Александр Валентинович Рудазов
Самое лучшее оружие

– Мисс Керлинг, отведите их в Восточное крыло… – слабым голосом приказал он сиделке, опускаясь в кресло. – Ну, Тидингз, я вам это припомню… Там же был автограф!..

– Чей? – удивился Конрад.

Хэлмит только отмахнулся. На его лице было написано нешуточное страдание.

– Вот они, – прошептала сестра, бесшумно растворяя дверь. – Мы специально положили их в одну пала… что это?!!

В просторной палате стояло шесть кроватей. На четырех лежали подростки лет тринадцати-четырнадцати – два мальчика и две девочки. А пятый – мальчишка чуть постарше остальных – стоял в самом центре и с тупым видом полосовал себя по горлу опасной бритвой. Глаза закрыты – явно спит. И только поэтому все еще жив – он с каждым разом промахивался.

– Боже, Джеральд!!! – в ужасе завопила сестра.

В следующий миг лезвие выдернулось из руки мальчишки, едва не срезав полпальца, и спланировало в ладонь Креола. Джеральд, лишившись орудия самоубийства, вяло зашагал куда-то, держа руки перед собой, как лунатик.

– Бо… бо… боже, что это бы… было?.. – пролепетала сиделка, с ужасом глядя на мага.

Лод Гвэйдеон перехватил короткий кивок Креола и схватил Джеральда за плечи, не давая ему шевелиться. А потом и вовсе поднял, как пушинку, и уложил на свободную кровать.

– Передайте профессору, что мы все тут берем на себя, – сообщила Ванесса, проводя краткий медосмотр остальных подростков. То есть – подносила к ноздрям зеркальце, убеждаясь, что пациент все еще дышит. – Мы профессионалы, мы разберемся.

Мисс Керлинг попятилась назад, не отрывая глаз от окровавленного лезвия в руке Креола, а потом резко развернулась и припустила по коридору. В ночной тишине стук ее каблуков звучал необычайно громко.

– Так вы справитесь? – спросил Конрад, наблюдавший за разыгравшейся сценой с максимальной невозмутимостью.

– Надо посмотреть… – уклончиво ответила Ванесса, с намеком поглядывая на Креола. Лод Гвэйдеон тоже смотрел на него, ожидая руководства к действию.

А маг не торопился выносить вердикт. Он внимательно осмотрел ауры всех пятерых, несколько минут изучал что-то в магической книге, а потом взял со столика металлический поддон и капнул на него пять капель крови, добытые из пяти пальцев. И еще довольно долго стоял неподвижно, глядя на получившийся натюрморт.

– Ну что там? – не вытерпела Ванесса.

– Имей терпение, – огрызнулся Креол, продолжая рассматривать красные капельки. – И разбудите их кто-нибудь – не стойте, как кумиры!

– Я что-то не поняла, – удивилась Вон, пока лод Гвэйдеон и Конрад трясли и били по щекам спящих. – А при чем тут кумиры? Это шутка, что ли, такая?

– А я разве смеюсь? – ответил вопросом на вопрос маг. – Ты что, ученица, кумиров никогда не видела? Как ты вообще их себе представляешь?

Ванесса на миг задумалась, а потом попыталась изобразить нечто, похожее на Элвиса Пресли. Именно он прежде всего ассоциировался у нее со словом «кумир».

Получился, правда, скорее Майкл Джексон…

– Кумиры не пляшут! – отверг эту любительскую попытку Креол. – Кумиры стоят в храмах, а им приносят жертвы!

– Мисс Ли, вы просто не поняли, – подал голос Конрад. – Кумиры – это еще и статуи. Ну знаете, идолы?

– А-а-а, очередные шумерские заморочки… – разочаровалась девушка. – Я-то думала, что-то интересное…

– Интересное будет немного позже. Вы что, до сих пор их не разбудили?!

