Юлия Трошкина
Боль в животе

Боль в животе
Юлия Трошкина

«Боль в животе» – повесть, чей сюжет основан на лирике песни известной поп-певицы Billie Eilish «Bellyache». Сама девушка не раз признавалась, что любит примерять на себя различные мышления других людей и обрисовывать потом свой необычной опыт в творчестве. Через песню «Боль в животе» певица рассказывает нам о психически больном персонаже, который убил всех своих друзей. Который убил свою любовь и потерял свой последний разум – и после всего этого он смог почувствовать лишь лёгкую боль в животе.

Боль в животе

Юлия Трошкина

© Юлия Трошкина, 2019

ISBN 978-5-0050-0642-4

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Глава 1

– Молли, в твоей машине было найдено семь трупов.

Сидящая напротив шерифа девушка без намёка на какое-либо волнение нежно теребила свои пепельные локоны, пристально изучая пол, – правда, по мнению шерифа, ничего интересного в последнем не было. Мужчина продолжал настойчиво молчать, не произнося больше ни слова, и терпеливо ждать: таким образом он пытался заставить Молли дать ему хоть какое-нибудь логичное объяснение случившемуся. Не мог же Джон Пампил всерьёз поверить, что это юное создание способно кого-то убить! Но в ответ девушка лишь окинула его безразличным взглядом и небрежно ухмыльнулась, с насмешкой проговорив:

– Иронично, что вышло именно семь, ведь это число Бога.

– Разве не три? – вырвалось у шерифа до того, как он осознал всю нелепость подобного диалога в данной ситуации. Вопрос вылетел из его уст без какого-либо разрешения: даже подсознательно игнорировать слова этой девушки было просто невозможно.

Однако Молли не могла похвастаться такой же заинтересованностью в беседе, как Джон. Девушка вообще теперь только и делала, что кусала свои ногти и поглаживала живот, и шериф уже было испугался, что она, ни дай Боже такую участь, где-то забеременела.

«Какая же несчастная жизнь будет у этого ребёнка, если Молли посадят» – подумалось ему. Мужчина решил поинтересоваться, в чем было, собственно, дело:

– С тобой что-то не так?

Девушка мило улыбнулась.

– А что у меня может быть так, если я нахожусь на допросе?

Джон рефлекторно улыбнулся в ответ, но его настроение ничуть не располагало к веселью. Пытаясь скорректировать свой вопрос, он смог лишь выдавить что-то наподобие: «Я имел в виду совсем другое, просто ты…»

– Всего лишь боль в животе, – безмятежно ответила подозреваемая, не дав ему договорить. Странно, что при таком раскладе вещей спокойной оставалась именно она, а не шериф.

– Тебе нужна таблетка? – спохватился мужчина, параллельно рыская рукой в ящике стола.

– А она волшебная?

– Что ты имеешь…

– Значит, не вернёт их всех к жизни.

Мужчина растерянно посмотрел на девушку, пытаясь найти хотя бы намек на сарказм или что-то в этом духе, но его там и в помине не было, – Молли была абсолютно серьёзна в своих высказываниях.

«Наверное, у неё сейчас сильный стресс: мало того, что её друзья убиты, так она ещё и единственная подозреваемая».

– Прости, не хотел обидеть, – аккуратно начал Джон, закрывая ящик. – Может быть, ты хочешь в туалет?

Девушка то ли как-то странно передёрнулась, то ли покачала головой, но в ответ ничего не сказала и снова уставилась в пол, – шериф решил на неё не давить.

Вместо этого он принялся рассматривать знакомый ему уже вдоль и поперёк кабинет, чтобы хоть как-то прийти в норму. Он чувствовал себя отнюдь не хорошо, даже если за время его службы попадались типажи и похуже этой девчушки.

Но ему не предоставилось много выбора, что изучать глазами: разве что стол и парочку старых стульев. На данный момент шериф не особо горел желанием встречаться глазами с подозреваемой, и потому медленно перевёл свой взгляд на стены и потолок. Они были идеально белыми и тем самым вступали в резкий контраст с коричневыми мебелью и полом, что создавало ощущение, словно когда ты поднимаешь голову наверх, оказываешься где-то далеко за пределами этого мира, но когда опускаешь её – снова возвращаешься на землю. Они были не только идеально белыми, но, в каком-то роде, и чистыми: на стенах не находилось ни одной картины или затёршейся фотографии, не висели какие-нибудь календарь или часы; на потолке так же не было ни люстры, ни светильника. То есть, на чистоту, ничего вообще не было.

Когда рассматривать было уже совсем нечего, Джон глубоко вздохнул, понимая, как много сейчас времени он расходует впустую. Потеряв уже надежду услышать что-нибудь от Молли, он хотел было обратиться к ней вновь, но девушка успела его опередить:

– Думаю, это тело всё-таки хочет сходить в туалет.

Шериф уже не так сильно удивлялся её выражениям, сколько за них переживал, – про себя он пообещал, что после допроса обязательно отправит Молли к психиатру.

– Мне придётся пойти с тобой, – предупредил он, ловя реакцию своей подозреваемой.

– Так даже проще, – отмахнулась она, как от мухи.

Джон начал плавно вставать из-за стола: так, будто боялся спугнуть девушку. Достав из ящика наручники, он без каких-либо лишних движений, словно занимался этим с детства, надел их на миниатюрные ручки подозреваемой, и убрал ключ в передний карман чёрных брюк. Когда шериф уже готов был выходить из кабинета, Молли остановила его неожиданным вопросом:

– У Вас с собой нет лишних денег?

– Деньги лишними не бывают, – попытался отшутиться Джон, на что девушка даже не улыбнулась.

Заметив это, мужчина прикусил губу от неловкости и, не долго думая, испытал судьбу ещё один раз:

– Если бы у меня их не было, дала бы взятку?

Но и вторая попытка не увенчалась успехом – похоже, хорошим юмором сегодня Джон похвастаться не мог. Разволновавшись, что его подозреваемая может опять полностью погрузиться в себя, мужчина начал нервно отбивать ногой сбитый ритм, качаясь всем своим корпусом назад и вперёд.

– Вовсе нет, – отозвалась вдруг Молли, благодаря чему Джону стало заметно легче. – Просто у меня начались месячные, а прокладок, как я полагаю, у Вас нет.

– Вау! – восхитился ею Джон. – Такая прямолинейная!

Затем, смутившись собственной реакции, тут же добавил:

– Я попробую позвонить своей коллеге, чтобы она купила тебе всё необходимое: должна же она разбираться во всех этих дамских штучках.

– Почему-то я считала, что здесь по праздникам работает только один сотрудник, разве нет?

Джон слегка нахмурился: его немного насторожил тот факт, что она знает такие подробности. Тем не менее, зацикливаться на этом сейчас было просто бессмысленно – вместо этого он взял в руки свой телефон и быстренько набрал нужный для него сотовый номер.

Мужчине было крайне неловко заставлять девушку в таком положении долго ждать, но связь никак не хотела соединять его с коллегой – когда же, наконец, всё пришло в норму, на том конце провода он услышал лишь жалкий автоответчик. Увы, но на напарницу ему сегодня, видно, рассчитывать не приходилось.

– Теперь мы можем сходить в магазин? – поторопила Молли мужчину, как только тот сбросил трубку. – Боюсь, красные пятна на моих жёлтых штанах будут видны слишком хорошо.

– А другого выхода всё равно нет, – грустно пожал плечами шериф. – Пошли тогда на выход.

– Только у меня есть ещё одна просьба, – притормозила его Молли.