Ольга Коротаева
Тайны Магсквера: По волчатам не плачут


– Кстати, да! – Я обернулась к следователю: – А почему на Андрее наручники?

– Он подозревается в попытке отравления, – довольно хмыкнул толстяк и сощурил маленькие умные глазки. – Но управление согласно снять обвинение… в обмен на похитителя!

– Отравление? – растерянно переспросила я и посмотрела на мрачного ангела. – Он это о чём, а? Ты перепутал что-то в своём десерте? Использовал просроченный продукт?

– Ага, – ехидно поддакнул Клим. – Он использовал просроченный мышьяк и ещё целый список добавок. Яд был составлен мастерски! Смерть наступает очень медленно, один симптом скрывает другой, пока страдания не доводят жертву до самоубийства. Ни один магдок бы не распознал ни болезнь, ни яд. Идеальное преступление!

– Это не про нашего ангела! – возмутилась я. – Он хороший… и человек, и повар!

– А ты так беззаботно ешь, что он готовит, Джо? – хитро покосился на меня Клим.

Я посмотрела на мрачного Дениса и гулко сглотнула. Вспомнила и чемоданчик, и жуткое облако… Андрей молча смотрел в пол.

– Рада приветствовать вас, леди и джентльмены! Спасибо, что откликнулись на моё приглашение. – Фёкла спустилась в холл и медленно подошла к креслу, уселась и обвела всех внимательным взглядом светлых глаз. – Приступим?

Глава 11

– Клим, освободите Андрея, – попросила Фёкла.

Усы следователя недовольно дёрнулись, но Клим всё же снял наручники, и ангел машинально потёр запястья. Не поднимая глаз, проговорил:

– У них мой ящик.

– Клим? – мило улыбнулась старушка.

Следователь с ворчанием переступил с ноги на ногу, но кивнул Денису. Полицейский подошёл к Фёкле и протянул чёрный ящик. Старушка осмотрела его, удовлетворённо хмыкнула, и костромаг передал улику ангелу, а сам снова отступил к двери. Словно сторожил. Возникло подозрение, что снаружи поджидает группа, которая по первому же знаку арестует похитителя. Андрей молча удалился.

– Замечательно, – потёрла Фёкла сухие ладошки и обернулась к девушке у окна: – Магдок Мила, не присоединитесь ли к нашей беседе?

Девушка передёрнула плечами, перевела тяжёлый взгляд на меня, и я не смогла сдержать торжествующей улыбки. Вот ты и попалась! От ведьмы ещё никто не уходил!

Магдок неохотно приблизилась и застыла между диваном, на котором притулился Савелий, и креслом Фёклы.

– Знаю, – проговорила она и метнула на меня ещё один взгляд. – Вы подозреваете меня. Джо… то есть мастер Евгения рассказала вам…

– Джо? – истерично взвизгнул Савелий. Подскочил и, подбежав, рухнул на колени, облапил мои ноги. – Та самая… А-а-а!

Денис словно на метле подлетел, схватил садовника за патлы и легко оттащил в сторону. Тот даже не сопротивлялся, неотрывно смотрел на меня, и в глазах парня плясало пламя безумия. Невольно поёжилась и, поймав на себе саркастичный взгляд Милы, фыркнула:

– Он просто мой фанат… бывший. Ещё по метловым гонкам. Показал вчера мою… ту метлу, на которой я разбилась.

– О-у, – протянула Фёкла и с улыбкой посмотрела на садовника. – Так вы мечтали стать метловым гонщиком? Джо рассказывала, что у вас  приличная коллекция. А сами поднимались?

– Я неплохо летаю. – Савелий смущённо улыбнулся и посмотрел на полицейского. Денис неохотно отпустил его, но продолжал стоять между мной и миллионером. – Увы, мои родители против этого увлечения, оттого приходится летать по ночам или в безлюдных местах.

– Но они не против вегетамагии? – уточнила Фёкла. – Вы ведь работаете садовником, даже занимаетесь благотворительностью.

– Это правда, – уже без улыбки ответил Савелий. – Намекаете, что они хотели защитить меня?

– Это очевидно, – пожала плечами ведьма. – Вы даже мётлы не смогли правильно хранить. И в итоге это привело к взрыву…

– Нет, предки в ярости, что я не бизнес-маг, – упрямо возразил садовник. – Считают неполноценным, но продолжают любить. Я же их ненормальный сын!

