Александр Валентинович Рудазов
Рыцари Пречистой Девы


Девушка вышла на балкон и сладко потянулась. Все-таки чувствовалось, что находишься в Светлом мире: воздух напоен потрясающими ароматами, температура просто идеальная – в меру тепло, в меру прохладно, а перед глазами потрясающий пейзаж. Балкон располагался достаточно высоко, и можно было видеть, что хрустальная равнина довольно быстро заканчивается, и начинаются бесконечные сады удивительной красоты.

Зато у ворот Хрустальных Чертогов ничего замечательного не наблюдалось. Пока Вон спала, Хуберт подогнал коцебу поближе и теперь руководил погрузкой каких-то ящиков и мешков. Маленький домовой с брюзгливо-высокомерным лицом указывал невидимым слугам богини, что и куда класть.

Эта картина тоже не вязалась с представлениями Ванессы о божественном – она ничем не отличалась от обычных сборов куда-нибудь в поход.

Да и вообще мрачный гонтовый особняк портил весь пейзаж.

По крайней мере, Инанна не пожадничала, собирая мага в дорогу. Ванесса заметила два сундука, несомых с особой бережностью: возле одного из них шел Креол и скрупулезно проверял содержимое – целую груду золотых монет. Второй сундук заполняло серебро. Еще там было несколько тюков с одеждой, оружие, различная утварь, какие-то картинки, статуэтки, всякая дребедень…

Чем еще одарила их Прекраснейшая, Ванесса интересоваться не стала. Ей было неясно, зачем вообще их нагружают таким количеством разного добра – или в Хрустальных Чертогах скопилось слишком много лишнего скарба, который использовать негде, а выкинуть жалко?

Сама Инанна тоже стояла там, внизу. А рядом с ней Креол: проверив золото, он остался чем-то недоволен и теперь тихо, но очень выразительно ругался. Богиня с отрешенным лицом терпеливо слушала его тираду.

– Доброе утро! – крикнула Ванесса, свесившись с балкона.

– Наконец-то проснулась! – вместо приветствия гаркнул маг. – Сколько можно дрыхнуть?! Вот мой учитель будил меня по утрам колоколом!

– Подумаешь, я тоже всегда вставала по будильнику! – обиделась Вон.

– Он не звонил в колокол! – хохотнул маг. – Он бил им меня по животу! Халай Джи Беш вообще был редкой скотиной… надо было его убить…

– Друг мой, но вы же так и сделали! – удивленно посмотрела на него Прекраснейшая. – Я хорошо помню, как вы вызвали его на дуэль буквально на следующий день после окончания ученичества…

– Так я о чем и говорю! – возмутился ее непонятливости Креол. – Его надо было убить, вот я и убил… Ученица, ты долго еще будешь там прохлаждаться?! Спускайся немедленно, мы вылетаем! Только сначала накинь что-нибудь, а то у моего раба сейчас глаз лопнет…

Ванесса в ужасе опустила глаза вниз – так и есть, она спросонья не сообразила, что на ней нет ничего, кроме двух веревочек, которые продавались под видом лифчика. То-то Хубаксис так пасть распахнул… Даже непробиваемый маг смотрел немного смущенно.

Хотя отвести взгляд даже не подумал!

Внизу Вон появилась уже при полном параде. Даже более того – Инанна снабдила их обоих костюмами, которые сейчас были в ходу на Каабаре.

Ванесса получила темно-зеленый охотничий костюм ильберской или зебор-тенской аристократки, состоящий из жакета с короткой баской, перехваченного узким пояском и застегнутого на перламутровые пуговицы. Спина и плечи покрыты гладким батистовым воротником, отделанным широким кружевом. Таким же кружевом отделано и неглубокое декольте. На ногах вместо юбки – панталоны и сапоги с широкими ботфортами. Нижнее белье из тончайшего батиста.

А в довершение картины – широкополая войлочная шляпа с перьями и изящная дамская шпага. Для настоящей рукопашной, разумеется, непригодна – слишком тонкая и легкая. Драгоценностей почти не было: сейчас у каабарской аристократии в моде была простота. Ванесса ограничилась тем, что повесила на шею кулон, подаренный Креолом: тот удивительно удачно дополнял общую картину.

Маг тоже получил костюм аристократа, но не ильберского, а анахрожского, и не зеленый, а черный с пурпуром. Длинный полотняный камзол, доходящий до колен, застегивающийся спереди. На бедрах большие карманы с клапанами, а слева пристяжная сумка, куда как раз отлично поместился весь магический инвентарь. Фальшивые обшлага, падающие прямыми складками до лодыжек рингравы и почти такие же сапоги с ботфортами, как и у Ванессы. Длинный плащ, накинутый на левое плечо и, опять же, широкополая шляпа с перьями. Такие шляпы на Каабаре носила почти вся аристократия.

Шпага отсутствовала: в Анахроге вместо шпаг было принято таскать на поясе что-то вроде небольших позолоченных дубинок или скипетров. Именно поэтому Инанна и выбрала для Креола костюм анахрожца: его жезл почти не отличался от этих самых скипетров.

К обоим костюмам прилагались особые перстни с дорогими камешками – знак благородного происхождения. Креолу Инанна выделила перстень с сапфиром, означающий виконта, а Вон достался изумруд и вместе с ним титул маркизы.

– Так гораздо лучше, – одобрительно цокнул языком Креол, поглядев на появившуюся Ванессу. – Раб, захлопни пасть, она уже оделась!

– А зря… – недовольно пробурчал Хубаксис, обиженно глядя на Вон.

– И хватит пялиться на мою ученицу! – зарычал маг, щелчком скидывая джинна с плеча. – Пялься на что-нибудь другое!

– Только не на меня! – поспешила заявить Инанна, когда Хубаксис с готовностью перевел глаз на нее. – Уберите своего джинна, друг мой, он успел мне надоесть еще в Шахшаноре!

– Я же ничего не делаю! – обиделся джинн. – Хозяин, подтверди!

– Подтверждаю! – охотно отвесил Хубаксису затрещину Креол. – Ученица, ты готова? Тогда залезай в коцебу и скажи призраку, чтобы поднимал нас в воздух. А мне еще надо координаты Каабара получить…

Ванесса послушно забралась внутрь, чуть не столкнувшись с одним из невидимых слуг. Тот, конечно, легко прошел бы прямо сквозь нее, но вот баул, который он тащил…

Внутри мало что изменилось. Хуберт попрятал полученное добро так хитро, что нужно было долго искать, чтобы его обнаружить. Кое-что, самое ненужное, сложили на заднем дворе под охраной хищного цветка.

Его, кстати, вчера забыли накормить, и он теперь недовольно шипел.

На одной из стен холла появились целых две карты Каабара – физическая и политическая. Сэр Джордж, покинув свой пост у руля, внимательно их изучал: именно ему предстояло вести коцебу над этим новым материком.

На физической карте самой яркой деталью были Арганы – длиннющая горная цепь, протянувшаяся с северо-востока на юго-запад материка. А на политической особенно выделялась империя Кахала – если масштаб был соблюден верно, крупнейшее государство Каабара площадью не уступало современному Китаю. На обеих картах были показаны все самые мелкие детали – вплоть до крошечных деревушек в несколько десятков жителей.

Креол захлопнул дверь ногой и, весело насвистывая, пошел настраивать Камень Врат. А Ванесса подумала, что отец, наверное, сейчас пытается до нее дозвониться.

Жаль, что между мирами нельзя наладить какую-нибудь связь…

– А я думала, что она полетит с нами… – задумчиво промолвила Вон, стоя рядом с Креолом на балкончике и глядя на возникшую впереди светящуюся арку.

– Кто? – рассеянно переспросил маг.

– Твоя богиня, кто же еще…

– Прекраснейшая? – хмыкнул Креол. – Ха, не смеши меня, ученица… Боги никогда ничего не делают сами: на это у них есть мы. А Прекраснейшая – самая бесполезная из всех богов ее уровня…

– А она вообще богиня чего? Ты вот говорил, что твой Энлиль отвечает за океаны, Шамаш – солнце… А она? Любовь?..

– У нее четыре специализации, – зевнул маг. – В первую руку она отвечает за Добро и Свет, как таковые… ну, вроде как твой Христос. Милосердие, всепрощение и прочая чепуха… Потом она богиня-целительница – покровительствует лекарям, цирюльникам и повивальным бабкам. Затем Плодородие – чтоб хлеб рос, да цветы цвели. И еще, разумеется, Любовь и Красота. Ей молились, когда красивее хотелось стать, когда любви чьей-нибудь просили или если «свеча» работать переставала… Борделям и постельным рабыням, опять-таки, покровительствует…

Ванесса недоуменно нахмурилась. Милосердие, Целительство, Плодородие и Любовь… Нет, все это просто замечательно, но на войне ни от чего такого особой пользы нет… Хотя доктора, конечно, в сражениях очень даже нужны, но для походного госпиталя совсем не обязательно держать целую богиню…

– Знаю, знаю… – поморщился Креол, словно прочитав ее мысли. – Конечно, от того же Анансэ пользы было бы куда больше – у него одних только гигантских пауков целая армия! Но за мной как-то не бегают боги, умоляя принять от них помощь… Приходится работать с тем, что есть.

Коцебу наконец-то прошел сквозь арку между мирами, и вокруг раскрылся совершенно новый мир.

Каабар!

Что ж, пейзаж выглядел достаточно стандартно. Покрытые изумрудной травкой холмы, а в тенистых местах – остатки снега. Значит, это северное полушарие – в южном сейчас осень. Но места не самые холодные, судя по тому, что в первых числах апреля уже вовсю растет трава и даже цветут первые цветы. Неподалеку рощица, переходящая еще дальше в настоящий густой лес. Хотя деревья каких-то незнакомых пород.

Поскольку коцебу находился на очень значительной высоте, с противоположной стороны можно было разглядеть полоску воды. Очень далеко, на самом горизонте, но все-таки. Либо большая река, либо озеро, либо море.

– Снижаемся! – приказал сэру Джорджу Креол, поднося к глазу сложенную трубкой ладонь и что-то бормоча. Этот фокус Ванесса уже знала – заклятие Дальнего Взора, превращает собственную руку в подобие подзорной трубы. Она так не умела, а потому заранее запаслась мощным цифровым биноклем. – Кажется, Прекраснейшая обещала нам проводника…

Когда коцебу снизился до стофутовой высоты, Ванесса приглушенно вскрикнула, указывая в сторону рощицы. В бинокль она заметила несомненного Серебряного Рыцаря.

Но он был не один!

Паладин сражался с двумя странными существами, похожими на монашеские балахоны, заполненные густым багрово-черным дымом. Даже не дымом, а какой-то жидкостью, наделенной неким подобием жизни.