Дмитрий Геннадьевич Сафонов
Клиника Икс-1


И продолжала «качать».

2

Солнце садилось в тучи. Его лучи окрашивали в багровый цвет верхушки сосен на Николиной Горе. Между сосен стоял большой деревянный дом с застекленной верандой. Ухоженный участок, классическая дачная архитектура, почерневшие от времени стены, – все указывало на старинное семейное гнездо, передававшееся по наследству из поколения в поколение.

На веранде хлопотала Анна. Ужин был готов, оставалось только нарезать салат. Анна выбрала из набора ножей любимый нож шеф-повара. Она пользовалась им почти всегда. Он годился на все случаи жизни.

Анна положила на доску огурец. Сверкнул клинок. За три секунды огурец превратился во множество тоненьких кружочков, источавших запах свежести. Потом – еще один. И еще. Пучки зелени были мгновенно порублены в пыль.

Олег, высокий плотный мужчина с уложенными волосами, подошел сзади и поцеловал Анну в шею.

– Боюсь поцарапать ваш фарфор, – сказал он, оглядывая расставленные на столе три комплекта посуды и приборов.

Тарелки действительно были примечательными: императорского фарфорового завода, с резными краями, покрытые фирменной «кобальтовой сеткой» – причудливым переплетением синих линий на белом фоне.

– Серебро – мягкий металл, – ответила Анна. – Не поцарапаешь.

– Ложки и вилки – из серебра? – удивился Олег.

Анна кивнула.

– Конечно.

Олег покачал головой.

– Мне даже неловко. Не стоило устраивать целый прием. Это обычное знакомство с отцом девушки.

– Олег! Ты здесь ни при чем, – успокоила Анна. – Просто папа так привык.

С улицы донесся рокот мотора. Лучи фар скользнули по стене.

– Приехал, – сказала Анна.

Она сразу подобралась. Движения ускорились.

Ужинали на веранде. Анна сидела, уткнувшись в тарелку, и краем глаза поглядывала на отца: все ли ему нравится? Доволен ли? Олег тем временем – рассказывал о себе. Пытался произвести впечатление.

– Аудитор – хорошая профессия. Высокая зарплата. Отличные перспективы. Мне нравится.

– Очень интересно, – сухо сказал отец.

Он взял белоснежную накрахмаленную салфетку и промокнул уголки рта. Галстук он снял, рубашку поменял на более свободную, но пробор в седеющих волосах по-прежнему был безупречным.

Во главе стола сидел Сергей Николаевич Крылов. Известный врач, доктор медицинских наук, профессор кафедры госпитальной терапии и заведующий первым терапевтическим отделением. Словом – тот самый непосредственный начальник Анны, который никак не хотел принимать ее на работу.

– Игорь! – отец сделал небрежный жест. – Пожалуйста, не стесняйся! Налей себе вина!

Олег с недоумением посмотрел на отца.

– Спасибо! Олег.

– Что? – поморщился отец.

– Меня зовут Олег.

– Ах, да! – отец махнул рукой, словно речь шла о чем-то несущественном. – Игорь – это другой.

– Папа! – укоризненно сказала Анна.

– Анна! – отец повысил голос. – Я все помню. Вторая отрицательная. Наследственных заболеваний нет. Индекс массы тела двадцать семь, но холестерин в норме. Если хочешь знать мое мнение – он нам подходит. Но совсем не обязательно сидеть и слушать всю эту финансовую чушь.

– Да что с тобой? – воскликнула Анна.

Взгляд отца стал суровым.

– Ты чуть не потеряла пациента.

– Ты сломал ему четыре грудино-реберных сустава.

– Да. Я этого и хотел.

– Я все делала, как надо, – настаивала Анна.

Отец снисходительно усмехнулся.

– В нем – сто двадцать килограммов мышц. И все – в гипертонусе. Плюс – недостаточность митрального клапана. Кровь до мозга не доходила.

– Я давила изо всех сил!

– Не спорю, ты старалась. Но для нормальной циркуляции этого было недостаточно. Еще минута, и он бы остался «овощем». Навсегда!

– Мы этого не знаем, – не сдавалась Анна.

– Я знаю, – веско сказал отец. – Я потерял пациентов больше, чем ты спасла. И, если тебе кажется, что я к тебе цепляюсь, то так оно и есть. Только потому, что ты – лучше всех. Но этого мало. Я хочу, чтобы ты была лучше меня. А иначе – зачем это все? Включая Олега, который с красным дипломом окончил финансовую академию, полтора года стажировался в Великобритании и сейчас занимается проблемами стандартизации вариационной маржи беспоставочных фьючерсов на Нью-Йоркской бирже? – отец взглянул на Олега. – Я ничего не упустил?

– Все именно так, – подтвердил Олег.

Отец кивнул.

– Как видишь, я его внимательно слушал.

Анна сердито посмотрела на отца. Иногда он ее злил. Вообще-то, довольно часто. Вот как сейчас. Но долго на него злиться она не могла. Она его любила.

Анна улыбнулась.

– Папа! Прости! Я была неправа. А ты – всегда прав.

Отец, в знак примирения, протянул руку. Анна пожала его пальцы.
Новости
Библиотека
Обратная связь
Поиск