Ольга Ивановна Коротаева
Литсериал «Тайны Магсквера»: Сезон первый «По волчатам не плачут»


Денис недовольно цокнул языком и завёл автомобиль. Вырулив на шоссе, смотря на дорогу, проговорил:

– Прости. – Я удивлённо воззрилась на него, а полицейский продолжил деревянным голосом: – За утро. Я не должен был давить. Но вчера было так хорошо… – Сжал губы, на шее дёрнулся кадык, на щеках заалел румянец. С трудом закончил: – Давай попробуем встречаться.

Заскрежетала зубами. Вот упрямец! Непробиваемый! Сказала же, что это была ошибка, намекнула, что прыгнула в постель по пьяни. Неужели не понимает, каково мне? Впрочем, с намёками у меня всегда было туго, никто особо их не понимал, а вот правда давалась легко. Отвернулась и, провожая мрачным взглядом весёлые яркие домики, украшающие престижную Колоросскую улицу, звеняще проговорила:

– Прости, но я люблю другого.

– Знаю. – Денис зло крутанул руль и резко нажал на газ. Я еле успела схватиться за поручень, чтобы не разбить нос о стекло. – Вчера рассказала… всё.

Знаете, что ощущаешь, когда на вас из окна выливают ведро помоев? А вокруг стоят люди. Даже не смеются, только смотрят. А вы готовы провалиться сквозь землю, лишь бы исчезнуть вот прямо сейчас? Ать за ногу! Как мне захотелось испариться! Всё рассказала полицейскому?! И о ночи с Даниилом, и о моём признании? И о том, как меня отвергли? Чесслово, лучше бы на скутере поехала. Выбор между возможным преследованием убийцы и поездкой с Денисом? Не задумываясь, сделала бы… но поздно! Ни убежать, ни скрыться… уж из машины на полном ходу я выпрыгивать не буду. Не потому ли полицейский прибавил скорость? Чтобы и не пыталась?

– Всё равно, – наконец поговорил Денис. И тихо добавил: – Я предложил попробовать забыть его… со мной. И ты согласилась.

– Потому что была в стельку! – крикнула я и зло посмотрела на полицейского. – Неужели ты не видел? Мне даже снилось, что я с Даниилом…

Он побледнел, и я прикусила язык. Ать за ногу! Этого, наверное, говорить не стоило. Остаток пути мы провели в напряжённой тишине, и как только машина остановилась, я бешеной метлой вылетела из салона.

Центральная клиника акушерства Магсквера поражала сверкающим великолепием. Ощущение, что здесь не рожают обычных младенцев, а кропотливо создают совершенных людей. Высоченное серебряное здание, дорогие машины на парковке, улыбающийся во все триста зубов вышколенный персонал, белоснежные костюмы и запах денег: сильный, мятно-терпкий, со жгучей раздражающей перчинкой.

То, что у меня заняло бы часа три, для Дениса оказалось делом трёх минут. Стоило полицейскому достать удостоверение, как ледяное равнодушие стекло с девицы за стойкой регистрации. Она испуганно улыбнулась, пискнула, что сейчас позовёт, и испарилась. Я даже восхищённо присвистнула, чем заслужила рикошет косых взглядов женщин в костюмах стоимостью с «Призрака». Неловко одёрнула футболку, проверила, чистые ли коленки на брюках. А вот на молодого человека в форме, дамочки посматривали с заметным интересом. Учитывая, что, скорее всего, они беременны, это было как минимум странно.

– Ты красивая, – зачем-то сказал Денис.

Женщина в строгом платье цвета пепельной розы и с залаченной дулей на голове посмотрела на симпатичного полицейского так изумлённо, что я невольно рассмеялась. Денис с улыбкой добавил:

– Особенно когда не обращаешь внимания на мнение других.

Я фыркнула, отвернулась, рассматривая персонал и посетителей, и тут услышала знакомый низкий голос:

– Мастер Денис?

Сердце, казалось, ухнуло в живот, по телу прокатилась волна жара. Даниил?! Медленно повернулась и при взгляде на преподавателя истории древнейшей магии ощутила, как в груди всё взорвалось. За руку калеки держалась невысокая миловидная девушка с огромными зелёными глазами и пухлыми губами. Белоснежная форменная одежда не могла скрыть ни тонкой талии, ни высокой груди, ни длинных ног. Даже Денис восторженно смотрел на красотку, а ведь раньше при мне никогда не пялился на девиц!

Опираясь на трость, Даниил осторожно высвободил увечную руку и протянул полицейскому. Денис легонько пожал бесчувственную ладонь и искренне проговорил:

– Рад вас видеть, мастер Даниил. И вас, магдок Мила.

Я вздрогнула и пристально вгляделась в лицо красотки. Так это и есть магдок, которая принимала роды? Совсем молоденькая, казалось, ей нет и двадцати двух. Стало горько: Даниила действительно преследуют женщины. Покачала головой. Нет! Это же он приехал в клинику!

– Что-то хотите сказать, мастер Евгения? – официально спросил Даниил.

