Александр Валентинович Рудазов
Самое лучшее оружие


Маг по привычке насторожился, но потом успокоился и решил слегка расслабиться. Благо обстановка располагала – черный BMW ехал по ночному шоссе, в салоне было темно и прохладно, Конрад и лод Гвэйдеон, сидящие впереди, вели какую-то степенную беседу. Креол прищелкнул пальцами, создавая дымовую завесу между передними и задними сиденьями…

– Насколько я понял, сударь, вы в этом мире важное лицо? – вежливо спросил паладин, деликатно не обращая внимания на доносящиеся сзади звуки.

– Мы не афишируем себя, но да, наша, кхм, служба играет достаточно значительную роль, – согласился Конрад, досадуя на бесцеремонного мага: из-за его завесы водитель лишился заднего обзора. – Хотя сфера наших действий лежит исключительно в таких вот, кхм, «невероятностях», если можно так выразиться… А что?

– Вы не думали заняться распространением здесь истинной веры? – мягко, но настойчиво поинтересовался лод Гвэйдеон. – У вас никто не поклоняется Пречистой Деве – это очень плохо.

– Сам я человек не религиозный, но вообще-то религий у нас хватает, – не слишком заинтересовался Конрад. – Чем вам не нравится христианство, например?

– У меня пока не было возможности как следует изучить вашу веру, – признал паладин. – Но какова бы она ни была, она не может быть лучше иштарианства. Подумайте об этом, сударь, подумайте как следует. О, кстати, надеюсь, я не оскорбляю вас, обращаясь так? У вас на пальце нет дворянского перстня…

– М-м-м?.. – неопределенно промычал ничего не понявший Конрад. – Алло, господа сзади, не хотелось бы вам мешать, но мы уже почти приехали…

– Веди машину и помалкивай! – рявкнули на него.

Голос был женский.

– Позвольте, я расскажу вам о преимуществах нашей веры, – предложил лод Гвэйдеон ошеломленному Конраду. – Священная книга Астаро совершенно четко утверждает… да, сейчас в Мерейерее созывается Вселенский Собор – Астаро будут дописывать.

– Зачем?

– Как это зачем? – удивился лод Гвэйдеон. – Необходимо добавить четвертую часть – житие святого Креола. На всем Каабаре пока что нет ни одного его храма… вы могли бы построить такой храм здесь.

Конрад закатил глаза. При всей полезности Креола в качестве полевого агента на святого он не тянул. Так не тянул, что дальше уже некуда.

– Я сообщу о вашем предложении начальству, – дипломатично ответил он. – Мы подумаем.

– Обязательно подумайте, – совершенно серьезно кивнул лод Гвэйдеон.

Через несколько минут Конрад остановил машину возле какого-то магазинчика. Лод Гвэйдеон в своем необычном одеянии привлекал слишком много внимания, а безымянная служба Конрада как раз и должна была следить, чтобы по улицам не бродили всякие нездоровые сенсации.

– Подождите, пожалуйста, – попросил он, выходя наружу.

Вернулся агент очень быстро, неся какой-то сверток. В нем оказался рыбацкий дождевик.

– Это вам, – отдал он костюм лоду Гвэйдеону. – Наденьте поверх доспехов, пожалуйста. Если только, кхм, это не оскорбит каких-нибудь ваших правил…

– Нисколько, сударь, – благодарно наклонил голову паладин. – Вы предупредили мое желание – я и сам собирался найти что-нибудь… подождите, а куда же я спрячу меч?

– Вот вам чехол для спиннинга, – невозмутимо ответил Конрад. – Пусть думают, что вы рыбак.

Когда черный автомобиль подъехал к бунгало дедушки Джо, лод Гвэйдеон уже успел облачиться в желтый дождевик и высокие рыбацкие бахилы. Маскировка оказалась вполне приличная, но теперь паладин стал похож на толстяка.

Конрад еще раз уточнил у Креола и Ванессы (особенно у Ванессы) несколько административных моментов, связанных с гонораром за выполненную услугу и дальнейшим сотрудничеством, оставил номер своего мобильного, махнул на прощание и уехал.

– Привет, ма, – тихо прошипела Ванесса, открывая дверь своим ключом. – Слушай, этот долбаный Скотт уже уехал?

– Что ты девочка моя как же мы могли его отпустить конечно же мы пригласили его на день рождения дедушки мы превратили вторую гостиную в дополнительную спальню гостей ожидается просто ужас, а кто этот милый джентльмен он похож на капитана дальнего плавания с которым мы в молодости нет-нет Мао это было еще до нашей встречи познакомь же нас что вообще происходит где ты пропадала четыре месяца что у тебя за странные знакомые что за история с маньяком в гараже объясни мне все немедленно!

Вон бессильно посмотрела на папу. Тот только пожал плечами, предоставив дочери возможность выпутываться самой. От мага с паладином помощи тоже ждать не стоило – они преспокойно играли в камень-ножницы-бумагу.

