Илья ле Гион
Реки времен. Всепоглощающая грусть

Реки времен. Всепоглощающая грусть
Илья ле Гион

Молитесь. Встаньте на колени, протяните руки и молитесь. Каждый молится по-своему: одни делают это в храме Шести Владык; другие в камерах покаяния, с плетью в руках; третьи же возносят свои мольбы у призрачного собора святой Силестии; а иные тихо плачут в жалкой лачуге. А кто-то молится прямо на поле боя. Ведь война – это молитва, а воины – это души, которые просят милости. Они просят с помощью своих мечей. Кто-то жаждет славы. Кто-то денег. Кто-то мести. Молитесь и Вы. Ибо древний враг уже у порога. Он восстал из темных глубин и теперь тянет по дну моря свои каменные ковчеги. Молитесь! Ибо новый прилив принесет лишь Всепоглощающую грусть!

Опасные попутчики

Это был сон. Инго сразу понял это, так как не ощущал сейчас никаких эмоций, но при этом голова работала ясно. Он не помнил, как заснул, но это и неважно. Сейчас ему снова снится один из тех странных снов, которые в последнее время все чаще посещают его. Обычно это были какие-то сцены из далекого прошлого, когда империя Стеллария только-только образовалась. Было это 1121 год назад. Инго был уверен, что все эти сны – вещие, хотя и не понимал, из-за чего именно он их видит. Может из-за того, что он богорожденный?

У Инго не было ни матери, ни отца. Да у богорожденных их и не может быть. Проклятая раса с жемчужными глазами. Детей богорожденных находят в горстках пепла, и обычно тут же убивают. Но Инго повезло. Капитан городской стражи, который и нашел его, решил сохранить ему жизнь. Как и его сестре. Да, у Инго была сестра. Тоже богорожденная. Хотя кровной сестрой ее было сложно назвать. Ведь они были совсем разные. У Инго была загорелая кожа и прямые, черные волосы. А у Серрары были алые волосы и бледная кожа. Общая у них была лишь миндалевидная форма глаз. Но не только внешность различала их. Его сестра была пиратом, а сам Инго состоял в повстанческой армии. Он вспомнил об этом только сейчас, когда увидел Серрару в своем сне.

– «Странный сон» – подумал Инго.

Сон действительно был странный. Обычно он видел сцены далекого прошлого, но сейчас он явно видел события, которые происходили несколько недель назад.

Инго находился в порту, в котором шло ожесточенное сражение. Справа от него сгруппировались несколько женщин, у каждой из которых в руке был щит и меч. Они сражались с десятком наемников, лица которых были обмотаны белыми бинтами. Рядом с ними находилась и Серрара. Она тоже сражалась. Но ее противник был куда более серьезный. Инквизитор Маллум в своих черных доспехах походил на ожившую двухметровую статую. Он поднял руку с зажатым в ней мечом, готовясь нанести удар. Но тут, прямо из воздуха, появился еще один меч. Он был весь покрыт ржавчиной и коррозией. Со страшным треском он рухнул на меч инквизитора и тот сразу же рассыпался на множество мелких осколков.

На мгновение Инго показалось, что он уже видел этот ржавый меч. Где-то. У кого-то… Инго никак не мог вспомнить. Но это и неважно. Сон уже изменился. Вдруг пошел дождь, но ни так, как это обычно бывает, сверху вниз, а наоборот. Капли стали подниматься с земли и возвращаться в черную тучу, которая нависла над городом.

На секунду подняв взгляд вверх и посмотрев на тучу, Инго вновь посмотрел на сражающихся людей. Но сражение уже закончилось. А точнее, оно еще не начиналось. Теперь Инго видел две группы людей: двое инквизиторов стояли рядом с толстым громовержцем. Мужчину инквизитора звали Ашиль, а его «сестру» Хонори. Громовержца же звали Харон Орестес. Сейчас он кричал на вторую группу, в которой Инго тоже увидел знакомые лица. Помимо одиннадцати женщин и его сестры, там были еще двое мужчин и девушка. Имя одного из мужчин, патлатого старика с густой бородой, Инго никак не мог вспомнить. Но он знал, что это был пират. А вот второго, седого, средних лет мужчину, Инго помнил – это был Делрой Корво, один из лидеров повстанцев. А рядом с ним стояла Мавис де Сильво, дочь лидера повстанцев Гантэра де Сильво. Ее маленький рост и узкое лицо, вкупе с растрепанными волосами, делали ее похожей на подростка, хотя ей уже было двадцать четыре года.

Инго не успел толком понять, о чем сейчас спорят эти две группы людей, как сон вновь изменился. Черная туча, в буквальном смысле, упала на них. Инго увидел, как черные облака поглотили всех людей на причале. Теперь он остался один.

– Ну и что дальше? – вслух проговорил Инго.

