Ольга Коротаева
Тайны Магсквера: По волчатам не плачут


– А меня? – ехидно спросил Иван.

Посмотрела на окружённого котами зоомага и хмыкнула:

– Тебя и так распирает от всеобщей любви, зачем ещё и моё внимание?

– Просто хочется поговорить на человеческом, – ухмыльнулся Иван. – А то скоро мурлыкать начну и когти о кресло мастера драть, сама же первая метлой под хвост дашь!

– Дам, – кивнула я и подмигнула: – Чайку? А то и мне поговорить охота… – Обиженно покосилась на закрытую дверь мастерской. – А никто слушать не желает!

– Лучше коньячку! – щёлкнул пальцами зоомаг, и коты, подёргивая хвостами, разбрелись по лежакам.

От спиртного я отказалась. При виде бутылки вспомнилась вчерашняя ночь и, соответственно, пробуждение. Всё, хватит пить! Хотя бы сегодня хватит! Так что ограничилась чаем и поделилась с коллегой чудесатой историей про полёт и приземление в мягкие перья Андрея. Зоомаг выглядел озадаченным и слегка напуганным. Я же не знала, что и думать. Чем же занимался наш штатный ангел в окружении настоящих демонов? И почему Фёкла так перепугалась, когда узнала, что он надел костюм?

– Ать за ногу, – проворчала я, покручивая в пальцах опустевшую чашку. – Даже Клим знает об этом! Фёкла ему позвонила. А мне ни слова не сказала… Не понимаю!

– Разумеется, – кивнул Ваня и ловко плеснул в мою чашку золотистого коньяка. – На трезвую голову о таких чудесах думать непрактично!

– Какой ты практичный, чессово, – рассмеялась я, но чашку отставила. Вздохнула и посмотрела в тёмное окно: – Вечер… а его всё нет. Наверняка Фёкла волнуется. Такая скрытная!

Раздался звонок, и я радостно подпрыгнула:

– Андрей!

Побежала в холл, распахнула дверь, и улыбка сползла с моего лица при виде высокого мужчины с длинными чёрными волосами и убийственно-прекрасным омутом глаз.

– Даниил? – Голос мой дрогнул. – Что-то случилось?

– Почему что-то должно случиться? – Он приподнял свои густые чёрные брови.

– Ты говорил, что больше никогда не придёшь в этот дом, – растерянно ответила я.

Он опустил глаза и, кивком головы указав на порог, иронично проговорил:

– Так пока и не нарушил своего обещания.

Наверное, пришёл проведать сына. Усмехнулась. Ну не ко мне же? Я… как это? Отработанный материал. Обернулась и крикнула:

– Ромашка! Спустись…

– Не надо, – перебил Даниил и тихо спросил: – Можешь… прогуляться немного? Со мной.

Сказать, что я опешила? Да меня к полу пригвоздило! Глаза выпучила, рот открыла. Зрелище наверняка неприглядное. Потому ли Даниил развернулся и, помогая себе тростью, неловко раскачиваясь, спустился по ступенькам крыльца? Я быстро посмотрела на подпирающего косяк двери в кухню зоомага и бросила:

– Скоро вернусь.

– Не торопись, – понимающе ухмыльнулся Иван.

Выскочила в темноту и догнала преподавателя истории древнейшей магии. Побрела рядом. В боязливом ожидании даже дыхание затаила. Что он собирается сказать? По спине прокатилась неприятно-колючая волна. Может, хочет объяснить своё присутствие в клинике? Считает себя виноватым, что я застала его с Милой? Решила помочь.

– Ты мне ничего не обещал.

– Да, – глухо ответил он и снова замолчал.

Ать за ногу! Вот и поговорили. Впрочем, он же не поговорить пригласил, а прогуляться. Вот и ходим вокруг дома Фёклы, спирали наворачиваем… На третьем круге я не выдержала:

– Мила очень красивая. Понимаю, почему ты с ней. Но всё же хочу предупредить – это жуткая стерва! Знаешь, какие слухи по клинике ходят? Она и меня пыталась с дерьмом смешать, так смотрела… А разговаривала как! Словно я червяк под ногами, да ещё перерезанный лопатой…

– Кстати, о магдоке, – тихо перебил Даниил. Я изумлённо воззрилась на него, а маг спокойно продолжил: – Мила помнит тебя, но ты, похоже, не узнала девочку.

