Александр Валентинович Рудазов
Самое лучшее оружие


Но через несколько секунд ситуация радикально изменилась. Во-первых, спину Оллак-Кергхана в свою очередь прошила очередь, выпущенная Ванессой. Во-вторых, его фигура поплыла, теряя форму: перед ним снова стоял паладин, не имеющий ни одного мало-мальски серьезного страха.

Пулемет выпал из рук демона и тут же растворился, испустив дымное облачко. Его место занял было «стингер», но тут же бесследно исчез. Грим потек с клоунского лица, обнажая жуткую харю. Красный нос упал на землю, шмякнувшись со звуком, какие обычно издают гнилые помидоры.

– Лод Гвэйдеон, давите урода, давите! – завопил из-за спины паладина Фрэнк.

Паладин устало опустил меч, какое-то мгновение простоял неподвижно, тяжело дыша, а потом побежал огромными прыжками. Оллак-Кергхан дернулся назад, но с этой стороны его встретил шквальный огонь Ванессы.

– Слушайте, ну тут же ничего личного, у меня просто такая работа! – громко возмутился демон. – Это не самая лучшая работа, но кто-то же должен ее делать! Вот я и делаю!

– Во имя Добра, я нападаю!!! – прогремел в ответ боевой клич лода Гвэйдеона.

Кодекс паладинов не одобряет вступление в сражение молча – законы чести требуют объявлять о своих намерениях как можно громче. Правда, это не правило, а всего лишь рекомендация – само собой, паладины тоже порой устраивают засады и нападают незаметно. Среди нечисти редко встречаются благородные противники, и совсем уж чистоплюи в такой опасной работе обычно надолго не задерживаются.

Но если враг все равно уже знает о твоем присутствии, почему бы и не сделать все по правилам? К тому же такой громогласный клич порой заставляет на мгновение оцепенеть, а это тоже немало…

Оллак-Кергхан задергался, раздираемый противоположными желаниями. Он так привык иметь дело с беспомощными подростками, что просто не мог поверить в возможность поражения… а тем более гибели. Но откуда-то из глубин его черной демонической души начинало подниматься прочно забытое чувство, которое, однако, он сам внушал ежедневно.

Страх.

Когда-то и на Земле были маги. Профессиональные демонологи, способные поработить и даже убить демона и посильнее анамрада. Именно они в незапамятные времена переловили и истребили всех собратьев Оллак-Кергхага, что были изгнаны из Царства Снов в мир смертных…

Но это было очень давно. Оллак-Кергхан уже многие века жил спокойно, справедливо считая, что все демонологи давно вымерли.

Однако сегодня выяснилось, что по крайней мере один остался… и демону стало очень страшно.

– Шхх-аахх-шшш! – жалобно сказал он, все больше теряя форму. Точно в центр «туловища» вонзилось керефовое лезвие, разбрызгивая во все стороны мутно-белую жидкость.

– Уже развлекаемся?! А почему меня не подождали?! – возмущенно возопил Креол, неожиданно объявляясь в каких-то нескольких футах от Ванессы и Конрада. Похоже, он наконец-то сумел подобрать нужный сон. – А ну, разойдись, сейчас я тут все… в шлак!

Лод Гвэйдеон и Ванесса едва успели отскочить – в Оллак-Кергхана ударил ревущий столб плазмы. Испепеленный анамрад вновь стал собираться воедино, но он никак не мог принять какую-то конкретную форму – вокруг было целых девять человек. В туманном облаке появились некие смутные образы, но оформиться они так и не успели – Оллак-Кергхана захлестнула магическая цепь. Демон болезненно зашипел и начал биться, пытаясь вырваться. Он менял облики с невероятной быстротой, напоминая экран телевизора, когда переключают каналы с максимальной скоростью.

– Хотдогами пахнет… – потянул носом Пол.

– Это невкусный хотдог, малыш, поверь мне, – слабо усмехнулся Конрад.

– Смотри и запоминай, ученица! – спокойно приказал Креол, с легкостью удерживая бьющееся чудовище. – Сейчас самое главное – не дать ему стать чем-то конкретным. И ни в коем случае не разделяться – пока все его души здесь, он не может уйти в другой сон.

– Мне продолжать, святой Креол? – невозмутимо спросил лод Гвэйдеон, все это время рубящий анамрада с методичностью опытного мясника.

– Да уже не нужно, пожалуй… – задумался Креол, любовно затягивая вокруг «горла» демон третий узел. – Сейчас я его развоплощу и пойдем по домам… Ученица, достань у меня из сумки зеленый пузырек.

