Владимир Петрович Яночкин
Святогор и три богатыря – последние защитники земли

Святогор и три богатыря – последние защитники земли
Владимир Петрович Яночкин

Этот рассказ повествует о молодых русских витязях – Святогоре, Илье Муромце, Добрыне Никитиче и Алеше Поповиче. О том, как они получили свою богатырскую силушку. О тех моментах их жизни, которые не вошли в былинные эпосы.

Глава 1

АТЛАНТИДА

Отряд из четырех молодых, крепких всадников, облаченных в кольчуги, при полном вооружении, медленно двигался по дороге. Витязи с усталыми лицами были измождены длинным переходом. С опущенными головами они томились под жарким палящим солнцем ни один день. Но по-другому, поступить не могли, спешили быстрее прибыть в указанное место. Передвигались и днем и ночью, делая привал, только, чтобы лошади отдохнули.

Хоть это и не сахара, кругом росла трава, солнце давало о себе знать. От непривычного жаркого климата страдали не только всадники, но и лошадям было не легче. К тому же заканчивалась вода. Остатки еды доели еще днем ранее. Так, как лошадей в отряде находилось на две больше, поднимался вопрос о том, чтобы пустить одну на мясо. Молодому организму требовался белок. Да и животы начали урчать.

По ходу пути витязи часто вспоминали русскую зиму. Вот и сейчас разговор велся о том, как они провели последнюю, что им запомнилось больше. Это отвлекало от дороги и убивало время. Да и от воображения холодило внутри.

Путь казался нескончаемым. Когда всадники въехали на очередной пригорок, им пришлось остановиться.

– Наконец-то мы на месте. – сказал Илья Муромец, снимая шлем и вытирая платком мокрый лоб.

– Ага, кажись прибыли. – с облегчением вымолвил Святогор. – разглядывая карту на бересте.

Взору всадников предстал город на берегу моря. Высокая стена окружала его, лучи солнца отражались от стен и играли в влажном воздухе переливами. Над стеной возвышались необычные остроконечные башни.

– Это и есть, Атлантида? – спросил Алёша Попович.

– А ты что не видишь? – усмехнулся Добрыня Никитич, похлопывая лошадь. – Таких градов я не видал еще.

– Надеюсь, у них баня есть… – с улыбкой сказал Святогор, тронувшись дальше.

Весь отряд последовал за ним.

Чем ближе приближались к городу, тем диковиннее он им казался. Остроконечные башни с какими-то вращающимися вокруг них непонятными мигающими огоньками. Стены были не деревянными и не каменными, скорее это какие-то пластины из какого-то непонятного металла.

– Ишь ты, диковина то какая… – с восхищением произнес Алёша Попович.

Внезапно всем пришлось остановиться. На дороге прямо, на их пути появился из ниоткуда рыцарь в черных металлических доспехах. Он поднял руку, дав понять, всадникам прервать путь.

– Ты кто мил человек? – спросил Илья Муромец.

– Осторожней Илья, видать стражник какой. – остерег его Святогор, схватившись за меч.

Алёша Попович натянул лук.

Рыцарь молчал… Пауза начала напрягать.

– А ну с дороги. – заревел Добрыня Никитич и направил лошадь прямо на рыцаря.

Внезапно рыцарь заговорил.

– Стой добрый путник! Впереди невидимая преграда. Скажите, кто вы и я пропущу вас.

– Ты говоришь по-нашему? – спросил Добрыня Никитич, останавливая лошадь.

– Я знаю много языков. – ответил рыцарь. – Вы так понимаю – Русичи? Хотя откуда же… Не понимаю…

– Да, они самые. – сказал Илья Муромец, подъезжая к Добрыне Никитичу. – а ты рыцарь из наших будешь, аль бывал у нас?

– Нет, на такие временные расстояния, моя голограмма не может проецировать. Я просто запрограммирован, знать все языки, которые были, есть и будут.

– Что-то ты непонятно излагаешь, я ничего не смог понять… – сказал Добрыня Никитич, переглянувшись с Ильёй Муромцем.

– Ой, простите. – рыцарь склонил голову. – Я говорю, что я не могу покидать город и, что меня обучали языкам.

– Ну, вот теперь понятно. – засмеялся Илья Муромец.

– Так кто вы и откуда путь держите? – спросил рыцарь.

– Мы из Руси, держим путь в Атлантиду. – сказал Илья Муромец. – Старцу Порфирию, провидцу в наших местах привиделся сон, что вашему городу и миру всему, грозит супостат, доселе невиданный. Он то и послал нас сюда, указав путь. Вот прибыли, сложить головы свои, чтобы ворог не пошел на Русь матушку. Проводи нас к князю своему, да пусть определит в дружину, какую…

– Подождите. – сказал рыцарь и замер.

Святогор, подъехал к Илье Муромцу и Добрыне Никитичу.

– Чего это он? – спросил своих товарищей Святогор, глядя на застывшего стражника.

– Эй ты, мил человек. – обратился Илья Муромец к рыцарю. – Веди к князю, аль заснул что ли?

Вдруг рыцарь зашевелился и посмотрел на него.

– Наш правитель уже в курсе вас и ожидает с нетерпением. – заговорил он. – Он будет весьма рад новым рекрутам.

– А откуда князь прознал про нас, что уже рад? – Рассмеялся Добрыня Никитич. – Аль, ты так быстро сбегал, что мы даже не заметили. А может ты и есть князь местный?

Витязи рассмеялись.

– Нет. Я лишь привратник. Прошу проследуйте по дороге в город. Барьер уже снят.

– Что ты опять лопочешь? – спросил Илья Муромец. – Что за привратник и что за барьер?

Но тут вдруг, рыцарь буквально растворился в воздухе, не дав ответа. Лошади и всадники переполошились.

– Ох, не нравиться мне это. – Святогор покачал головой.

– Смотрите в оба, други мои. – сказал Илья Муромец. Может супостат тот уже в городе и послал к нам колдуна напугать нас. А впереди засада…

– Да не уж то мы испугаемся колдунов? – закричал Добрыня Никитич, обращаясь ко всем. Взяв копье наизготовку, двинулся дальше. – А ну, за мной.

Всадники продолжили путь, приготовив щиты, мечи, копья. У ворот остановились, огляделись. На стенах ни одного война. Ворота открыты настежь, за которыми виднелись постройки, необычные на вид – дома в два, три этажа и ни кого.

Всадники въехали в город.