В ответ на его вопрос, в туче промелькнула молния. Еще несколько вспышек, и Инго увидел человека, сплошь окутанного молниями. Его угловатое лицо было чем-то обеспокоенно. Из-под коротких черных волос на сломанный нос текла маленькая струйка крови, а глаза лихорадочно бегали, будто ища что-то. Инго узнал и его. Это был один из наемников, но, как и с пиратом, Инго не мог вспомнить его имени.

Тем временем тучу пронзил ужасающий вой, и из темноты показалась еще одна фигура. На ее фоне даже тучи казались светлее. Фигура существа (человеком это было сложно назвать) была окутана тенями, а из-за спины торчали два больших крыла. И лишь глаза пылали белым огнем.

– «Это я?» – подумал Инго, глядя на существо.

Ему уже рассказывали, как он превратился в это чудовище, хотя сам Инго этого не помнил. Именно тогда у него и пробудилась сумеречная воля.

Воля – это жизненная сила, которой обладали все живые существа в мире. Но не многие могут ей пользоваться. У большинства людей воля никак себя не проявляет, и чтобы пробудить ее, человек должен испытать какое-нибудь эмоциональное потрясение. Всего было известно о шести разновидностей воли: военная, природная, божественная, сумеречная, призрачная и пустая. Военная – самая распространенная воля, она делала человека намного физически сильнее. Природная воля делилась на два подтипа – грозовую и огненную, что позволяло человеку подчинять силы природы. Божественная воля была даром богов и наделяла человека силой солнца. Пустая же была полной противоположностью божественной воли. Она разрушала и проклинала. А последние два типа и вовсе считались выдумкой. До недавнего времени…

Инго наблюдал за самим собой со стороны. Неужели он действительно был этим существом? Он ничего из этого не помнил.

Не прошло и пары секунд, как наемник пошел в атаку. Сжав в руке короткое копье, он в мгновение ока переместился к существу и нанес ему удар, сопровождающийся вспышками молний. Но удар был блокирован мечом, который сжимала тень. Наемник поднял свободную руку вверх, и в нее тут же ударила молния. Задержавшись в сжатом кулаке на долю секунды, молния отскочила в чудовище. Тучу снова пронзил оглушающий вой. Взмахнув крыльями, тень пошла в атаку, осыпая наемника градом ударов.

Наблюдая за сражением, Инго никак не мог понять траекторию ударов. Вот, вроде бы, меч ударил прямо, и тут же исчезнув, появился в другой руке чудовища, а то и вовсе откуда-то сбоку или из живота. Удары были настолько непредсказуемыми и опасными, что наемнику не оставалось ничего другого, кроме как уклоняться или парировать их.

Сверкнула еще одна вспышка, которая на мгновение ослепила Инго. За этот миг, обе фигуры успели исчезнуть, да и туча тоже пропала. Теперь Инго стоял на каменистом пляже, который находился рядом с портом. В тридцати метрах от него стоял пришвартованный корабль, в якорь которого только что ударила молния. Секунду спустя на якоре повис тот самый наемник. А еще через мгновение, борт корабля разлетелся вдребезги, протараненный огромной тенью. Застыв на секунду, тень, словно дикая кошка, прыгнула на наемника. Удар был такой силы, что их обоих отбросило прямо на пляж, к ногам Инго.

В этот же момент в мачту корабля воткнулся трезубец, а еще через мгновение около него появилась девушка. Как и наемник, она обладала природной волей.

Инго узнал ее. Габриель Стенториан была одним из громовержцев и другом детства Инго. Ее косящие к носу голубые глаза сейчас были наполнены страхом, а светлые волосы испачканы кровью. Глядя на тень, она несколько раз выкрикнула имя Инго, но все тщетно.

У ног Инго разгорелась первобытная битва. Словно два диких зверя, наемник с тенью вцепились друг в друга, забыв о своем оружии. Наемник молотил чудовище руками, в то время как тень царапала и рвала его железный доспех своими когтями.

Увидев, что ее слова не возымели эффекта, Габри метнула трезубец как можно ближе к дерущимся, а затем в яркой вспышке молнии переместилась к нему. Еще раз позвав Инго и не получив ответа, Габри поспешила на помощь к Инго. Но не успев сделать и трех шагов, она была тут же отброшена большим черным хвостом, который успел отрасти у чудовища, прямо на каменный склон.

Удар был такой силы, что Инго показалось, будто Габри ненадолго потеряла сознание. И в то мгновение, когда Габри без чувств сползала вниз по склону, произошло нечто, что заставило Инго усомниться в увиденных им событиях.