Я сжала челюсти, с трудом сдерживая порыв вырвать из его руки трость и огреть по голове. Ненавижу своё полное имя! И этот гад черноокий прекрасно об этом знает. Скрипнула зубами и, расплываясь в фальшивейшей улыбке, цапнула Дениса за локоть, прижалась к боку полицейского:

– Мы хотели бы поговорить с вами, магдок. По делу о пропавшей дочери мастера Родиона.

– А вы?.. – многозначительно приподняла брови Мила. Я мстительно промолчала, делая вид, что не понимаю намёка. Женщина передёрнула плечами и резко спросила: – Кто вы? И по какому праву?..

– Мастер… – Денис поперхнулся под моим злым взглядом и подавился именем, которое намеревался произнести. Откашлялся и прохрипел: – Это Джо. Она помощница ведьмы Фёклы, которая… помогает полиции в расследовании по личной просьбе мастера Родиона.

Я иронично покосилась на Дениса. Щас, помогает Фёкла! Разбежалась и взлетела! Ощутив изучающий взгляд Даниила, вздрогнула, недовольно посмотрела на мага и вскинула подбородок. Мол, держись за свою новую женщину, глазей на неё, а я теперь с другим!

– Понятно, – мрачно пробормотала Мила.

Мне всё меньше нравилась эта женщина. Какая-то она… совсем не милая. Противная, если честно. Сначала кажется, что невинная куколка, но потом замечаешь и резкие движения, и острый холодно-оценивающий взгляд, словно она мгновенно рассчитала мой годовой доход, вычла налоги и записала в неплатёжеспособные. Не рожать мне в этой клинике, не рожать! Впрочем, я и так этого делать не собиралась. Да ещё у магдоков, которые теряют младенцев.

– Извините, мне придётся ответить на очередные бестолковые вопросы, – улыбнулась Мила преподавателю, и я зло сжала кулаки.

Вот же противная! Покосилась на Дениса, но лицо полицейского оставалось спокойным. Либо ему действительно всё равно, либо держит себя в руках. Отметила, что в общении со мной ему это делать не удаётся… в отличие от Даниила. Кажется, парень действительно влюблён. Вздохнула. Мила же поцеловала калеку в щёку, победно покосилась на меня и широко улыбнулась:

– Следуйте за мной, джентльмены.

При этом выразительно осмотрела меня с головы до ног, чтобы я не сомневалась, что сказано это было специально. И тут злость испарилась, я расхохоталась и, подхватив Дениса под руку, кивнула:

– Рискнёшь войти в оплот орущих младенцев?

– С тобой? – без тени улыбки уточнил Денис и серьёзно кивнул. – Готов войти куда угодно.

Я поспешно отвернулась от Даниила и, ощущая между лопаток зуд от его изучающего взгляда, потащила полицейского за торопливо удаляющейся Милой.

Глава 6

Разговор с Милой ни к чему толком не привёл. Магдок ничего не видела, не слышала и вообще, казалось, там не присутствовала. При этом у женщины было такое мученическое лицо, словно она повторяла это уже сотню раз и искренне недоумевала, почему до полиции не доходит то, что она так просто пытается втолковать. Неприязнь моя росла с каждой минутой, и к концу бестолковой беседы я уже уверилась, что похититель вовсе не садовник, а вот эта ледяная королева!

Наконец материализовалась та самая девушка из регистрации и торжественно сообщила, что магдок Вар освободился и готов нас принять. Мила вздохнула с таким облегчением, будто мы издевались над ней: втыкали иголки в глаза и вытягивали жилы, а теперь, наконец, оставим в покое истерзанную мученицу.

– Ать за ногу, – выплюнула я, когда мы вышли из идеального кабинета магдока. – Прямо представляю, как она засовывает в жертву нечто, что вывернуло помощнице кишки! Вот с этой самой улыбочкой и засунула!

– Тише, Джо, – одними губами прошептал Денис, взглядом показывая на прислушивающуюся к нашему разговору девушку из регистратуры. – Давай потом обсудим.

Кабинет Вара оказался точной копией предыдущего за исключением семейного фото на столе. Я задумалась, вспомнив, что у Милы не заметила ни одной личной вещи. Вот у макдока Вара на полочке обнаружились милые детские поделки, а в углу стояли начищенные туфли. Мужчина встретил нас в мягких мокасинах. У Милы же на ногах босоножки на высоченном каблуке… неудобно, наверное. А на столе и в шкафах лишь то, что касалось работы. Вдвойне подозрительно!

Когда Денис извинился за очередную пытку, представил меня и объяснил, почему я здесь, все наконец расселись. Я рассеянно слушала рассказ о том, как проходили роды, как помощница унесла ребёнка на омовение, а он принимал послед… и вдруг выпалила:

– Скажите, а магдок Мила любит детей?

Вар растерянно моргнул и нахмурился:

– Какое это имеет отношение к делу?

– Пожалуйста, ответьте на вопрос, – тут же заинтересовался Денис.

– Не лучше ли спросить у неё? – ещё больше насупился Вар.

Мне это нравилось всё меньше, костромаг, судя по колючему взгляду, тоже насторожился.

– Нам просто интересно ваше мнение, – хорошо поставленным в академии ласковым голосом доброго полицейского протянул Денис.

Я едва сдержалась, чтобы не хихикнуть. Неужели на это всё ещё кто-то ведётся? Но магдок вдруг подался вперёд и доверительно прошептал: