Виктор Васильевич Ананишнов
Ходоки во времени. Суета во времени. Книга 2

Ходоки во времени. Суета во времени. Книга 2
Виктор Васильевич Ананишнов

Вторая книга Ходоков. Время пластично и может препятствовать, содействовать или просто проявляться. Время нейтрально, именно те, кто живет, перемещается или застревает в нем, наполняют его всем, что в нем происходит. Ходить во времени не просто. Каждый период времени отличается природными явлениями и населён людьми, чьи взгляды не совпадают с пришлыми из другого времени. Да и сами ходоки не безупречны. Они обычные люди со своими мнениями, страстями и ошибками. Оттого попадают в неожиданные ситуации. Заранее благодарю за Ваш отзыв! Вы готовы к продолжению?

Настоящее – тень прошлого, будущее – рассеянный свет настоящего

    Автор

От времени и от людей можно ожидать решительно всего.

    Л. Вовенарг

Часть четвёртая

Мешок Сола

Больше всего зла причиняет человеку человек же.

    Плиний старший

Птице кажется, что поднять рыбу на воздух – доброе дело.

    Р. Тагор

Просьба Симона

Симон застал Ивана и Камена за чаем. Он осмотрел быстрым взглядом скучные лица ходоков – Учителя и ученика, – небогатый стол: любимые пряники Сарыя, тёмно-коричневые поверхности крепко заваренного чая прямо в чашках, миниатюрная сахарница.

– Случилось что? – спросил Симон, принимая от Ивана пачку индийского чая.

Отсыпал долю и залил кипятком.

– Да уж, – проскрипел Сарый и медленно, дыша через нос, втянул в себя полчашки за один дух.

– Говори!

– Это не у меня. У него!

Учитель скромно потупился и начал грызть очередной пряник, всем видом показывая: что хотите, то и делайте, а я занят.

– Ваня?

Иван вяло махнул рукой. Что говорить? Перекипело у него. Один неприятный осадок остался; ковырнёшь его – ещё хуже будет. Но, может быть, тоскливо подумал он, Симон что-нибудь знает.

– Ты слышал о трёхглазых людях? – обратился он к нему без надежды услышать положительный ответ.

– Хм… – Симон подул и согнал пар над чашкой. – Третий, конечно, ложный?.. Ну, скажем, нарисованный?.. Татуировка?

– Нет, настоящий, – сказал Иван и тут же поправился. – Наверное, настоящий. Во всяком случае…

Иван замолк, недовольный собой, так как всё, что он сказал, таило в себе нелепость… По истине! Сидят они, трезвые люди, а он говорит об обладании человеком какой-то странностью – третьим глазом. О фольклорном персонаже. Симон как будто так его и понял.

Симон же посмотрел на Сарыя – тот доедал пряник и на его немой вопрос не отозвался.

– Я… – неуверенно начал Симон и встрепенулся. – А я ведь слышал! И рассказал мне об этом… Камен, ты же мне и рассказал о них. Так?

– Учитель! – вскричал потрясённый Иван. – Как же так? Мы с тобой весь день об этом только и говорим. А ты?

Сарый выпрямился и принял позу, при которой он мог произнести только одну фразу: «Каждый верт…», но изменил своему правилу и сухо обронил:

– Ну и что?

– Как ну и что? Ты же мне мог об этом сказать – и не сказал. А? Но почему?

– Ну-у… – не изменил позы Сарый. – Ты у меня ведь и не спрашивал о трёхглазых. И потом, что только не болтают в Фимане. Если каждому верить, то головы не хватит.

– Кто? – Симон сурово и требовательно посмотрел в упор на Сарыя из-под белёсых бровей.

– Ну-у… А, да… Перкун говорил.

– Я не ослышался?

– А что? – встрепенулся Сарый, будто его поймали на чём-то нехорошем. – Он тоже человек. Вы все думаете, что в Фимане только и…

– Камен, оставь Фиман в покое! Что говорил Перкун?

Сарый засопел и с сожалением отложил любимое лакомство.

– Он говорил… Да, он говорил, что где-то жили или живут трёхглазые люди. И третий глаз у них во лбу как звезда горит. Ха! Вот так-то! Звезда!.. Они с помощью его охотятся на зверей и людей, убивая одним его взглядом.

– Так, так, – заволновался Иван. – Может быть, и так. Что-то похожее и мне думается. Их эволюция пошла по этому пути.

– На что похожее, Ваня?

– На третий глаз Напель.

– Ага, – Симон задумался. – А кто такой, этот Напель?

– Это она.

– Хорошо. Так кто она?

– О! – закатил глаза Сарый. – Чудо!

– Видел?

– Да уж насмотрелся, – сказал менее восторженно Сарый и ощупал шишку на голове.

– Ваня!