Текст книги

Лебэл Дан
Альфа. Игрок R 5-100

Альфа. Игрок R 5-100
Лебэл Дан

LitRPG #1Хроники сфер #1
Работа альфа-тестером в виртуальной игре – это работа или развлечение? Для кого как. Для заядлого геймера – это апофеоз всей жизни, для обычного солдата – еще один приказ. А для инвалида – возможность снова стать полноценным, не только в игре, но и в реальности. Всех тестеров, кого набрали в фокус-группу, объединяет одно желание – быть первым. Вот только что, если Игра – это не только великолепный виртуальный мир фэнтези, а нечто большее? Что, если за первым видимым слоем есть второй? Или даже третий? Что, если не только игроки тестируют мир, но мир тестирует игроков?

В оформлении обложки использована фотография автора Noty image's (https://www.shutterstock.com/ru/g/rizwanpatelli) « Star broken from tha sky» с https://www.shutterstock.com.

Глава 1

Я есть Альфа и Омега, начало и конец. (Гелиос)

– Георгий Александрович, Гелиос вышел на пик мощности, можно начинать погружение, – обратился к седому мужчине, техник.

– Да, Миша, начинайте, – отдал команду главный конструктор комплекса «Бункер-9», – и пригласите господина Хикомото в обзорный зал.

После отданной команды на запуск, комплекс замер в ожидании. Первый полет человека в виртуальность, полноценную, не суррогат, семимильными шагами завоевывающий рынок, а то, к чему они стремились все эти годы. И что с того что первым будет не доброволец, а приговоренный к смертной казни рецидивист? В данном случае, роль личности в истории отходит на второй или даже на двадцать второй план. Сейчас важен сам факт.

– Поехали! – сакральную фразу произнес не первопроходец, а конструктор, и не было никого в этом комплексе, кто бы посчитал это неправильным.

– Мастер, время очередной инъекции, – приятный мужской баритон разбудил меня в половине седьмого утра.

– Встаю, – еще сонно отозвался я и, стараясь не тревожить правую коленку, поднялся с кровати.

Двадцать пять, а передвигаюсь как столетний старец. Нащупав протез, проверил уровень заряда батареи и вставил протез в специальный разъем в колене. Нажал кнопку активации, протез немного завибрировал, всё, можно в путь.

Дом, милый дом. Спал я не у себя в комнате, а в гостиной на первом этаже. В последнее время тяжело стало взбираться по винтовой лестнице, впрочем, как и просто ходить. Пройдя на кухню, потянулся к уже открытой дверце аптечки.

– Спасибо, Хьюстон, – вставляя в инъектор синюю колбу, поблагодарил я ИскИна дома.

– Рад служить, Мастер. Что предпочитаете на завтрак?

– Я сам, – быстро проговорил я, смотря как раствор постепенно уходит из инъектора.

Давайте-давайте ребята, лечите меня, напутствовал я колонию нанитов, которых ввел в свой организм. Посидим минутку и пойдем готовить завтрак, вот только немного боль отпустит. Уф, полегчало, прихрамывая, направился к холодильнику.

Что хочет благородный сэр, герой войны, на завтрак? Белковую смесь из набора аминокислот, с вкраплениями углеводов? Э, нет, я свое уже оттрубил и поэтому питаться буду исключительно твердой пищей, натуральной. Маме спасибо, половину площади двора занимали разные парники, да прочие хозпостройки, обеспечивающие круглогодично свежей белковой пищей. С приходом глобальной автоматизации все стало намного проще. Я помню рассказы отца о его героических подвигах на ниве очистки дедовых сараев от продуктов жизнедеятельности рогатого скота. Лопата, вилы и прищепка на нос. Мы с братом тоже к лопате были приучены, этот дом отец сам проектировал и строил. Принципиальный он. Деньги на постройку силами специалистов были, но традиция, блин. Мы сами строим свой дом! Прадед, дед, отец – все строили, надеюсь, и на мне традиция не прервется.

Кружка кофе, бутерброд, тихо бубнящий визор, про очередной конфликт в Африке. Доброе утро, Артур, доброе утро!

Запиликал сигнал входящего вызова. Это кто, в такую рань? Суббота на дворе! Ах ты, вспомнил.

