Александр Валентинович Рудазов
Самое лучшее оружие

– Колодцу? – оторопел профессор.

– Или иному месту, откуда вы берете воду, – ничуть не смутился паладин. – Сожалею, но я здесь человек новый и не могу знать этих тонкостей.

– Да чтоб вас всех пожрали духи этемму! – взревел Креол. – Вы можете хоть что-нибудь сделать самостоятельно?! Машшанеббу! К тебе взываю, Энбилулу!

Креол использовал Ливень Энбилулу – заклятие, призывающее Двадцать Четвертую Эмблему Мардука. Эмблему, повелевающую водой.

И, разумеется, приказ Креола немедленно исполнился – в палате словно взорвалась водяная бомба. Ледяной ливень накрыл всех присутствующих, включая самого Креола. Впрочем, от него тут же пошел пар – при желании маг мог высохнуть за несколько секунд.

– Здорово… – саркастично поджала губы Ванесса, с тоской глядя на испорченный костюм.

Сейчас она напоминала мокрую кошку. Даже проснувшиеся все-таки подростки ее не слишком обрадовали.

– Дьявольщина! – выдохнул профессор, не обращая внимания на холодные капли, струящиеся по бороде. – Как это все понимать?!

– Что вы имеете в виду, профессор? – сделал удивленное лицо Конрад. – По-моему, все в порядке.

– Вы, наверное, переутомились, – предположила Ванесса, делая отчаянные знаки Креолу. – Заработались, устали, вот вам что-то и почудилось…

– Но я мог бы поклясться… а откуда вода на полу?! И почему я мокрый?!

– Мокрый? Что вы, профессор, вы совершенно сухой, – ласково развернул его к двери Конрад. – И пол сухой – вот, пощупайте, если не верите.

Хэлмит настолько отупел от всего происходящего, что действительно пощупал пол. И недоуменно уставился на мокрые пальцы – видимо, решил, что это очередной глюк.

– Сестра, профессору плохо, положите его куда-нибудь! – попросил Конрад, незаметно втыкая уважаемому психиатру в шею шприц. Тот сразу расслабился, заулыбался и начал взирать на мир добрыми бараньими глазами.

– Так, что тут у нас? – встряхнул кисти рук Креол, поворачиваясь к остальным пациентам и насмешливо осматривая напуганные детские лица. – У нас проблема… как, впрочем, всегда. Но пусть меня пожрет великий Мумму, если я не смогу с ним справиться!

– Что узнал? – тут же заинтересовалась Ванесса.

– Оллак-Кергхан. Слышала это имя?

– М-м-м… нет, – помедлила самую малость девушка. – Это кто? Еще одна жуткая тварь из Лэнга?

– Творение Близнеца? – предположил лод Гвэйдеон, протягивая руку к рукояти меча.

– Не совсем так, – с явным смущением поправил их Конрад. – Я, кхм, слышал это имя раньше, но… сэр, вы уверены? Вот уж на него я бы точно не подумал…

– А что такое? – еще больше заинтересовалась Вон.

– Оллак-Кергхан – один из восемнадцати анамрадов, великих демонов Сонного Царства, перебравшихся в наш мир еще во времена Праквантеша, – с довольным видом объяснил Креол. Он почему-то выглядел очень счастливым – как будто пошел в лес за поганками, а наткнулся на целую поляну шампиньонов.

– Вот кстати, – вспомнила Вон. – Давно забываю тебя спросить – что это за Праквантеш такой? Ты подумай, до чего я дошла – учебник истории два раза прочитала, чтоб только понимать, про что ты все время вспоминаешь! Атлантиду я там нашла… правда, она вроде как миф…

– Чего это она миф? – удивился Креол. – Если утонула, так сразу и миф? Я ее сам видел… ну, то место, где она находилась до Потопа. Сейчас-то там только волны…

– Да ладно, черт с ней, с Атлантидой! А Праквантеш-то – что вообще такое? Где он был?

– Да вот прямо здесь и был! – указал в окно маг. – На восточной оконечности этого материка! Вытянулся узкой полосочкой вдоль океана – вот с этого полуострова и до островка… вы его Манхеттеном, кажется, назвали…

– В самом деле? – вмешался Конрад. – Мистер Креол, вы уверены, что на месте Флориды когда-то было какое-то царство?..

