Александр Валентинович Рудазов
Самое лучшее оружие


– Охрип, отрок? – ласково спросил он, гладя мальчика по головке. – Смотри, еще раз разбудишь меня, так совсем язык отвалится… Понял?

Креол не любил детей.

– Что-то скучно… – задумчиво посмотрел в окно он, когда мальчишка с расширившимися глазами выбежал из мансарды. – Зря я все-таки раба с собой не захватил – в бейсбол бы сейчас поиграли…

Играть в бейсбол Креола научила Ванесса. И они с Хубаксисом очень быстро наловчились играть на пару – вместо биты жезл, вместо мячика Хубаксис…

Правда, нравилась такая игра только Креолу.

До конца недели в доме царило жуткое столпотворение. Ежедневно прибывала новая порция родственников. Многие из них видели друг друга первый раз в жизни: в последний раз все Рипплы собирались пять лет назад – на предыдущий юбилей дедушки Джо. С тех пор некоторые успели жениться или выйти замуж, у других родились дети (или повзрослели до такого уровня, при котором можно отличить одного ребенка от другого), кое-кто умер. Всех порадовал кузен Стив, невесть с какой радости переметнувшийся в кришнаиты и заявившийся в оранжевом платьице и с бритой головой.

Впрочем, Ванесса куда сильнее ждала и никак не могла дождаться другую кузину – Глэдис. Эта высокомерная дурища ужасно пыжилась тем, что ее муж дорогущий пластический хирург, работает в Голливуде и здоровается за руку с самыми крупными звездами.

Креол, конечно, пока не был мужем Вон (впрочем, она над этим работала), но в профессионализме мог дать сто очков вперед всем американским хирургам вместе взятым. А насчет репутации… Кинозвезды – это, бесспорно, очень внушительно, но рядом с императорами, высшими демонами и богами даже Аль Пачино покажется маленьким и незначительным.

И уж конечно мужу Глэдис никто и никогда не построит даже часовенки!

Кстати, когда Ванесса вспоминала, что в Зингенцефельде уже выбрали место, на котором возведут храм ее имени, у нее начиналась натуральная истерика. Поэтому она старалась об этом не думать.

Но она, по крайней мере, рассчитывала, что здесь, в дедушкином доме, будет избавлена от всяческой нечисти, в последнее время буквально кишащей вокруг…

Однако не тут-то было.

Это произошло, когда они с Креолом поднимались к себе. Лод Гвэйдеон уже отправился на боковую – его все-таки разместили отдельно ото всех, хотя и в самой крохотной комнатушке, почти чулане.

– Мама, мама, не надо, ну правда, оно там, правда!.. – вдруг завопил кто-то в соседней комнате.

– Привет, Хэл, – сунула голову в дверной проем Ванесса. – Что за проблемы?

– Привет, Вон, – смахнула пот со лба Хелен – еще одна кузина. Она недавно развелась, и теперь воспитывала дочь в одиночку – бывший муж не желал иметь ничего общего с прежней семьей. – Слава богу, ты здесь, а то я уже замучилась! Джил, помнишь тетю Вон? Она полицейский! И вот она в детстве никогда не выдумывала таких глупостей!

– Я и не выдумываю! – оскорбленно пискнула маленькая Джилиан. – Оно правда там!

– А что случилось-то? – вошла внутрь Ванесса. Следом вступил равнодушный ко всему Креол.

– В шкафу чудовище, – совершенно серьезно сообщила четырехлетняя девочка, указывая на огромный платяной шкаф, занимающий треть комнаты. Этот образчик старинной мебели принадлежал еще прадеду дедушки Джо, прибыл с родины предков – Ирландии, и давно стал настоящей семейной реликвией. – Я его видела!

– Джил, когда я в детстве гостила у дедушки Джо, то всегда спала в этой самой комнате, – ласково сказала Ванесса, присаживаясь на край кровати. – И мне тоже тогда казалось, что в этом шкафу живет монстр… Но там ничего не было!

– Нет, есть! – упрямо твердила Джилиан.

– Вот, смотри! – демонстративно открыла дверь Хелен. Внутри не было ничего, кроме одного-единственного старого пальто. – Никаких чудовищ! Ну где ему тут спрятаться?

Как только дверь дряхлой развалины распахнулась, Креол тут же подобрался, моментально утратив равнодушный вид. Он потянул носом воздух, а потом молча вошел в шкаф, не обращая внимания на ошалелые глаза Хелен.

Вот Ванесса смотрела совершенно спокойно – привыкла давным-давно.

– А тут и правда кое-что есть… – пробормотал маг, аккуратно прикрывая за собой дверь.

Некоторое время все было тихо. А потом внутри кто-то злобно зарычал сразу на два голоса (в одном из них Вон узнала своего учителя), что-то начало дубасить в стены, потом раздался жуткий грохот, тоскливый вой, неприятный хруст, из щелей потянуло дымком и все снова стихло…

– Я его убил! – приглушенно сообщил Креол изнутри.