– Встал уже, спринтер? – что-то жуя, поинтересовался старший братец.

– Я-то да, а вот ты, похоже и не ложился? – разглядывая на заднем фоне аппетитные формы прикрытые чем-то небесным и невесомым.

– Нет, конечно, в четыре утра только завалили последнего мест-босса, – прихлебывая из кружки, отозвался он.

– Жениться вам надо барин, да остепениться. Тридцать два года, а он в игрушки всё играет. Родителям внуки нужны, Тим, – изображая интонации мамы, я приторно вздохнул.

– Слышь, младший, закрой фонтан, дожевывай быстрее и дуй в «избу», пропаровозим тебя до полтинника и я наконец-то спать. Или не сразу спать? – он оглянулся и внимательным взглядом осмотрел кровать. – Короче, в темпе давай.

Отключив связь, я улыбнулся, вот вроде взрослый человек, а на подначки также остро реагирует, как и десять лет назад. Хотя, как я бы себя повел на его месте – даже не знаю. Родители, в связи с моей реабилитацией и тем, что послужило началом всей этой истории, с такими вопросами ко мне не лезли. А вот Тиму доставалось по полной программе. Дошло до того, что мама предложила использовать суррогатное материнство. Ну, вот хочется ей понянчиться с малыми и всё тут. Образумил её как обычно отец, сказав, что всему своё время, и если она не успокоится, то он сам сделает так нужного ей ребенка. Правда тут он не угадал, и какое-то время мама всерьез рассматривала эту идею. А что? Медицина в последние время творит чудеса, и роды в пятьдесят никого не удивляют. Осознав всю величину своей ошибки, отец очень быстро слинял в очередную арктическую экспедицию. Мол, срочно, без него никак. Это он маме сообщил уже из аэропорта. На что она отправила всего одно сообщение: «Я знаю код от твоей ячейки, в банке спермы» Был у них такой период в жизни, когда пришлось воспользоваться данными услугами. Экспедицию не отменили, но и мама не стала совершать необдуманных поступков. Она у нас мудрая женщина, когда остынет, конечно.

Убрался за собой и не спеша направился в «избу», она стояла отдельным строением во дворе, примыкая к забору. Ангар, с установленным внутри игровым полигоном, «избой» назвал отец. Это его отдушина, мечта зрелых лет. «До полноценного вирта могу и не дожить, но что-то приближенное к нему, у меня будет», – так он говорил. «Изба», которую выстроил отец, была приближенней некуда. Сколько он вложил в оборудование комплекса, не знала даже мама, это я, случайно, перед армией наткнулся на файл с расходами. Искал свои детские справки и среди прочего наткнулся на скрытый файл в том месте, где его быть не должно.

Что сказать? Игроманы – больные люди, отцу я так конечно не скажу, но старший, такое моё отношение знает прекрасно. Потому как слышал, и не так чтобы нечасто. Мнение я своё переменил, когда вернувшись из центра реабилитации, увидел, как живет старший. Я не был в родном городе три года. Сначала Университет, потом Африка…

Чем и как живет старший, я знал, конечно, но все наши встречи обычно происходили на нейтральной территории. На вопрос, откуда всё это добро – двухкомнатная квартира в центре, не последней модели мобиль и поджарая фигура спринтера, мне ответили просто – я заместитель главы одного из ТОП-кланов в Зилоне. И видя непонимание на моем лице, объяснил и разжевал, непонятному мне, чем и как теперь зарабатывает на жизнь. Оказывается, топовые он-лайн игры, давно перешагнули грань с реальностью в сфере денежного оборота и это теперь одна из отраслей бизнеса.

И теперь я, волею судеб, оказался втянут во всё это. Нет, я играл, и до университета, и во время, но больше набегами. Другие у меня интересы в жизни были. Да, были… Невольно вспомнился третий курс, знакомство с Аней, стремительный роман, знакомство с родителями, подготовка к свадьбе… И такие родные и знакомые до боли стоны из нашей спальни. Только вот стонала Аня не подо мной.