Он горько усмехнулся, а Фёкла обернулась к Миле:

– А ваши родители? Простите за неприятный вопрос. Они тоже были бизнес-магами?

– Нет, – мрачно ответила она. Передёрнула плечами. Лицо её слегка посерело. – Мать магдок, отец водомаг.

– Это он вас… бил?

– Что за вопросы? – взвилась Мила. – Зачем вы нас пригласили? Если хотите бередить детские раны, создайте кружок тех, кто подвергался насилию. Я ухожу!

– Не стоит, – сухо проговорил Клим. – Один из присутствующих в этой комнате – похититель детей… – Фёкла кашлянула, и следователь добавил: – Похититель дочери мастера Родиона! Никто не покинет дом, пока виновный не признается в содеянном.

– Кто? – крикнула жена Родиона. Женщина вырвалась из объятий мужа и, пошатываясь, подошла к Миле: – Это вы? Вы украли моего ребёнка? – Смотрела безумными глазами, сжимала кулаки: – Я не хотела верить слухам о вас… Вы же ненавидите детей! – Голос её дрогнул: – За что? – Она схватила побледневшую Милу за руки: – Умоляю, отдайте мне дочь! Пожалуйста…

Зарыдала в голос, а Родион с помощью Дениса отвёл жену в сторону.

– Прошу, – исподлобья глянув на ведьму, резко проговорил управляющий казначейства. – Вы же знаете, кто преступник? Скажите!

– Скажите сначала вы, мастер Родион, – бесстрастно ответила Фёкла, – если бы вы узнали, что ваша дочь не бизнес-маг, как бы поступили?

– Что вы имеете в виду? – нахмурился мужчина.

– Вы, – пояснила ведьма, – бизнес-маг. Успешный и сильный. Леди Алекса тоже. Но если бы дочь родилась, скажем, с луномагией, что бы вы предприняли?

– А что я должен, по-вашему, сделать? – раздражённо спросил Родион. – Она моя дочь! Отдал бы учиться в Академию, нанял бы сильнейших луномагов… да землю бы перерыл, чтобы она не только выжила, но и научилась управлять этим!

Он подозрительно булькнул и резко замолчал. Мне стало отчаянно жаль этого сильного мужчину. Я знала, что Родион говорит правду: он не стал бы ни бить ребёнка, обвиняя, что не родился с нужным даром, ни избавляться, отдавая в приют, ни запрещать использовать магию. Напряжённое молчание в комнате давило на уши. Я не выдержала и посмотрела на Милу.

– Ну? Может, признаешься? Знаю, что ты луномаг! А они могут ощущать дар ребёнка даже в утробе матери. Ты знала, что девочка родится с такой же силой, как у тебя. Так что сделала? Украла ребёнка, избавляя от возможных побоев, или выбросила из окна, чтобы несчастная не мучилась, как ты?! Один раз ты уже сделала это!

Жена Родиона вскрикнула и обмякла в его руках. Фёкла рявкнула:

– Джо!

Мила бросилась на меня молча, ударила наотмашь, щека вспыхнула болью от пощёчины. Закричала:

– Я невиновна! Да, я сделала очень плохую вещь… – Она истерически расхохоталась. – Да мне пять лет было! Едва соображала, что делаю! Тогда я не понимала, на каком свете живу… – Губы её задрожали, на глаза навернулись слёзы. – Дня не проходит, Джо, чтобы я не думала о том ребёнке! – Крикнула: – Понимаешь ты?! С радостью умерла, если бы смогла этим исправить содеянное. Но мне этого не дано. Выучилась на магдока… Было безумно тяжело. Но я прошла всё это и сохранила разум! Даниил не раз вытаскивал меня из петли… Работала сутками, спасла не меньше сотни жизней и детей, и их матерей, но это ничего не значит, Джо! Я никогда не перестану винить себя. Никогда! – Она сжала кулаки и посмотрела на Родиона. – Я знала, что ваша дочь луномаг. Но я не похищала девочку. Поверьте! И если… Нет! Когда она найдётся, буду первой, кто поможет вашей дочери справиться с этим. Клянусь!

Я обвела пристальным взглядом всех гостей. Даже Клима, казалось, проняла пламенная речь Милы. Фёкла же не смотрела ни на кого, лишь проговорила:

– Вы верите ей, мастер Савелий?

Все уставились на садовника, я взвилась:

– На что вы намекаете? – Скривилась. – Да, я подозревала садовника, но… Он же не луномаг! А похититель применил именно эту магию, да ещё в ночь светящего месяца! Это когда…