– Я приказал вкатить самую большую дозу, – виновато сказал профессор Хэлмит, входя в палату. – С Джеральдом все в порядке? Простите, Тидингз, я… подумать страшно, что было бы, если б я вас не…

– Да, если бы вы нас не пустили, тут бы прибавилось трупов, – безжалостно закончила Ванесса. – Их можно как-нибудь разбудить? Дорогой, может, ты займешься?

– Не называй меня так, – мрачно отозвался Креол, но все-таки соизволил подойти. – Это неестественный сон. Но он вызван не магией, а чем-то вроде сонных трав…

– Да это-то мы знаем. Так ты можешь их разбудить?

– Нет, – не стал хвастаться зря маг. – Не умею. В Шумере таких зелий не было.

– Быть может, мне попробовать, святой Креол? – предложил лод Гвэйдеон. – Если помолиться Пречистой Деве…

Профессор слушал их разговор со все возрастающим беспокойством – ему начинало казаться, что этим троим самим не мешало бы вколоть хорошую дозу успокоительного. Он даже стал поглядывать на кнопку селектора. Нажать ее, и в палату быстренько прибегут два дюжих санитара со смирительными рубашками… хотя у Тидингза при себе, разумеется, пистолет. Да и эта железяка на спине странного типа, косящего под рыцаря, выглядит довольно внушительно…

Все бы было ничего, хвати у профессора сообразительности держать свои наблюдения при себе. Увы, он оказался так неосторожен, что объявил о них вслух.

Креол немедленно принялся орать, как кошка, перерабатываемая на норковое манто. Лод Гвэйдеон и Ванесса бросились его успокаивать. Маг отбивался от дружеских рук и ежесекундно порывался запустить в доктора каким-нибудь убойным заклятием. Молнией, например, или Стальной Иглой.

На кровати у окна наметилось какое-то шевеление. Темноволосая девочка медленно приподнялась на локтях и заморгала, глядя на кавардак, творящийся в палате.

– Доброе утро… – растерянно сказала она.

– Здравствуй, Элина, – присел на краешек кровати Конрад. – Как спала? Он приходил?

– Мистер Тидингз?.. Нет… сегодня нет… А… а что тут…

– Ты только не пугайся, ладно? – положил ладонь ей на руку агент. – Я привел друзей – специалистов по таким случаям, как у вас. Ну знаешь, как охотники за привидениями?

– Мистер Тидингз, не надо разговаривать со мной, как с маленькой! – обиженно отодвинулась Элина.

Она недоверчиво смерила взглядом странную компанию и, похоже, не слишком-то поверила, что это настоящие специалисты. Но вслух ничего не сказала – похоже, сейчас она согласна была схватиться за самую гнилую соломинку.

– Сиди спокойно, – приказал Креол, оттягивая ей веко. – Не шевелись. Смотри мне в глаза и думай… хотя нет, лучше не думай. Просто сиди смирно. А вы будите остальных!

Пока Креол колдовал с единственной проснувшейся, Ванесса и лод Гвэйдеон продолжили бесплодные попытки с ее товарищами. Судя по всему, Элине то ли досталась самая маленькая доза, то ли снотворное просто повлияло на нее слабее. Остальные так и лежали бесчувственными колодами.

– Когда мы обучались в Академии, наш тренер, бывало, будил нас холодными обливаниями, – вспомнил молодость лод Гвэйдеон. – Очень полезно для здоровья.

– Здорово придумал! – оживилась Вон. – Профессор Хэт…

– Хэлмит, с вашего позволения, – сухо поправил ее профессор.

– Да какая разница – суть-то одна и та же[1 - По-английски «helmet» – шлем, «hat» – шляпа.], – весело подмигнула ему девушка. – Ну-ка, сгоняйте нам за водой. Да похолоднее!

Хэлмит строго прищурился, не веря своим ушам. Его, директора научного учреждения, уважаемого профессора, и вдруг какая-то юная особа посылает за водой! Да еще так нагло!

Ишь, сгоняйте ей!

– Мисс, вы отдаете себе отчет… – начал он.

– Позвольте, я выполню вашу просьбу, леди Ванесса, – предложил лод Гвэйдеон. – Сударь, не соблаговолите ли вы проводить меня к колодцу?