия.

Дедушка моментально расслабился и заулыбался. Все эти неизвестные люди начали казаться ему милыми и симпатичными…

Ванесса облегченно смахнула пот со лба, но тут же заметила новую угрозу – к Креолу решительно направлялся изрядно поддатый Дэвид. После того случая с усыплением он несколько дней ходил обескураженный, пытаясь сообразить, что же это все-таки было. И вот теперь, похоже, вспомнил, что так и не довел до конца намеченного дела – набить морду нахалу, осмелившемуся ухаживать за его маленькой сестренкой.

То, что сестренке уже двадцать четыре года, и она дерется куда лучше его самого (в детстве Вон частенько поколачивала брата, даже когда тому помогал кузен Стив), Дэвида не смущало.

А маг тоже успел слегка принять на грудь. Пока что самую малость, только губы смочить, но в его глазах уже просматривалось желание поджарить кого-нибудь заживо.

Вообще-то, это желание в его глазах просматривалось всегда, только обычно не так явно.

– Дэвид, подойди сюда! – крикнула Вон. – Серж что-то хочет спросить!

– Да нет, Вон, я же ничего… – запротестовал было муж Глэдис.

– Отвлеки его! – зашипела Ванесса. – Пожалуйста! А то они с Креолом сейчас подерутся!

– Почему? – не понял Серж.