Психанул я тогда, крепко психанул. Хорошо хоть без рукоприкладства, просто выкинул обоих на лестничную клетку, в чем мать родила. Пить не стал, не люблю это дело, да и знаю, что не поможет. Собрал сумку и бодрым шагом направился в военкомат. Вот так вот, кардинально. Контракт на полтора года, в ряды доблестной 15-ой гвардейской дивизии, защищающей интересы нашей Родины на темном континенте.

Почему попал сразу в гвардейский? Всплыли мои увлечения – парашютный спорт, единоборства и тактические военные игры. Кто знал, что вся подобная информация собирается в отделах гражданской обороны? Перед отправкой меня нашли родители, пытались образумить, заставить поменять своё решение. Отец давил авторитетом, и твердо пообещал, что в никакую Африку я не попаду. Он бы смог, влияния хватило бы. И тогда я рассказал им, что произошло и зачем мне всё это.

– Всё понимаю сын, состояние хреновое, у самого такое по молодости было, кругом бардак, все бабы суки, а солнце, тот еще семафор… Но в Африку-то зачем? И на нашей территории полно частей, где ты будешь мечтать только об одном – когда дадут вожделенную команду «отбой».

– Бать, отпусти. Так надо. В России я её не забуду, а мне надо забыть, иначе я просто жить не смогу. Сердце болит и ноет ежесекундно. Не мешай, ладно?

– О нас ты подумал? Если с тобой там что случится, мы ведь не переживем, – вздохнул уже согласившись отец.

– Всё будет хорошо, я тебе обещаю.

Всё так и было, примерно год. Учебная часть, там же в Африке и бесконечный фронт. Девушка, на которой чуть не женился, выветрилась из памяти после третьего боя, победу в котором мы отмечали всем интернациональным фронтом. Очаровательная Рози, наемница из Бельгии, быстро избавила меня от всех посттравматических симптомов. Да и война… Странные штуки она выкидывает с живыми организмами: все чувства обостряются до предела, и возникает огромное желание жить. А что такое телесная близость, как не квинтэссенция жизни?

Современная война – это высокоточные удары с воздуха и бои дронов с обеих сторон. Но есть место там и современной пехоте. При очередной зачистке небольшой деревеньки, где до этого квартировали боевики исламского государства «Свободная Африка», я по глупости нарвался на противопехотную мину. Вбитые рефлексы сработали мгновенно, гудящий в крови поток одноразовых нано-ботов сделал всё что мог. Усилил мышцы, увеличил проводимость сигналов, но этого не хватило. Основной удар принял на себя модернизированный костюм пехотинца «Ратник-6», он спас организм, но не весь. Правую ногу оторвало по колено, левую, почти всю посекло до кости.

Реанимационная бригада сработала на «ура» Уже через час с небольшим, я был на операционном столе. Два месяца реабилитации и не совсем здоровым человеком я был списан по состоянию здоровья. Дали «ветерана боевых действий» и всё. Денег на полноценную регенерацию конечности, не было. Все, что мне полагалось по контракту, я потратил на восстановление левой ноги, а на новую, правую ногу не хватило. Родители ничего не знали, знал только Тим. Денег на полноценное выздоровление надо было много, и где их взять я пока не знал. Выбрал бюджетный вариант, восстановление нанитами. Не так дорого, но и не быстро. Занимать, а уж тем более брать безвозмездно у семьи не собирался. Пока, по крайней мере. Левое колено почти всё состояло из специального медицинского состава, который под действием нанитов превращался в новую плоть. Процесс долгий и затратный. Инъекций нанитов оставалось на три недели, полный курс восстановления длился полгода. От брата денег я не взял. Упертый? Да. Баран? Вероятнее всего. Но такой вот я есть. От правого колена и дальше был механизированный протез, не совсем нога, но ходить я мог.

Родителям, всё же пришлось рассказать. Что было после этого, лучше не вспоминать. Плачущая мать – не лучшие воспоминания, женщинам всегда нужно найти винновых во всех их бедах. И бедный ребёночек, кровинушка, под эту роль не подходил. Удар как всегда принял отец – стоически и привычно. Кремень, а не мужик! А может просто умудренный семейной жизнью человек.

О своём финансовом положении я родителям так и не рассказал. Немного заживет колено, и выйду на работу. Я справлюсь, я смогу. Правда, братец выведал у Хьюстона количество оставшихся инъекций, и выставил мне ультиматум. За неделю до того как кончится последняя колба с такими нужными для меня нанитами, сообщить родителям, или взять деньги у него. Пришлось согласиться, давить он умеет.

На данном этапе лечения, мне требовались ежедневные нагрузки на колено. Вот поэтому я и направлялся в «избу». Где еще, как не в игродроме, получить комплексные нагрузки на весь организм, без травматической составляющей?

Пройдя тамбур входной двери, прошел в раздевалку. Быстрое принятие душа на одной ноге, и вот я уже облачаюсь в костюм виртуальной реальности. Матово-черный, с накладками почти по всей площади поверхности – достижение современности, гравитационные подушки. Не покрытым участком тела оставалось только голова, да и то, шею до темени тоже закрывал своеобразный воротник, защита от переломов.

В современные ММОРПГ можно было играть с разнообразных девайсов. Начиная с обычных ПиСи, и заканчивая вот такими комплексами. Облачившись, я прошел в комнату игры. Квадрат десять на десять метров и высотою в пять. Став ровно посередине комнаты, запустил тестовую программу. Руки вверх, вбок, присесть, прыгнуть, сильно прыгнуть, перекат вперед-назад и всё в таком духе. Боли в колене не было абсолютно, и сам протез не вызывал чувства отторжения – магия гравитации. Весь пол и стены состояли из материала, который создали лет семь назад, он позволял проделывать с гравитацией такие вещи, о которых раньше можно было только мечтать. Зависание в воздухе, парение, создание невесомости – всё было возможно, только для этого нужен был специальный комплекс.

Четыре года назад на рынке появились проекты частных игровых комплексов. Размер игровой комнаты ограничивался лишь толщиной кошелька покупателя. Стандартный комплекс устанавливался в размеры три на три метра, больше не имело смысла, если только для совсем уж специальных опций. Игрок постоянно находился в центре комнаты, иллюзию движения создавал костюм и окружающие пространство. Ты действительно идешь, бежишь и даже летаешь, высокоточные лазеры обеспечивают картинку почти неотличимую от реальности, а микродроны с динамиками обеспечивают всю гамму звуковых колебаний. Запахи моря, грозы, зловонной клоаки – весь спектр обонятельных ощущений, был доступен современному геймеру. Тактильные ощущения давал костюм, спектр был огромен и настраиваем по желанию клиента. Хочешь получать оплеухи в полную силу? Получите и распишитесь, здесь, здесь и здесь, и справку от психиатра не забудьте прикрепить к файлу. Понятно, что полноценно, на все сто процентов, получить урон было невозможно, проблемы никому не нужны, да и игроки кончатся быстро. А вот на уровне легкого синяка – пожалуйста.

Первый раз, попав в «избу», я выпал из реальности часов на пять. Пропал бы и на большее время, отец не позволил. Через час мне захотелось еще, прямо ломка началась. Осознав масштаб трагедии, и куда меня всё это может привести, я окунулся в реальность с головой. Впрыснув в кровь адреналин от очередного прыжка с двухкилометровой высоты, понял, что меня отпускает. Как с этим живут отец и брат, я не знал. Бесконечное ощущение свободы и отсутствие оков, растормаживало сознание и дарило радость от банальных вещей. Будь то простой фарм мобов и заканчивая полетами на грифоне. А потом было знакомство с Аней…

И вот сейчас, я вынужденно возвращался в мир иллюзий. Кто знает, может и заработать получиться, пробовать надо. Братец любезно согласился подкинуть меня по уровням вверх, зачистив один из данжеонов. Не люблю песочницы, колка дров и прочие принеси-подай, да и заработок на нубских уровнях ничтожно мал.

Внимание! Настройка на нового пользователя завершена. Обнаружен протез правой ноги, внесены коррективы. Обнаружено подключение класса «Экстра +», ознакомление с расширенными возможностями после выбора игры.

Бонусы это хорошо. Выбор игры – Зилон, мир Меча и Магии. Игр хватало, но Тим самозабвенно любил холодное оружие, поэтому его выбор был очевиден. Зилон входил в ТОП-5 ММОРПГ во всём мире, яркая и красочная игра, с представителями почти всех фэнтезийных рас. На этом мои познания о мире Зилона заканчивались.