– Ну вот видишь, – облегченно вздохнула Хелен, прикрывая дочь одеялом. – Дядя Креол убил злое чудовище. Теперь ты будешь спать?

– Буду, – все еще настороженно пообещала Джилиан. – А он правда его убил?

– Ну ты же сама слышала, – улыбнулась мама, чмокая ее в лоб. – Слышала, как оно плакало? Сейчас дядя Креол там уберет и пойдет спать. И ты тоже спи!

Торопливо выходя из комнаты (ужин почти остыл), она показала Ванессе оттопыренный большой палец и прошептала:

– Классный парень! Эх, вот бы Джил такого папу… Нет, а актер, актер какой – так натурально все звучало! Даже зажигалкой надымил! Я сама почти поверила! Повезло же тебе, Вон…

– Еще как повезло… – медленно кивнула Ванесса, торопливо выпроваживая кузину – дверь шкафа уже открывалась.

Креол вышел веселый, крепко сжимая нечто маленькое, мохнатое, с несоразмерно огромной головой и длиннющим носом. Без сомнения, мертвое – со сломанной шеей обычно не живут. При виде этой твари Джиллиан радостно заверещала, моментально узнав «чудовище из шкафа».

– Букка, – ответил на молчаливый вопрос Ванессы Креол. – Мерзкая тварь, иногда заводится в старой мебели. Мелкий очень – оголодал сильно. Питается человеческим страхом, как анамрад, набирается сил и растет. В обычном состоянии невидим для всех, кроме маленьких детей… и магов, конечно.

– Я же говорила! – гордо подбоченилась девочка. – Я же говорила, говорила! Правда ведь, тетя Вон? В шкафу есть чудовище!

– Было, – поправил ее Креол, запихивая тушку букки в сумку.

Ванесса торопливо пожелала племяннице спокойной ночи, попросила ее никому не рассказывать, что тут произошло, и поскорее вытолкала Креола наружу, пока Хелен не вздумала выяснить, почему они тут застряли. Про себя она радовалась, что у мага хватило благоразумия проделать все тихо.

А еще больше она радовалась, что здесь не оказалось лода Гвэйдеона – паладин с большим удовольствием порубал бы в щепы и шкаф, и таящуюся в ней нечисть. Зрелища рыцаря со светящимся мечом Хелен не выдержала бы точно.

– А ведь в детстве я знала, что там монстр… – задумчиво сказала Ванесса, заглядывая Креолу в сумку. – Я его даже видела. Но никто не верил… А потом я сама себя убедила, что мне просто почудилось… Интересно, а сколько еще таких живет в разных шкафах?..

– Много, – равнодушно ответил Креол.

Само собой, необычная троица старалась поменьше бывать дома. Все-таки у них был отпуск, и никто не собирался тратить время даром. А Майами – одно из самых приятных местечек на всем земном шаре.

До Диснейленда руки так и не дошли. Зато в аквапарк Ванесса мага и паладина сводила. Им там очень понравилось… а вот ей не очень. Потому что бедной девушке пришлось из кожи вон лезть, чтобы не допустить человеческих жертв.

Впрочем, лод Гвэйдеон тут был ни при чем – он-то как раз вел себя очень культурно. Согласился оставить доспехи в раздевалке (пока он их снимал и надевал, Креол и Ванесса прикрывали его от любопытных глаз), чинно плескался в бассейне и прыгал с вышек, спокойно попивал коктейли (ему очень понравилась «Маргарита»), благопристойно ухаживал за пожилыми и даже молодыми дамами… кстати, с немалым успехом. Правда, хлорированная вода ему ужасно не понравилась – с непривычки щипало глаза. Но он вежливо промолчал.

И совсем другое дело – Креол. Искусственные волны в бассейне показались ему слишком мелкими, и он, не долго думая, устроил настоящий шторм. «Ленивая речка» после него уподобилась Нилу периода разлива и затопила бар. Спасатель, дежуривший возле «черной дыры», чуть не проглотил свисток, когда Креол, несколько секунд назад спустившийся в эту трубу, невозмутимо вылез обратно. Примерно на полпути ему банально расхотелось падать в бассейн, и он предпочел вернуться прежним путем, просто пролевитировав.

И Ванесса замучилась твердить ему, чтобы не смел ходить по воде в присутствии посторонних!

Сейчас все трое расслаблялись в бассейне, сидя на огромных надувных кругах. Пару часов назад Ванесса купила Креолу маленький плеер с наушниками, и теперь он с интересом экспериментировал с новой игрушкой. Из всех видов музыки магу особенно сильно понравился немецкий тяжелый рок. В первую очередь «Rammstein». От этих жутких грохочущих звуков Креол приходил в настоящий экстаз.

– Завтра у дедушки день рождения, – между делом сообщила Вон.

– Да мне-то что? – пожал плечами Креол. Он то и дело бросал ревнивые взгляды на драгоценную сумку, лежащую на бортике: маг наотрез отказался оставлять ее в раздевалке.

– Надо подарить что-нибудь, – сердито посмотрела на него девушка. – Хотя что ему можно подарить – он глухой и в маразме…