Виктор Васильевич Ананишнов
Ходоки во времени. Суета во времени. Книга 2


Арно помолчал.

– Мы чуть присмирели, да незаметно сами увлеклись. Во вкус вошли. Гаремы, поклонение. Тьфу!.. Да ещё в нашей компании Вла-димир объявился. – Симон выразительно посмотрел на Ивана; тот усмехнулся. – Вот откопали типа на свою голову. Сидел он в древней Ассирии, пусть бы там свой век и доживал… Знать бы, кто его там разыскал… Ну и… пошло-поехало. Вдруг узнаю, мешок Сола обнаружился, а в нём уже ходоки сидят, среди них Кристофер и дон Севильяк… Они же, Радич и Гнасис, не водой их поят, а вином, чтобы пьяными всё время были и ничего не соображали. Вот!.. В последний раз я сумел заменить в одном кувшине вино на воду. Дон Севильяк, думаю, может подтвердить, когда проспится. Впрочем, ваше дело верить мне или нет, только я шёл к вам, чтобы помочь бороться против тех.

Высказавшись, Арно как будто выпустил из себя воздух – опал грудью, опустил плечи, безвольно положил на колени руки накрест – пригорюнился, говорят о такой позе человека.

– Ладно, – без особого энтузиазма промолвил Симон, давая понять, что говорить обо всём этом нет больше смысла. – У тебя, Ваня, к нему вопросы есть?

Ивану не вопросы хотелось задавать, а сказать так, чтобы Арно не воображал из себя нечто вроде хозяина жизни и положения, которое пытался создать здесь. У Радича ему не понравилось, – так сюда прибежал жаловаться на прежних дружков. Овечкой прикинулся, нашёл место, где слезу пустить. А казался таким занимательным и независимым.

Вопрос Симона прозвучал как раз тогда, когда Иван готов уже был броситься в атаку и высказаться, но сдержался, что не скрылось от Симона – мимолётная улыбка авгура тронула его губы. Иван осознал, что одними словами Арно не перевоспитаешь, поэтому не было необходимости заводиться и метать молнии упрёков, сарказма и увещевания. Чего доброго, вообще его можно было отпугнуть.

– Вопросы есть, – сказал он уверенно и взял себя за мочку уха для успокоения. – В мешке ещё остались ходоки? Сколько их?

– После того, как выпустили дона Севильяка, оставалось трое или четверо… – неуверенно сказал Арно, вспоминая. – Они как раз в то время, когда я приходил за доном Севильяком, сидели кучкой и пили вино… Вернее всего, трое… Я не принимал участия в этом… – вдруг заявил Арно. – В поимке ходоков.

– Почему же? – откровенно усомнился Иван.

Арно обиделся.

– А потому, что пора этот «мешок» взорвать к дьяволу!

– Прекрасный выход, – одобрил Симон. – Что тебе мешает?

– А то… – огрызнулся Арно. – Будто так просто. Взял и взорвал. Там люди… Да и вообще.

Вопрос Симона натолкнул Ивана на идею, реализация которой, как ему показалось, позволила бы разрядить обстановку в стане ходоков во времени.

– Если тебе верит Симон, – нажимая на каждое слово, проговорил он и пристально посмотрел в глаза Арно, – то это его дело. Я же поверю тебе, когда ты поможешь мне всех вытащить из «мешка».

– И рад помочь, но… – Арно сделал паузу, – это трудно. Там стража, и Гнасис при ней как пёс. Вы можете мне не поверить, но это правда. Трудно сделать.

– Кто нашёл «мешок»? – спросил Симон.

– Радич.

– Каким образом? Кто-то подсказал?

– Этого я точно не знаю. Он нам рассказывал какую-то глупую историю о том, как ему это удалось. Сплошной бред, рассчитанный на дураков. Как будто ему о мешке Сола рассказал македонец, из-за увечий отставший от армии Александра Македонского… А-а! Наврал он!.. Я для проверки там исходил не одну сотню километров, со многими говорил и раньше и позже во времени, даже со Шломом встречался, – Симон кивком головы подтвердил правдивость его слов. Арно недоверчиво посмотрел на него. – И это знаете?.. А эти… дурачьё! Они думают, что вы все попрятались и носа на дорогу времени не кажете. А вы не дремлете… Смешно, однако.

Арно покрутил головой.

– Так что ты там выходил? При Александре Македонском?

– Ничего. Никто о мешке Сола не слышал и ничего не мог сказать о нём. А вам известно?

– Многое, но не всё, – медленно ответил Симон. – Стража вооружена?

– Нет. То есть, вооружена, конечно. У них сабли, кинжалы, копья есть. Нет огнестрельного оружия. Да это и не важно. Каждый стражник на случай нападения знает особые места в стене, на которые он должен надавить, и тогда сработают ловушки Радича.

– Хитрец. А что именно?

– Этого никто не знает, а Радич не распространяется на эту тему. Стража, и та не знает. Я у них выпытывал осторожно наводящими вопросами. А дверь, ведущая в «мешок», железная, и открыть её могут только Радич и Гнасис.

– Кто её сделал?

– Не знаю. Думаю, она там была издавна. Старая очень, грубая и явно ручной работы, зато запоры новые.

– Что сейчас на месте мешка Сола? – поинтересовался Симон.

Арно пожал плечами.

– Пустыня там, – сказал Иван, после чего помолчал и задумчиво добавил: – Да, нагородили… Что, если мы сделаем так. Стражу усыпим. Я войду в «мешок». Вы же с Арно откроете каким-нибудь образом дверь. Взорвёте, в конце концов. Я в этот момент побуду с ходоками на дороге времени и выведу их в нужное время. Они же там все в таком состоянии, как дон Севильяк, если не хуже. Справлюсь.

Симону план Толкачёва не понравился, хотя он, задав несколько вопросов, согласился с ним.

– Как и чем усыпить стражу, я подумаю и беру это на себя, – пред-ложил он и подключил к разговору Арно: – Ты же мне поможешь пробить через время кое-какие приспособления, уберёшь усыплённую стражу… Дверь и вправду лучше взорвать, чем мыкаться там и нарваться на ловушку Радича… Но тебе, Ваня, придётся там туго. Хорошо, если они смогут пойти сами, а то надо будет тебе их всех сразу держать на дороге времени.

– Ничего, – сказал Иван и повторился: – справлюсь. Недолго же.

Арно с поглупевшим выражением лица слушал Симона и Ивана, переводя недоумённый взгляд то на одного, то на другого.

– У тебя есть что спросить? – обратился к нему Симон. – Или ты не согласен с нами?

– Согласен-то я, согласен. Но вы не учли одного. Ведь Иван, как я понял, решил поднырнуть во времена в мешок Сола. Это так?

– Так. Почему тебя это тебя смущает? – Симон выразительно посмотрел на Ивана.

– Но мешок Сола нам страшен тем, что существует, возможно, десять тысяч лет! – воскликнул Арно.

– Семьдесят две тысячи, – поправил его Иван, непритворно довольный произведенным эффектом.

Арно в сомнении покривил губы, соображая, не розыгрыш ли какой учиняют ему здесь.

– Тем более! Значит и в прошлое надо уйти на это же время… Такое под силу лишь…

– Правильно. Такое под силу только КЕРГИШЕТУ, – подсказал Симон.

– Ему… Это же сказки? – возмутился Арно. – Что вы мне морочите голову… – Он резко оборвал возмущённую речь и подозрительно посмотрел на Ивана. – Постойте, постойте… Ну да… Потрясающая подвижность и неуловимость, так бесящая Радича… Занятно! Ты, Симон, помнишь Мойшу Берсона?.. Да, моего Учителя. Он не раз говорил, что КЕРГИШЕТ уже живёт среди нас… Поэтому я не так уж и удивлён… А он знал… – Арно остановился, всё ещё не уверенный в своей догадке, – об Иване?

– Он его и открыл, но молчал почти до самой своей смерти. Правда, он сомневался, так ли это. Поделился сомнениями с Кристофером, а тот для проверки предположения подключил меня и дона Севильяка. Мы его отыскали. И тоже, по сути, случайно. Он, сам того не ведая, порой переходил грань между временами. А вот ходить его научил Сарый. Камен у нас Учитель КЕРГИШЕТА!

Сарый зарделся. Арно повеселел и с уважением посмотрел на Камена, с которым его ничто не связывало. Он знал о нём только то, что Сарый – ходок, не ахти какой, сторонящийся и людей и ходоков, но ничего не слышал о нём, как об Учителе, тем более самого КЕРГИШЕТА.

– С КЕРГИШЕТОМ у нас всё просто получится, – обрадовано проговорил Арно.

– Не торопись! Всё это не так легко, как теперь тебе кажется, – охладил его пыл Симон. – Ты сейчас лучше возвращайся к ним, чтобы не вызывать подозрений.

– Вернусь. На их кислые рожи посмотреть. Когда Радич узнает о КЕРГИШЕТЕ, на стену полезет.