Надежда Валентиновна Первухина
Имя для ведьмы

Я встала.

– Благодарю за полученную информацию и вообще… за компанию.

– Да куда ты торопишься, посиди. Я сейчас мигом самоварчик поставлю, чайку попьем, у меня с бергамотом.

– Нет, пойду. Я все-таки дождусь полнолуния, в книгах посмотрю об инициации что-нибудь.

Баба Катя грустно вздохнула:

– Я разве против? Эх, доча, я тебя понимаю. Только вряд ли ты что найдешь. А так – заходи. Погадаю.

– Не надо. Лучше уж я не буду свое будущее торопить. И уж тем более не хочу даже предполагать, что в нем меня ждут тринадцать похотливых извращенцев.

…В задумчивости спускалась я с крыльца. Два черных кота гадалки бабы Кати провожали меня всезнающими взглядами. А петух презрительно ухмылялся.

Картам надо верить. Иногда они говорят правду. Благостную тишину моего рабочего субботнего утра, нарушаемую лишь прогуливающимися между полок с книгами читателями, вдруг разорвал длинный телефонный звонок. Я взяла трубку:

– Алло, библиотека слушает…

И в ответ:

– Вика… Вика, это ты?!

У меня перед глазами замелькали голубые и розовые бабочки… Этого не может быть. Я не хотела… Я…

– Я слушаю. – Голос у меня прерывается и отказывается повиноваться. – Кто это?

– Вика, это же я. – Голос в далекой телефонной дали робкий, недоумевающий и напряженный. – Я, Авдей. Здравствуй.

– Здравствуй…

И дыхание, которое струится по проводам, где-то там, уже отдалившись от нас, переплетаясь между небом и землей.

– Как тебе удалось не забыть меня? – еле шепчу я в трубку.

– Вика, что ты говоришь?! Не слышно! Милая, солнышко, пожалуйста, погромче!

– Я люблю тебя, – еще тише говорю я.

– Вика!.. О господи, не слышу ничего. Вика, я приезжаю сегодня. Извини, что раньше не смог. Экспрессом в восемнадцать тридцать. Ты меня встретишь?

Меня пронизывает запоздалый страх, что мое молчание Авдей истолкует как нежелание с ним увидеться, и потому ору в трубку:

– Да! Я приду на вокзал! Я буду ждать!

Он смеется:

– Ну наконец-то я слышу твой голос!

– И какой он у меня?

– Ве-ли-ко-леп-ный! Вика…

– Да?!

– Я хочу прочитать кое-что… Вот, написал тебе…

Будет твой витязь – и ласковый, да не пьяный,
Будешь другой – веселой да озорной.
Из-за тумана, из моря да океана
Явится он к тебе молодой весной.
Скажет, смеясь: «Отчего ты, царевна, плачешь?
Полно тебе вековать средь постылых рож!
Ты погляди, какова бирюза на платье,
Как этот цвет с очами твоими схож!
В алых кольчугах встанет моя дружина,
Грянет на свадьбе нам гордое «исполать»…
Знаешь, царевна, ты подари мне сына,
Чтобы нам было кого своим солнцем звать.
Будет у нас не дом, а веселья чаша,
Будет у нас не двор – соловьиный хор…
И не поверишь ты, не припомнишь даже,
Как ты жила и жила ли до этих пор.

…Я стояла, стиснув трубку, затаив дыхание, боясь поверить в то, что я слышу его голос.

– Вика… Ты чего молчишь?

– Я… переживаю.

– В смысле?

– Ощущаю катарсис. Тьфу! Приезжай поскорее, а?..

– Да. Вика, скажи, ты случайно не волшебница?

Я слегка напряглась.

– Не волшебница. А что?

– Ты меня как будто приворожила. Я все эти дни только о тебе и думаю.

Я счастливо-облегченно рассмеялась. Ну разумеется! О главном он и не догадается.

– Это обычная магия женщины. Таких простых вещей не знаешь, а еще писатель.

– Ну, ты меня еще просветишь. Я надеюсь.

Мое внутреннее состояние приближается к щенячьему восторгу. Но… я же все-таки на работе, что люди подумают?
Новости
Библиотека
Обратная связь
Поиск