Вадим Юрьевич Панов
Наложницы ненависти


– Я хочу, чтобы он видел свою смерть, – напомнил Крутополк.

– Увидит, – пообещал Гореслав. – Доза маленькая, полграмма всего. Действие прекратится часа через три.

– Это хорошо.

Крутополк в последний раз огляделся: наемник и его рыжая спутница болтают с тощим полицейским, мрачные уголовники ждут своей очереди на прием к оперативнику, спецназовцы покачивают автоматами у стен – и вышел из зала. Ему даже не верилось, что похищение кровососа оказалось таким простым делом.

– Боюсь даже спрашивать, что вы здесь делали, – пробормотал майор, принюхиваясь к издаваемым Артемом запахам.

– Кто «вы»? – переспросил наемник.

– Вы, вы, – пояснил Корнилов.

– В смысле, ты и все остальные, – подсказала Инга. – Господину майору любопытно.

Корнилов скептически посмотрел на Рыжую.

– Ах, мы! – Артем широко улыбнулся. – Так это очень даже легко объяснить. Только вы обещайте, что поверите.

– Я постараюсь, – кивнул полицейский.

– Дело в том, что один мой друг, он как раз спит где-то неподалеку… – Наемник бросил взгляд на диван, пытаясь отыскать Захара, не заметил его и продолжил: – Так вот, мой друг пытался посвятить стихи моей девушке…

– Мне, – уточнила Инга, прижавшись к плечу Артема.

– Но у него вышла проблема с вдохновением, и мы поехали сюда.

– Зачем? – не понял майор.

– За вдохновением, – повторила Рыжая. – Захару потребовалось взглянуть на «Вспышку страсти», окунуться, так сказать, в прекрасное.

– Культурный допинг, – добавил наемник. – Мы не нашли картину в нужном зале и побрели искать ее. Ну, а остальное вы знаете.

– Звучит правдоподобно, – признал Корнилов, вертя в руке зажигалку. – Стихи-то хоть написал?

– А как же, – подтвердила Инга. – Причем замечательные. Только я не запомнила ни строчки.

– Понятно. – Майор с сожалением сунул зажигалку в карман и повернулся к пустому дивану: – А что, ваш друг навел морок?

Артем и Инга переглянулись.

– А где Захар?

Муниципальный жилой дом.

Москва, набережная Тараса Шевченко,

3 августа, пятница, 02.17

– Я балдею! Балдею! – прорычал Вовчик, стискивая руками тело Вероники. – Как же с тобой хорошо! Еще! Еще!!

Сидевшая на нем девушка чуть увеличила темп. Она чувствовала, что еще чуть-чуть и… Громкие стоны Сокольникова наполнили спальню. Его пальцы судорожно сдавили ребра Вероники, оставляя на смуглой бархатистой коже красные отпечатки, а затем медленно соскользнули вниз. Вовчик откинулся на спину, расслабился, пару мгновений молчал, пытаясь восстановить дыхание, а затем вытер выступивший на лбу пот:

– Класс!

– Это только начало, милый, – пообещала Вероника. – Тебя ожидает масса сюрпризов.

– Надеюсь, – хмыкнул Сокольников. – Пойдем в ванную.

Вот и все. Минуту назад: «Как же с тобой хорошо, класс», и вот теперь суховатое «…В ванную». Девушка ощутила нарастающее раздражение. Впрочем, она ожидала от Вовчика нечто подобное. Вероника послушно соскользнула с любовника, потянулась, продемонстрировав Сокольникову длинные стройные ножки и задорно торчащие вверх полушария груди, и вышла из комнаты.

– Похолоднее, – по-хозяйски распорядился Вовчик, забираясь в треугольную гидромассажную ванну и беря в руки душ.

Девушка покорно повернула ручку крана, устанавливая нужную температуру и напор воды.

– Отлично! – Сокольников направил на разгоряченное тело мощную струю. – Отлично!!

Вероника подождала, пока любовник не закончит плескаться под душем, затем выключила воду, тоже забралась в ванну, присела перед Вовчиком на колени, обняла его бедра и тихонько прошептала:

– Я слышала, холодная вода бодрит…

– Еще как, – подтвердил довольный Сокольников. – Продолжим?

– С удовольствием. – Девушка губами приласкала любовника, потом медленно поднялась на ноги, нежно проведя рукой по напряженному телу Вовчика. – Ты не против маленького колдовства?

– Совсем маленького?

– Но интересного.

– Это и есть обещанный сюрприз?

– Первый из них.

– Тогда я не против.

Он попытался прижать к себе девушку, но ведьма ловко выскользнула из объятий и ласково взяла его за руку:

– Закрой глаза.

Все, что ей было нужно, Вероника изучила еще днем, когда Сокольников был на работе. Металлический карниз, на котором висела огораживающая ванну занавеска, крепился к стене очень надежно, четырьмя длинными шурупами, и оторвать его было бы трудно. Почти невозможно. Тем более что и стены в ванной были не асбестовыми панельками, а настоящими, кирпичными, построенными на века. Девушка взяла с полки припасенные заранее веревочки и быстро привязала руки любовника к металлической трубе.

– Что ты делаешь? – Вовчик открыл глаза.

– Ты же хотел колдовства, – тихо засмеялась Вероника. – Сейчас оно будет. Поверь, тебе понравится. – Она легонько провела губами по лицу и шее Сокольникова и открыла дверь ванной. – Я скоро.

Вернувшийся домой Вовчик не стал проводить инвентаризацию своей собственности, иначе его бы наверняка заинтересовало, куда делись четыре стула из гостиной. И две табуретки. И еще маленький деревянный ящик из кладовой. Девушка деловито принесла в ванную добытые из мебели любовника дрова и сложила их под его ногами.

– Это для чего?