– Вот этот? – спросила Вон, вытаскивая небольшой хрустальный фиал.

– Да, правильно. Открой.

Учуяв запах, донесшийся из пузырька, Оллак-Кергхан забился из последних сил, пытаясь освободиться. Благовоние Зкауба – магическая эссенция, один лишь аромат которой может поработить любого духа или демона.

– Повинуйся! – громогласно провозгласил Креол, пока Ванесса держала пузырек на вытянутой руке, второй рукой зажимая нос: несмотря на название, пахло благовоние совсем не благостно. – Повинуйся!! Повинуйся!!! Твоим именем – Оллак-Кергхан, эссенциями благовония Зкауба, своей волей демонолога я приказываю тебе – повинуйся!!!

Оллак-Кергхан дико зашипел, и то немногое, что еще осталось от его тела, вытянулось, принимая веретенообразную форму. Креол потянул за концы магической цепи, направляя демона в нужном направлении. Заостренный кончик вошел в горлышко фиала, а следом потянулось и все остальное…

– Затыкай! – рявкнул маг, когда последний клочок анамрада исчез в пузырьке.

Ванесса проворно вернула пробку на ее законное место и облегченно вздохнула. Лод Гвэйдеон неторопливо начал обтирать лезвие Белого Меча.

– Ха! – довольно ухмыльнулся Креол, принимая у ученицы плененного демона. – В Шумере мне так и не удалось поймать живого анамрада… но теперь он у меня есть! Это очень ценная вещь, ученица!

– Вы разве не собираетесь его уничтожить? – нахмурился Конрад. – Он же очень опасен!

– Конечно, опасен, – погладил хрустальную стенку маг, любуясь смутным шевелением внутри. – Еще как опасен! Но после того, как надышится этого благовония, станет тихим и покорным, как агнец…

– А если он освободится?

– Вот уж вряд ли! – хохотнул маг. – Я разрушу его волю – он станет Служителем. Помнишь, я заставлял тебя учить раздел о Служителях?

– И хотела бы забыть… – проворчала Вон, к которой был обращен вопрос.

– Из анамрадов получаются очень ценные Служители… – не мог нарадоваться на свое приобретение Креол. – Представляешь – я смогу убить любого человека прямо во сне! И никто даже не узнает, кто тут приложил руку!

Конрад хмурился все сильнее – ему такие разговоры не нравились. Вот лод Гвэйдеон внимал словам архимага совершенно спокойно, ибо был полностью уверен, что святой Креол не причинит вреда доброму человеку. Только прислужникам Тьмы! А против таких годятся любые средства…

А Джеральд, Фрэнк, Пол, Элина и Мириам и вовсе не интересовались, что там произойдет с Оллак-Кергханом дальше. Их души затопило непередаваемое облегчение – так, наверное, чувствовал бы себя Сизиф, неожиданно избавившись от своего камня.

– Лод Гвэйдеон, вы ранены? – забеспокоилась Вон, заметив несколько выбоин в доспехах.

– Пустяки, леди Ванесса, случайные… пули, кажется? – с некоторым сомнением припомнил название паладин. – Даже кожа не задета.

– К слову, можно уже возвращаться обратно, – широко зевнул Креол.

– Да, верно! – вспомнила Ванесса. – Конрад, а что там насчет нашего гонорара? Мы, кажется, договор выполнили, не так ли?

– Я бы, конечно, предпочел, чтобы вы все же уничтожили это… – покосился на сумку Креола агент.

– Забудьте! – строго приказала девушка. – Вам же сказано – нам это самим пригодится!

– А, понятно. Значит, я могу зачесть это существо в качестве части гонорара? – невинным голосом поинтересовался Конрад.

– Когда закончите торговаться, присоединяйтесь, – усмехнулся Креол, касаясь указательным и средним пальцами левого плеча. Лод Гвэйдеон, глядя на него, сделал точно так же.

Спустя мгновение эти двое исчезли.

Глава 8

– Это было не так уж сложно, – устало потянулась Ванесса. – Может, еще что-нибудь закажете? А, Конрад? Пользуйтесь, пока у нас есть время…

– Но-но, нечего решать за всех, – строго посмотрел на нее Креол. – Потрудись сначала узнать мое мнение, ученица!

– Да ладно тебе… – игриво улыбнулась Вон, кладя голову ему на колени. – Нам же нетрудно…