Наталья Дубровская
Лучший сценарий твоей жизни


– А что с нашей прошлой жизнью? – спросил кто-то из прошедших отбор.

– Ничего, мир смертных и хранимых нами продолжает существовать и без вас. А вся информация о вашем предыдущем сценарии, вашей семье, если такова была и любая информация о ваших близких удалена из вашей памяти. Но все навыки, умения и знания, согласно развитию современного мира, полученные в земной жизни у вас остались. Также все мы здесь лишены проявления чувств, у нас нет места жалости, любви, сострадания к людям, всё абстрактно, всё испытываемое для всех одинаково. Я сделала акцент на «не должно быть», так как вы, конечно со временем научитесь выражать и даже отстаивать своё мнение, раздражаться, испытывать небольшую симпатию или точнее сказать теплоту и даже можете быть не согласными с решениями руководства. Но вы так же должны научиться держать все эти проявления, свойственные живым людям, внутри себя. Иначе всё это может помешать вашей работе и может послужить отправкой на территорию ожидания.

Через несколько минут из синей двери вышла огненно-рыжая девушка, лет тридцати и в очках, что особенно отметила Рита. Рыжая, вглядываясь в каждого, громко произнесла:

– Иванова – кто?

– Я, – Рита подняла руку вверх.

– Пойдемте со мной.

Рита встала, кивнула всем на прощание и побрела за незнакомкой к двери тёмно-синего цвета, с надписью «рабочая Территория». Они оказались в светлом, длинном коридоре, стены которого окрашены в бежевый цвет с причудливыми зелёными узорами. Девушки шли молча, Риту распирало любопытство:

– А что покойники тоже плохо видят? – Рита, пристально посмотрела на своего наставника.

Сопровождающая противно хмыкнула себе под нос, поправила очки, но ничего не ответила.

– Ну, не то что бы я очень любопытная, – продолжила Рита, – но, вообще-то интересно было бы узнать. Всё-таки, я здесь впервые…

– Меня зовут Дарья, – прервала рыжая девушка, – а очки – это привычка из земной жизни.

– Ясно…а меня – Маргарита.

– Уведомлена, – не меняя тона, сказала Дарья. – Я буду вашим наставником ровно одну неделю. Далее вы продолжите работу самостоятельно.

В конце коридора показалась дверь, похожая на обычную квартирную, только по размеру раза в два больше. Они подошли к ней, Дарья взялась за ручку-поручень и толкнула дверь от себя.

Глава 3.

Много лет размышлял я над жизнью земной.

Непонятного нет для меня под Луной.

Мне известно, что мне ничего не известно! –

Вот последняя правда, открытая мной.

Омар Хайям.

Яркий дневной свет караулил Маргариту, она на мгновение зажмурилась. Уже через секунду, широко раскрыв глаза, она пробиралась взглядом сквозь едва уловимую дымку. И вот картинка перед глазами стала отчётливей, она увидела бескрайнее небо, непривычно ярко-бирюзового оттенка, а ещё немыслимое количество птиц, которые парили высоко-высоко. Их виды были настолько разнообразны и красочны, что о существовании многих из них Рита даже и не подозревала. Крылатые создания с яркими оперениями, как стайками, так и в одиночестве покоряли небесную гладь.

Рите почудилось, что она оказалась в непроходимых джунглях, где не ступала нога человека. Густая зелень, тишина вокруг, этот ласковый воздух. Вот-вот и из тенистой аллеи, потягиваясь, выйдет грациозная пантера.

– Это наша Территория. Добро пожаловать! – Даша поглядывала на стажёра.

Пару часов назад Рита строила планы на выходные и не сомневалась, что после смерти, людей кроме холмика на кладбище больше ничего не ждет, а теперь она здесь. Здесь, где все убеждения рухнули в один миг. Здесь, где существует ещё одна жизнь, отличная от предыдущей, но всё-таки жизнь.

Глядя сквозь громадную зеленую аллею, густо населённую цветами и высокими, стройными деревьями, Рита увидела взмывающие в небеса башни, одну, другую, третью… Издали они походили на тончайшие шпили, которые были так высоки, что казалось, они нанизывают небеса, и словно иголка с ниткой пытаются соединить их с землёй. И тут Маргарита поняла, что ошиблась. Территория всё же напоминала обычный город из миллиона уже существующих в мире. А высоченные шпили – подобие земных многоэтажек, но уходили они куда-то намного выше, чем ясное, бескрайнее небо.

– Идём же! – голос Дарьи вернул Риту из размышлений.

Сделав шаг в новый мир, Рита ощутила неведомое спокойствие. Словно что-то очень тёплое и волшебное ручейками двинулось по всему телу, растекаясь по самым дальним и потаённым уголкам непознанной души. Все тревоги, печали, вопросы, всё то, что съедало изнутри всего лишь несколько минут назад, всё вмиг стало ненужным и неважным. Будто сам воздух, до того нежный и мягкий окутывал душу, уберегая её от всех возможных ненастий. Шагая вперёд, она обернулась. Огромная скала осталась позади, и массивным, непобедимым гигантом нависала над ними. С каждым шагом железная дверь, из которой они вышли, уменьшалась в размерах, а потом и вовсе исчезла из виду. Ровно также как и каменистая махина стала казаться просто тёмным пятном на фоне зелёных деревьев. Они шли по аллее, по обе стороны которой, возвышаясь над ними, стояли густые, непроницаемые липы. Листья деревьев были настолько яркими, что казалось либо процессы фотосинтеза в них происходят с утроенной силой, либо все растения на территории только что раскрасили гуашью.

Они подошли к огромному серому зданию. Рита, подняв голову, попыталась сосчитать этажи, но быстро сбилась со счета. Этажи взлетали высоко к небесам, и как она не старалась приглядеться, крышу так и не увидела. Двери в нём были автоматические, раскрылись, как только Рита и Даша приблизились к ним. В холле, напротив входа овальная стойка, за которой стояла миловидная дамочка в строгом чёрном костюме.

– Лидия, – представила её Даша, когда они подошли ближе.

Женщина в ответ кивнула и положила перед Ритой карточку:

– Это вам!

– Спасибо, – Рита с любопытством схватила кусок пластика, который оказался электронным ключом. На нём была её фотография, указано имя и должность. – Сопровождающий, – нарочито громко прочитала Маргарита. – Как же всё оперативно, не успела умереть, а тебе тут и пропуск уже приготовили, вот бы в паспортном столе также быстро работали.

– Пошли дальше, – не меняясь в лице, позвала за собой наставник.

Они подошли к одному из лифтов, всего их в холле было два. Даша нажала на кнопку вызова. Через секунду двери открылись. Лифт был вполне обычный, единственное, что его отличало от тех, которые перевозят людей в многоэтажках, так это отсутствие кнопок с цифрами. Справа от входа сверкал дисплей с нумерацией от нуля до девяти и небольшая синяя кнопка «старт». Наставник набрала комбинацию «125». Лифт взмыл на нужный этаж. Выйдя, они двинулись по длинному коридору, по обе стороны которого располагались узорчатые двери, каждая из которых была под своим номером. Они остановились напротив «1020». Даша достала свой ключ и прислонила его к специальному замку под ручкой.

Кабинет наставника оказался унылой, серой комнаткой. Довольно большой круглый стол у окна, на котором лежали три канцелярские папки, и стоял монитор компьютера. Справа от входа милый диванчик, слева – пара стульев, тумбочка и книжный шкаф. Всё, как один, было серого цвета. На стене над диваном висели часы, с синими стрелками – единственным ярким пятном во всём кабинете, такие же Рита видела в приёмной.

– Присаживайся, – Даша села за свой рабочий стол, а Рите кивком указала на диван.

Но Рита, будто не услышав, продолжала расхаживать, рассматривая и трогая всё на ощупь, пытаясь найти отличия с предыдущей жизнью.

– А ты давно здесь? – Рита повернулась к наставнице.

– Почти двенадцать земных лет.

– Так долго… и, что совсем не хочешь жить нормальной, обычной жизнью? Почему не просишься назад?

– Зачем? Чтобы снова умереть? Итог всё равно один.

– Ну, знаешь… это как посмотреть, думаю это того стоит…

– Ты вначале поживи здесь месяц, другой, а потом поговорим, – с уверенностью сказала Даша. – Давай ближе к делу, за неделю ты должна всё освоить.

Рита плюхнулась на мягкий диван, раскинула руки на спинке и вскинула ногу на ногу.

– Ну, давай, вводи меня в курс дела?

Даша осуждающе покачала головой:

– Наша работа состоит в том, чтобы ни один смертный на земле не отклонился от написанной для него истории жизни. В земной жизни – это называют судьбой. Каждому из нас дают личные дела. Она показала на папки, лежащие на столе. – Одни нам достаются с рождения, и мы ведём их до кончины. Личные дела других могут переходить от сопровождающих к сопровождающим, по различным причинам.


Конец ознакомительного фрагмента
Купить и скачать всю книгу