Вадим Юрьевич Панов
Наложницы ненависти


– Ну, я, пожалуй, пойду, – промямлил Птиций, делая маленький шажок к дверям.

– Трусливый хомяк! – расхохотался Копыто.

Бравый уйбуй упивался происходящим. Мало того что он выпивал с такими известными персонами, так он еще и воевал с ними плечом к плечу и одержал победу! Мнение Копыта о самом себе стремительно подскочило.

– Я не хомяк, – с достоинством произнес Птиций. – Я управляющий. А будешь дерзить, недомерок, на порог тебя не пущу и в долг поить не стану. Никогда.

Брат Ляпсус злорадно хмыкнул. Уйбуй прикусил язык.

– Да кто вы такие, вашу …? – не выдержал Автандил.

– Мы? – Артем поковырялся в барсетке и продемонстрировал уголовникам полицейский жетон. Фирма «Шась-Принт» охотно снабжала жителей Тайного Города мастерски выполненными подделками. – Московское управление, господа, специальный отряд по охране культурных ценностей.

– Летучий, – подумав, добавил брат Ляпсус.

– Особый, – гордо выдал Копыто.

– Секретный, – пискнул Птиций.

Подытоживая вышесказанное, Захар, до того мирно лежавший на полу, согласно рыгнул. Муба вздохнул, Инга отвернулась, Артем поморщился:

– Господа, перенесите, пожалуйста, епископа вон на тот диванчик, пока на него кто-нибудь не наступил.

Птиций и эрлиец послушно подняли пьяного вампира и потащили в указанном наемником направлении. В зале стало чуть свободнее.

– Эй, полицейский, а может, договоримся? – неуверенно предложил один из уголовников.

Копыто, до того не выражавший никаких чувств, стал активно подмигивать Артему, указывая обоими стволами на черные чемоданчики с наличными, стоящие у каждого бандитского кресла.

– Может, – легко согласился наемник. – Я как раз собираюсь вызвать нашего главного договаривателя. Господа, надеюсь, никто не будет против, если я окажу маленькую услугу одному приятелю?

Птиций и эрлиец жестами показали, что дальнейшая судьба участников аукциона им до лампочки. Инга согласно кивнула, и только уйбуй горестно посмотрел на Мубу, с робкой надеждой на то, что у главного героя будут свои планы относительно поверженных уголовников и их сбережений. Увы, хван счел предложение наемника приемлемым:

– Правильно, вызывай полицию, все равно мы сами ничего путного не придумаем.

Артем взялся за телефон:

– Алло, майор Корнилов?

– Что они делают? – удивленно переспросил Велемир.

– Вызывают полицию, – повторил Гореслав. – Хотят сдать челам их бандитов.

– Зачем?

– Они здесь картины воровали.

– Редкая гражданская позиция, – зевнул Крутополк и перешел к делам: – Где Треми?

– Спит на диване неподалеку от дверей.

– Крепко?

– Как Спящий.

– Вот и отлично. Заберем его, когда в зале начнется суета.

Андрей Кириллович Корнилов по праву считался самым известным полицейским страны. Он прославился несколько лет назад, когда возглавляемый им отдел специальных расследований объявил беспощадную войну преступным группировкам, развернувшим в Москве бандитский беспредел. И вышел победителем. Майор сумел отправить на каторгу самых одиозных уголовных лидеров, полностью разгромил несколько банд и теперь подбирался к главарю самого мощного клана – Чемберлену. У Корнилова была блестящая репутация: даже бандиты признавали, что Андрей никогда не пользовался грязными приемами, вскрывая криминальные головоломки исключительно благодаря уму и мастерству. Эти же качества позволили майору в ходе проведения очередного расследования выйти на след Тайного Города, после чего Сантьяге не осталось ничего другого, как пойти на переговоры. Так Корнилов узнал о нелюдях и с тех пор несколько раз сотрудничал с ними. Артему это было известно, а потому он решил, что маленький подарок не повредит столь серьезному человеку.

– Здравствуйте, господа. – Корнилов обвел кислые физиономии уголовников сонным взглядом и, не стесняясь, зевнул. – Догадываюсь, вам так же приятна наша встреча, как мне… – Еще один зевок. – Но что делать? Работа.

Андрей был ярко выраженной «совой», и ранний подъем, который устроил ему Артем, не вызвал у Корнилова особого восторга.

– Хочу сразу предупредить, что телохранители, которые дожидались вас на улице, временно задержаны и доставлены в ближайший участок. Автомобили пока побудут в дорожной полиции, эвакуаторы мы уже вызвали.

Зал постепенно наполнялся оперативниками и полицейскими спецназовцами с автоматами в руках. Муба, Птиций, брат Ляпсус и гордый Копыто уехали, и от всей героической компании полицию дождались лишь Артем, Инга да посапывающий на диване Захар.

– Твой парень не позволил нам вызвать адвокатов, – недовольно бросил Автандил. – Это произвол!

Корнилов покосился на Артема, тот пожал плечами:

– Откуда мне знать, кому они позвонят?

– Логично. – Майор повернулся к бандитам. – В тот момент вы еще не были задержаны, господа, и вам не были предъявлены обвинения.

– А сейчас?

– Сейчас другое дело.

– И что нам шьют?

Корнилов снова зевнул, пригладил неопределенного цвета волосы и вновь посмотрел на наемника:

– Скупка краденого?

– Я бы сказал: организация хищения национального достояния в особо крупных размерах, – предложил Артем.

– Насколько крупные размеры? – осведомился майор.

– Восемь «дипломатов» с наличными, – наемник кивнул на аккуратно расставленную у стены добычу. – Все в целости.

– Кажется, ребята, вы здорово влипли, – повеселел Корнилов и ласково улыбнулся Пьянтриковскому: – Вы тоже. Наконец-то.

Давид Давидович горестно вздохнул.

– Неси осторожнее, – попросил Велемир, увидев, что Гореслав слишком резко стаскивает Захара с дивана. – Вдруг он проснется?

– Не проснется, – проворчал дружинник. – Я ему «пыльцу Морфея» в ноздри вдул, будет спать до самой смерти.