– Девочку? – ещё больше удивилась я. Как-то странно слышать, как мужчина называет любимую женщину девочкой. И нахмурилась, вспоминая голубые глаза и пухлый ротик. – Не припоминаю, чтобы мы встречались… Она из моих фанатов? – Усмехнулась: – У меня сегодня день поклонников, чесслово! Один за другим… Тогда понятно, почему она на меня всё это вылила. Многие до сих пор злятся, что я упала. Будто я специально разбилась!

– Мила спросила совета, – словно не услышав моего монолога, так же ровно произнёс Даниил, – стоит ли ей сменить специальность. Как все покинувшие приют, она ощущает неуверенность в правильном выборе профессии. Сегодня я навестил её на работе, понаблюдал немного и посоветовал оставить всё как есть.

Я нахмурилась:

– Почему?

– Почему она обратилась ко мне? – равнодушно уточнил Даниил и тут же ответил: – Я курировал её дипломную работу. Мила до сих пор считает меня своим наставником. А мне несложно дать совет хорошему человеку…

– Хорошему?! – не выдержала я. – Да она же похитительница младенцев! Ты не видишь ничего дальше красивых глаз? И я не спрашивала, с какого дуба она обратилась к тебе, мне интересно, почему ты считаешь её… хорошей! Но теперь поняла. Знай – ты ошибаешься. Вот выясню, для чего она похищает детей и…

Тут я замерла и, ощутив, как сердце провалилось в желудок, потрясённо прошептала:

– Как все покинувшие приют?! – Перед внутренним взором промелькнули яркие картинки. Девочка пяти лет и выброшенный из окна младенец. Сжала кулаки: – Убийца! Она просто монстр! До сих пор… творит такое?!

– Мила рассказала мне о том случае, – ровно проговорил Даниил, посмотрел на меня и даже слегка улыбнулся. Щёки мои ожгло и дыхание перехватило. Ну нельзя же быть таким красивым! Это преступление… Маг очень мягко дотронулся до моей руки, кожу словно током прошибло. – Сочувствую. Не знаю, каково тебе было, но уверен, что с таким добрым сердцем ты очень страдала. Но, Джо, Мила была маленьким ребёнком с неясным будущим и исковерканной душой. Её биологические родители избивали дочь, которой не повезло родиться с даром к луномагии.

Я словно окаменела: Мила не только магдок, но и луномаг! Всё сходится. И жестокость к младенцам понятна. Вот почему Фёкла сказала, что дело практически распутано. Но Даниил, словно прочитав мои мысли, жёстко добавил:

– Она не убийца. И не похитительница. Джо, если для тебя мои слова хоть что-то значат, поверь. Я знаю эту девушку. Она до сих пор очень переживает о том случае. Потому и пошла в акушерство. Хотела хоть как-то загладить свою вину. И всё ещё сомневается в правильности выбора. Да, ей непросто сражаться со своей второй сутью, но Мила не сдаётся. И она действительно замечательный специалист.

Я молча смотрела на его красивое бледное лицо, борясь с противоречивыми желаниями: ударить и поцеловать. Всё это уже проходили. Поэтому сжимала кулаки и страстно ненавидела Милу. И ту, что встретила сегодня, и ту, что помнила в детстве. Даниил отвёл взгляд и вздохнул. Опираясь на трость, побрёл в направлении дороги, где желтело ожидающее калеку такси.

– Слышал о взрыве, – не оборачиваясь, проговорил он. – Рад, что ты в порядке.

Я растерянно смотрела на его прямую спину. Так он пришёл, чтобы замолвить словечко за бывшую ученицу, или чтобы убедиться, что я не пострадала? Ать за ногу! Ну что за человек?

Глава 10

Всю ночь проворочалась. Сон, напуганный скачками взбесившихся мыслей, не приходил. Утром, едва забрезжил рассвет, всё же ненадолго отключилась. Когда в дверь постучали, слабо простонала:

– Иду…

Едва отскребла себя от кровати и прошлёпала в ванную комнату. При взгляде в зеркало вздрогнула и пробормотала:

– Умеет лишить сна, чесслово! Улыбка, фраза, и всё! Уноси готовенького. Готовенькую…

Умываясь, костерила мага на чём свет стоит. Приспичило ему навестить меня на ночь глядя! Как теперь работать? У нас дело не завершено, Фёкла наверняка уже список приготовила. Эх, надо было метлу Савелия забрать. Всё равно десятки валяются на газоне без дела… Или Денис это приравнял бы к краже улики? Вспомнила комнату отдыха, ключ в кармане молодого человека и отчаянно покраснела. Похлопала себя по щекам: