Ольга Ивановна Коротаева
Литсериал «Тайны Магсквера»: Сезон первый «По волчатам не плачут»


– Знаю, – отрезала Фёкла и усмехнулась: – Но Савелию и не нужно было этого делать. Зачем? В доме мастера Родиона в ту ночь и так было два луномага. Мила и… – Она посмотрела на похрапывающего на полу магдока.– Вар! Поднимайтесь. Знаю, что вы вовсе не пьяны.

– В смысле не пьян? – возмутилась я. – Да я его на себе тащила! И запах, как от алкогольной фабрики…

– Вот именно, – улыбнулась Фёкла. – Запах и только. Вар, узнав, что ты вернулась, испугался и намеренно облил одежду, но сам трезв и бодр, как утренняя птаха!

– Нет, нет, – покачала я головой. – Вар любит детей! У него даже поделки по всему кабинету!

– Джо, – укоризненно покачала головой Фёкла, – неужели тебе не показалось странным, что в кабинете магдока, где всё должно быть стерильно, столько пыльных поделок?

– Показалось, – подал голос Денис. – И я кое-что проверил…

– Ах да! – вспомнила я. – У магдока на столе ещё фото, где он в окружении своих детей… Это наверняка их поделки!

– Вот только у магдока Вара нет своих детей, – хладнокровно закончил Денис.

Фёкла многозначительно посмотрела на старшего следователя:

– Проверьте, не перечисляет ли Вар крупные суммы денег в детский приют. Или, может, является основателем какого-либо из них.

Клим прижал сотовый к уху и, прикрыв рот ладонью, отвернулся. Через пару минут кивнул:

– Он указан, как основатель одного из приютов для особо одарённых детей.

– Всё сходится! – довольно воскликнула я. – Это подарки от благодарных деток!

– Всё сходится, – в один голос со мной прошелестела Фёкла и посмотрела на следователя. – Думаю, именно там вы найдёте всех похищенных детей. Скорее всего, их оформили как найдёнышей.

Я застыла на месте, не веря услышанному, а Родион вскочил с места.

– Старший следователь! – воскликнул он. – Немедленно скажите мне адрес этого приюта!

– Прошу вас, мастер Родион, – спокойно проговорила Фёкла, – подождите до окончания нашей… беседы. Уверяю, с вашей дочкой всё в порядке. На те деньги, которые выплачивает тайный покровитель этого заведения, всем детям обеспечен очень хороший уход. Так ведь, мастер Савелий?

Садовник стоял прямо, на почти детском лице, наполовину скрытом бородой и густой чёлкой, застыло странное выражение. Сейчас он не играл ни роль безумного фаната, ни роль несчастного сына, и эта новая личина была мне ещё незнакома. Но узнавать её не хотелось…

Фёкла продолжала:

– Думаю, будет не так сложно отследить, откуда именно приходили деньги на счёт приюта, даже если они делали крюк через банк магдока. Так, старший следователь?

– Конечно, – довольно улыбнулся Клим и жадно посмотрел на Вара: – Так эти двое спелись? Один мутил мозги и крал детей, второй отвозил на метле в приют! Но почему магослед ничего не показывал?

– Преступники действовали лишь в сутки светящегося месяца, – пояснила Фёкла. – Тёмное время луномагов. Особо сильные могут создать тающие заклинания, от которых через пару часов не останется и следа.

– Нет, – покачал головой Клим. – Все луномаги определённого уровня в особом перечне администрации. Вара там нет. Я проверял.

– Скорее всего, дружба подозреваемых началась ещё в Академии. Одного принуждали изучать чуждую бизнес-магию, другого заставляли скрывать луномагию. – Фёкла скривилась. – Вар очень сильный маг, но сила его нестабильна. Скорее всего, с каждым годом состояние его психики ухудшалось. Регулярные практики в сияющий месяц выдержит не всякий. И то, что в клинике принимали за пьяные выходки, на самом деле…

– Безумие, – прошептала я. – Вару было выгодно, что его считали пьяницей. А как же помощница?

– Возможно, она догадалась о чём-то, – проговорил Клим, – и Вар её убил. Шантажировала магдока? Её же отстранили, а за квартиру надо было платить. Жильё в Колоросской роще недешёвое.

– Догадалась? – вдруг расхохотался Вар, глаза его сверкнули безумием. – Анька-то? Шантажировала? Да я её просто трахал! И деньги давал на жильё. Не в клинике же шпилить. В этой дуре нет и признака мозга. Догадалась? Ха-ха! Идеальная тушка: податливая и истеричная! Мне даже особо колдовать не приходилось, и так бы всё сделала!

– Тогда зачем вы её убили? – угрюмо спросила я.

– Не знаю, – захихикал он. – Мы провели ночь, а утром она сдохла! Я ещё пару раз забегал в гости, пока вонять не начала, а потом в полицию позвонил. Не хотелось платить за квартиру…

– Вар, – едва не плача, прошептала Мила, – ты сошёл с ума!

– Я?! – Магдок брызгал слюной и тыкал себя в грудь. – Да я из всех вас самый разумный! Это вот он дебил! – Кивнул на молчаливого Савелия. – Решил поиграть в добренького папочку! Денег магокоты не жрут, хоть задницу подтирай! Вот и бесится… Мне на этих детей плевать! Каждая поделка в кабинете – миллион на моём счету! Смотрел и наслаждался!

– Проверить, – рявкнул Клим в телефон, сунул его в карман и стукнул в дверь, которая тут же распахнулась, и в комнату ворвались полицейские. Держа наизготовку нейтрализующие жезлы, которыми пользуются в домах для умалишённых магов, они осторожно окружили Вара. Клим же надевал наручники на мрачно-молчаливого Савелия и бурчал про права. Когда подозреваемых увели, я воскликнула:

– Вот чуяла, что преступник – садовник! А вы, мастер, не поверили!

– Ещё нужно доказать это, – вздохнул Денис и слабо улыбнулся: – Судя по всему, на второе свидание я приглашу тебя ещё не скоро. Работы будет много…

– Не торопись, – поспешно ответила я и помахала насупившемуся костромагу.

– Как же? – звенящим голосом спросила Мила. – Как он убил Аню? И зачем? Добрая и мягкая, она действительно любила Вара…

– Он же свихнулся, – пожала я плечами. – Брр…

– Магдок, – обратилась к Миле Фёкла, – вы бы рискнули заниматься любовью в сутки светящегося месяца?

– Это опасно, – машинально ответила Мила и вздрогнула. – Вар убил, не осознавая этого. Он действительно слетел с катушек! Как подумаю, что он мог причинить вред женщинам или детям, так страшно становится. Но как он смог так долго скрывать свою силу?

– Годы практики, – ответила Фёкла и вздохнула: – Он умён, но сейчас, после выброса энергии, ослаблен и физически, и психически.

– Поэтому вы надавили, чтобы признался? – восхитилась я и скривилась. – Но всё равно, мастер, я разочарована! Почему вы не сделали красиво-жуткий ритуал и не закатывали глаза, вещая утробным голосом?

– Решила на этот раз обойтись без танцев с бубнами, – иронично хмыкнула старушка. – Не по годам мне эти модные спецэффекты!

– Простите, – вмешался Родион. – Можем мы уйти? Следователь позвонил, наша дочь действительно в приюте. – Он прижал едва живую от переживаний жену к груди. – Я очень хочу увидеть девочку!

– Ваня! Вызови кого-нибудь из своих друзей…

Зоомаг потряс ключами:

– Да мне машину пригнали. Сам отвезу! С ветерком!

– С ветерком это ко мне, – улыбнулась я.

У порога Родион обернулся на миг и посмотрел на ведьму влажными глазами:

– Пришлите счёт. Сумму определите сами.

Я восхищённо прошептала: