Дмитрий Геннадьевич Сафонов
Клиника Икс-1


Кардиограмма на мониторе была хорошей. Не идеальной, конечно. Но – вполне сносной. И другие показатели – в пределах нормы.

Анна отвела глаза от экрана и посмотрела на пациента. Ободрительно кивнула, отвечая на его немой вопрос.

Валентин, мускулистый гигант, чудом помещавшийся на стандартной четырехсекционной медицинской кровати, с облегчением вздохнул. Его тело было опутано проводами и катетерами. Само присутствие такого здоровяка в больнице казалось неестественным. Но, к сожалению, Анна знала, что подобное случается нередко.

– Сердце – это мышца, – сказала Анна. – У вас оно большое. Выросло вместе с другими мышцами. А клапаны – это соединительная ткань. Связки. Они остались прежних размеров. Поэтому возникла недостаточность митрального клапана. Вам нужна операция.

Валентин скривился. Пощипал кожу на гладко выбритой груди. Напряг – скорее всего, непроизвольно – правую большую грудную мышцу; она проступила четким контуром, отдельными рельефными порциями.

– Анна Сергеевна! Останется шрам. Как потом выступать? Бодибилдер со шрамом… – Валентин невесело усмехнулся. – Других вариантов нет?

Анна покачала головой.

Валентин отвернулся и уставился в окно, нервно кусая губы. Он хотел что-то сказать, но никак не решался.

Анна не торопила. По своему опыту она знала: чем сильнее и здоровее мужчина, тем тяжелее он переживает свою болезнь.

Валентин, наконец, потерял интерес к пейзажу за окном и снова повернулся к Анне.

– Это опасно? – негромко спросил он.

– Все будет хорошо, – улыбнулась Анна. Она действительно в это верила.

По-другому и быть не могло. Их больница была самой лучшей. Самой современной. Анна, еще когда училась в институте, мечтала здесь работать. Она отучилась в ординатуре, с отличием окончила аспирантуру и все равно – не была до конца уверена, что ее возьмут в штат. Однако же взяли – несмотря на активное противодействие заведующего отделением.

– Все будет хорошо, – повторила Анна и потрепала Валентина по руке.

Валентин попробовал изобразить ответную улыбку. Углы губ дрогнули и раздвинулись, но правый – внезапно пополз вниз. Валентин выдохнул – длинным свистящим звуком, будто из проколотого мяча вышел воздух. Глаза закатились, и голова завалилась набок. Раздался резкий тревожный зуммер, и кардиограмма на мониторе превратилась в прямую линию с мелкими зубчиками. Фибрилляция!

Анна действовала машинально, не задумываясь. В первую очередь – прекардиальный удар. Если повезет, он поможет запустить остановившееся сердце. Анна положила указательный и средний пальцы левой руки на мечевидный отросток, чтобы защитить его от возможного перелома. Правую – сжала в кулак, подняла и резко опустила на грудину. Удар! Потом – еще и еще.

Анна взглянула на монитор. Прямая. Не помогло. Надо переходить к непрямому массажу сердца.

Анна положила ладони друг на друга, уперлась основанием правой в нижнюю часть грудины, оттопырила пальцы и начала ритмично «качать».

Дверь отворилась, в палату вбежала Ирина – опытная медсестра лет пятидесяти.

– Адреналин! – скомандовала Анна.

Пояснений не требовалось. Ирина подошла к столику на колесах, стоявшему у ножного конца кровати, и набрала препарат в шприц. Затем – сняла иглу, ввела канюлю в инфузионную систему и толкнула поршень.

Адреналин через катетер попал в подключичную вену. Анна посмотрела на лицо Валентина. Никаких изменений. Даже веки не дрогнули. Лицо – словно растеклось. Мозг не посылал электрические импульсы мимическим мышцам, поэтому их тонус упал до нуля.

Анна продолжала «качать». Ирина включила дефибриллятор и подкатила к кровати. Анна взяла электроды, наложила на грудь Валентина.

– Разряд!

Импульс пробил сердце. Валентин дернулся, но сердце так и не запустилось. Анна продолжала «качать».

В палату вошел заведующий – породистый мужчина лет пятидесяти пяти, с безупречной выправкой и ровным пробором в седеющих волосах. В вырезе белого, идеально выглаженного халата виднелся дорогой галстук с неброским узором. Заведующий несколько секунд следил за действиями Анны, потом строго сказал.

– Анна Сергеевна! Вы не прокачиваете. Кровь до мозга не доходит.

Анна и сама это понимала. Она взяла электроды.

– Разряд!

Валентин снова дернулся. На мониторе по-прежнему была прямая. Анна уперлась руками в грудину Валентина и продолжила «качать».

– Вы меня слышите? – раздраженно сказал заведующий. – Ломайте!

Анна слышала. Она понимала, чего от нее хотят, но думала, что еще не все возможности исчерпаны.

– Адреналин!

Ирина набрала шприц. Анна взяла электроды.

– Разряд!

Валентин вздрогнул. Эффект – нулевой. На мониторе – прямая.

Заведующий решительно шагнул вперед.

– Отойдите!

Резким, не терпящим возражений жестом заведующий отстранил Анну. Одним рывком с хрустом оторвал прикрепленные пластырем к груди здоровяка электроды. Схватил его за руку и резко дернул на себя.

Тяжелое обмякшее тело грузно упало на пол. Голова стукнула о кафель.

Заведующий опустился на колени и принялся «качать». Видимо, результат его не устроил: заведующий поморщился.

Он привстал и надавил на грудину коленом. Но и этого оказалось недостаточно.

Заведующий вскочил и изо всей силы ударил каблуком дорогого ботинка, начищенного до зеркального блеска, в грудь здоровяка.

Анна и Ирина, замерев, наблюдали за происходящим.

Заведующий размахнулся и ударил каблуком еще раз. Потом – еще. Наконец – раздался хруст. Заведующий удовлетворенно улыбнулся и отошел от Валентина.

– Теперь качайте!

Анна присела и стала делать непрямой массаж сердца. Под руками хрустело, но грудина стала гораздо податливее. Кровь разгонялась по сосудам. Лицо Валентина порозовело.

Заведующий отошел к раковине, ополоснул руки и вытер полотенцем. Глянул в зеркало, поправил узел галстука и сбившийся пробор. Потом – повернулся к Анне.

– Анна Сергеевна! И на будущее. Никогда не ставьте под сомнения мои распоряжения. Это ясно?

– Да, Сергей Николаевич, – запыхавшись, ответила Анна.
Новости
Библиотека
Обратная связь
Поиск