Креол, разумеется, бесстыдно жульничал.

– Ну все, хватит! – решительно заявила Ванесса. – Мне уже надоело все время врать!

Мао закрыл глаза ладонью, не желая видеть того, что сейчас произойдет. Агнесс, наоборот, подалась вперед с жадно горящими глазами. Она почуяла Тайну.

– Мы едем в гостиницу, – совершенно неожиданно закончила Вон. – Прости, мама, но я тебе ничего не скажу. Не имею права. Дело государственной важности! – уважительно указала куда-то наверх она. Агнесс посмотрела туда же, но кроме ночного неба и дворового фонаря ничего интересного не увидела. – Видела ФБРовца? Вот! И вообще я теперь… я теперь… я теперь работаю на государственную безопасность, вот!

Неожиданно вырвавшаяся придумка оказалась очень удачной. Агнесс Ли, разумеется, стало еще любопытнее, но теперь она уже не решалась ни о чем спрашивать. К вопросам ГБ она всегда относилась с большим уважением. На словах ни в грош не ставила, но в душе относилась с трепетным пиететом.

– Что девочка моя что ты такое говоришь конечно я не буду ни о чем расспрашивать сама расскажешь когда захочешь, – с надеждой сказала она. – Ни о какой гостинице не может быть и речи вы останетесь здесь вашего друга мы положим во второй гостиной со Скоттом…

– Только не со Скоттом! – запротестовала Ванесса.

– Чем тебе не нравится Скотт это очень милый человек такой оригинальный такой культурный…

– Скотта не надо! – повысила голос Вон, нервно оглядываясь на Креола.

Маг и так уже подозрительно водил носом – чуял поблизости содомита. Как он объяснял Вон, ауры содомитов отличаются от аур обычных людей почти так же сильно, как мужские – от женских. И лично Креолу их «запах» никогда не нравился… очень мягко говоря. Его буквально подташнивало, когда он ощущал что-то подобное. Даже демоны… даже иудеи не вызывали у Креола такого жгучего, почти физического отвращения.

– Между прочим, психологи утверждают, что люди, ненавидящие меньшинства, сами являются латентными гомосексуалистами, – вполголоса сказала ему Вон.

– Все психологи? – кротко уточнил Креол.

– Ну, многие… а что?

Креол не ответил. Но, судя по тому, как он стиснул челюсти, психологи планеты Земля только что заимели смертельного врага.

В конце концов все как-то устаканилось. Но тут из своей спальни выехал дедушка Джо и принялся орать, требуя, чтобы ему немедленно объяснили, какого черта тут происходит, и что делают все эти люди в его доме. Агнесс старательно заработала языком.

Старый хрыч слушал очень внимательно, прижав к уху слуховой аппарат, и задал дочери всего один вопрос – кто такая она сама? Узнав, что это его дочь, он чрезвычайно удивился, и заявил, что у него вообще нет детей: он бы такое запомнил.

Креол вполголоса предложил Вон усыпить тут всех и держать в таком состоянии до самого отбытия на Девять Небес. А еще лучше – вообще не задерживаться из-за какого-то дурацкого юбилея, а вернуться домой прямо сейчас.

Надо сказать, Ванесса даже чуть было не согласилась. Не на первый вариант, само собой, а на второй. Но все-таки пересилила себя и отвергла столь заманчивое предложение – все-таки большая и дружная семья Рипплов не собиралась вместе уже очень давно…

– Ненавижу родственников!.. – простонала она, просыпаясь рано утром от рева жестяной трубы маленького Чарли. – Боже, восемь часов! Мы же легли только в половине пятого! Нет, нет, ни за что…

Креол с трудом продрал заспанные глаза, посмотрел на ученицу, уже успевшую снова уснуть, потом – на мальчишку с трубой. Чарли, каким-то образом умудрившийся войти в мансарду, запертую изнутри, с раскрытым ртом пялился на свою тетю и лежащего рядом шумерского мага. Потом набрал побольше воздуха в грудь и снова поднес к губам трубу – сегодня мальчик играл в горниста.

Дунуть он не успел – ему в лицо прилетела подушка, метко брошенная Креолом. Следом поднялся и сам маг. Он спокойно отнял у Чарли трубу, еще спокойнее переломил ее об колено и вернул обломки хозяину.

Чарли немного подумал, а потом открыл рот, чтобы зареветь. Креол быстро обернулся в сторону спящей ученицы, позволил себе какую-то секунду помечтать о возможности убить этого противного ребенка и закопать где-нибудь трупик, но все же отказался от такой заманчивой идеи.

Очень неохотно.

Вместо этого он сделал быстрый жест ладонью, и растянул губы в улыбке, наблюдая, как Чарли пытается реветь, но только беззвучно открывает рот. Заклятие Безмолвия действовало безупречно.