Из воды, словно это само собой разумеющееся, выехала черная карета. Не останавливаясь, она промчалась мимо дерущихся. Но Инго успел увидеть руку, которая, высунувшись из открытой двери, сцапала наемника. Все произошло так быстро, что даже чудовище не поняло, куда пропал его противник. Встав на четвереньки, тень закружилась на месте, словно беря след. Еще секунда, и из спины чудовища снова появились крылья, и оно взмыло в небо.

Инго был уверен, что то, что он сейчас видел, было фрагментом двух разных воспоминаний. Ну не может же карета выехать из моря!

Только он об этом подумал, как вода стала подступать к его ногам. Это значило, что сон близок к завершению. Еще миг, и Инго полностью поглотила мокрая тьма…

*      *      *

Телега, запряженная тремя вороными конями, тихо катилась по лесной дороге. Многие бы задались вопросом: а зачем запрягать в телегу с простым сеном таких крепких жеребцов? Да и вообще, кому понадобилось сено в лесу? Ответ на оба этих вопроса не заставил себя ждать.

– Долго нам еще прятаться под этим сеном? – раздался женский голос. – Мы ведь уже проехали патруль.

Инго выглянул из-под соломы и осмотрелся. Он только сейчас понял, что ненадолго задремал, пока он, вместе с Мавис, Габри и Широ, прятался от наемников. Помимо них, в телеге было еще восемь женщин, которые были закутаны в лохмотья прокаженных. Но им не нужно было прятаться, так как за их головы не была назначена награда, в отличие от Инго и его друзей.

Еще не отойдя от своего сна, Инго стал выбираться из груды соломы. На глаза ему попалась чья-то рука, полностью покрытая татуировками. Из всех людей, находящихся в телеге, только хозяйки этой руки, не было во сне Инго. Широ в тот день ждала их за городом. Выбравшись вслед за Инго, принцесса Вайра-Кен стала вынимать остатки соломы из своих черных волос. Ее покрытое татуировками молодое лицо сейчас не выражало никаких эмоций. Обычное состояние для Широ.

– Как же все-таки неудобно лежать на всех этих железяках. – все еще возмущенным голосом сказала Мавис. – И зачем только отцу понадобилось это оружие? У нас что, нет кузнецов в главном лагере?

– Лишнее оружие не помешает. – раздался голос возницы.

Из восьми воительниц, которые сейчас притворялись прокаженными, Инго знал лишь троих по имени. У остальных же были совершенно незапоминающиеся имена. Вот и сейчас Инго не мог вспомнить имени женщины за вожжами.

– Скорее всего, большая часть этого «оружия» уйдет на переплавку. – сказала Габри, беря в руки один из мечей. – Просто так легче доставлять армарийскую сталь, нежели обычными пластинами. Видишь, тут и вовсе одни только металлические стержни. – Габри развязала один из мешков и тут же выронила его на дорогу.

Раскрасневшись, она тут же спрыгнула с телеги и стала подбирать рассыпавшиеся по дороге железные палки. Мавис тоже поспешила помочь ей. А вот Инго решил использовать волю.

Хоть он еще и плохо управлял своей новой силой, удлинить тень и с ее помощью собрать рассыпанные по дороге стержни, для него было вполне выполнимой задачей. Правда, через пару секунд он пожалел об этом. За место стержня, он случайно ухватился тенью за корягу, которая торчала у обочины. Телега все еще продолжала медленно ехать, и его просто-напросто выбросило на дорогу.

– Ха, так тебе и надо. – злорадно ухмыльнулась Мавис. – Не надо было выпендриваться.

Инго залился краской. Ему было стыдно за то, что он все еще плохо владеет сумеречной волей. И в большей части не потому, что он сейчас из-за нее выпал из телеги. Ему хотелось побыстрее овладеть тем трюком, который позволил бы ему полностью покрыть свое тело тенями, как он это делал во сне. Ведь лицо у той твари чем-то напоминало череп, а Мавис до жути боится мертвецов…

А вообще, богорожденные обучаются довольно быстро. И за прошедшие три недели, Инго хоть и немного, но научился пользоваться этой волей. Во многом благодаря советам Габри.

Запрыгнув обратно в телегу, Инго достал карту.

– Ну что, скоро мы уже доедем до лагеря? – спросила Мавис, садясь рядом с Инго и заглядывая в карту.

– Сегодня мы точно не доедем. – ответил Инго.

Лагерь повстанцев, в который они направлялись, находился в двухстах километрах от города, и это если ехать напрямик. Так что за один день такое расстояние точно не преодолеть.

– Тогда где мы будем ночевать? – сразу же всполошилась Мавис. – Ты ведь понимаешь, что тебе придется спать подальше от нас?

– Не бойся, по дороге будет таверна, там и заночуем. – сказал Инго, указав на карту, и тут же понял, что не имеет смысла показывать Мавис карту. У его подруги был топографический кретинизм.

– Таверна в лесу? – спросила Широ.