– Не какое-то, а сам Праквантеш – древний и великий! Шумер еще только зарождался, а Праквантеш уже начал умирать! Да я сам видел развалины старых зданий! Теперь-то их не осталось, конечно – пять тысяч лет все-таки…

– Минуточку, – подняла руку Вон. – Я правильно поняла – ты был в Америке?! Ну, в смысле, тогда – в древности? Ее же только Колумб открыл!

– Я не знаю, кто у вас там ее открыл, и почему она была закрыта! Но маги всегда знали, сколько в мире материков и где! Ха, ученица, да я даже на Луне был – а ты из-за какой-то Мерики шум поднимаешь! И хватит уже вспоминать мою молодость – мы, кажется, про анамрадов говорим! На чем я остановился?.. Да, правильно. Анамрады нематериальны – живут в людских снах. Выбраться оттуда он не может. Но зато он может убить человека во сне, и тот умирает и наяву.

– Точно, как в «Кошмаре на улице Вязов», – кивнула Ванесса.

– Ну а я о чем вам говорил, мисс Ли? – удивился Конрад. – Фильм поставили по реальным событиям. И это далеко не первый случай…

– А выглядят они как? Тоже небось… рогатые, когтистые?

– Анамрад принимает облик самого жуткого из человеческих страхов, – хмуро ответил Креол. – Если ты боишься рогатых и когтистых – он станет рогатым и когтистым. И убьет. Пища этих существ – человеческий страх. Ужас. Приятные сны ему безразличны – только кошмары. Но сейчас Оллак-Кергхан – последний. Всех остальных выловили и уничтожили еще до того, как мой гроб опустился в нишу… Признаться, я думал, что его тоже за это время… Хотя он всегда был самым хитрым в этой семейке. Умел внедряться в души, как червь в спелое яблоко, мог поддерживать сразу несколько снов…

– Он все правильно рассказывает? – спросила Ванесса у пятерых детей, внимающих Креолу с раскрытыми ртами. Похоже, им впервые не приходилось доказывать свою правоту: наоборот, им же самим и разъясняли, что за тварь не дает им спокойно спать по ночам.

– Правильно, – серьезно кивнул Джеральд – самый старший в группе. – Сегодня он был таким… ну… это так не описать…

– М-да, – прошелся по палате Конрад. – Вот уж никогда бы… Мы этого не знали, мистер Креол. Мы слышали это имя – Оллак-Кергхан, но если верить сказкам, он добрый дух… А лично я вообще не верил в его существование… теперь-то верю, конечно.

– Добрый?! – расхохотался Креол. – Добрый?! Добрый анамрад?! Это что же за сказки такое рассказывают?!

– Ганс Христиан Андерсен. В датских народных сказаниях имя вашего, кхм, знакомца слегка, кхм, переделали. Его назвали Оле-Лукойе…

– Сменить имя легко, – сделал мудрое лицо Креол. – Сменить душу невозможно. Анамрад останется анамрадом, сколько его ни расхваливай.

Конрад все еще недоверчиво покачивал головой, но Ванесса и лод Гвэйдеон не слишком расстроились по поводу того, что им придется убить Оле-Лукойе. Паладин, само собой, никогда не слышал о таком, а Вон в жизни не читала Андерсена.

– Та-ак… – задумчиво погладил подбородок Креол. – Положение осложняется тем, что анамрады прячутся в людских душах… а у нас тут целых пять душ. Я знаю два способа избавиться от анамрада. Первый – простой, быстрый и надежный. Второй – сложный, долгий и рискованный. Какой выбираете?

– Первый, конечно! – откликнулась Ванесса.

– Это вполне логично, святой Креол, – присоединился лод Гвэйдеон. – Если есть простой способ, к чему же использовать сложный?

– Ну-ну, – хмыкнул маг. – Но решение принимать не вам, а вот им. Ну что, недоразвитые, какой способ предпочитаете?

– Сколько раз тебе повторять – не недоразвитые, а несовершеннолетние! – вздохнула Ванесса. – Знаешь наизусть тыщу заклинаний, и не можешь запомнить простого слова…

– А нечего было придумывать столько дурацких слов, – огрызнулся Креол. – Ладно, так что вы выбираете?

Пятеро детей несколько секунд совещались, а потом Джеральд кивнул и сказал:

– Простой. Сэр… а вы точно сможете?..

– Нечего во мне сомневаться! – закатал рукава маг. – Если я говорю, что смогу, значит смогу! Итак, простой способ заключается в том, чтобы свести количество душ к минимуму. Я прямо сейчас убью четверых из вас, а из оставшегося выкурю Оллак-Кергхана. Ну что, добровольцы есть, или будем бросать жребий?