bannerbanner
Спецзадание для дракона, или кругом одни маньяки…
Спецзадание для дракона, или кругом одни маньяки…

Полная версия

Спецзадание для дракона, или кругом одни маньяки…

текст

4

0
Язык: Русский
Год издания: 2024
Добавлена:
Настройки чтения
Размер шрифта
Высота строк
Поля
На страницу:
2 из 3

– Ещё, закажите букет цветов, белые лилии, карточку я сам подпишу, к одиннадцати часам отправьте курьера по этому адресу, – ДраГорас подал мне листок с адресом, там были координаты одного очень известного ювелирного дома. – Когда пакет доставят, вместе с цветами, отошлите вот сюда. – Я получила ещё один адрес. – Пока все, можете идти.

Развернувшись, направилась к двери, но на полпути остановилась, услышав.

– Ого!

Обернулась. И что вы себе думаете? Этот нахал пялился на мои ноги! Вот же черт, юбка-то с разрезом, пусть маленький, но он есть, и в нем при ходьбе мелькали мои икры. Твою ж дивизию! Вот это я лопухнулась, нужно было брюки надевать, так, надо чем ни будь отвлечь этого озабоченного от моих ног.

– Простите, вы, что-то ещё хотите добавить? – Поинтересовалась я, по ходу думая, что уж пусть пялится на ноги чем в лицо, амулет-то долго не выдержит, решено, с завтрашнего дня делаем юбку чуть короче.

– Э-э-э… м-м-м…да, Тьерана, как бы вам объяснить…– потирая подбородок, проговорил Юлиан.

– А вы попробуйте, я в вас верю! – Ляпнула я, не подумав, да-а-а, амулет нуждается в сильной доработке.

– Ба! Да у нас характер! Хм-м… Это может стать проблемой… Но, это даже к лучшему, наверное… Так, с сегодняшнего дня у нас вводится новое правило, поскольку все ваши предшественники не смогли продержаться на рабочем месте больше трёх месяцев, я намерен исправить ситуацию. Поэтому, вы, сегодня заканчиваете свой рабочий день на час раньше, едете домой и собираете ваши личные вещи. Вы переезжаете в соседнюю с моей квартиру. Обе квартиры принадлежат мне, так что не переживайте, завтра… м-м-м… нет, давайте прям сегодня, я освобожусь примерно в то же время и вместе с вами поеду и прослежу за тем, чтобы все было в порядке. Рабочих, которые перевезут остальные вещи, вы вызовите, ну допустим на девятнадцать часов, два часа я думаю, хватит на то, чтобы упаковать ваш гардероб и всё такое…

– По-моему вы себе слишком много позволяете. – Прервала я монолог начальника. – Что-то я не помню такого пункта в договоре, где было бы написано о том, что ваш личный секретарь должен поменять место жительства! Моя квартира меня вполне устраивает…

– Пф-ф… Да плевать мне на то, что написано в договоре. – высокомерно фыркнул Юлиан. – Вы переезжаете. Все. Точка. С этого дня вы и шагу без моего ведома, не сделаете, в офис, и домой вы будете приезжать со мной. Обедать тоже, все нужные вам продукты или вещи будут доставлять вам домой. Дверь моего кабинета всегда должна быть открыта, закрывать её только в случае, если меня нет на месте…

– Я увольняюсь! – Я опять его перебила. И развернувшись, направилась к двери.

Но не успела я сделать и двух шагов как меня обхватили за талию сильные руки, приподняли над полом, на добрых пятнадцать сантиметров, переставили к одному из кожаных кресел, развернули на сто восемьдесят градусов и усадили в то самое кресло. Я, ошалевшая от такой наглости, молча, все это стерпела, между тем, этот буйнопомешанный притащил второе кресло и уселся напротив меня, сграбастал мои ладони в свои лапы и начал объяснять своё поведение.

– Тьерана, можно вас так называть? Да? Отлично! Вы тоже обращайтесь ко мне по имени. Возможно, я не так выразился, поймите, я устал. Устал бояться. Каждое моё утро начинается с мысли, «А не влюбился ли мой секретарь, простаивая в пробке по дороге на работу, или наоборот. Обедая в кафе или стоя в очереди на кассу в супермаркете». Вы мне, не поверите, но я вывел закономерность, все секретари находили свою любовь только в будние дни, и только с семи утра и до девяти вечера. Поэтому, с понедельника по пятницу, с семи до двадцати одного мы с вами будем как попугайчики-неразлучники. А вот выходные вы будете, предоставлены сами себе. – Закончил он с улыбкой идиота.

Я смотрела на него и думала, как человека, тьфу ты, дракона, жизнь поломала – то… Спорили мы около получаса, но я таки смогла отстоять свою свободу… ну как отстоять… можно сказать, мы пришли к общему знаменателю, я живу в своей квартире, но на работу и с работы меня подвозит Юлиан. За покупками я хожу сама, но только в выходные, обедаю я тоже сама, но в нашем кафе, где питаются сотрудники компании за исключением руководящего состава, Юлиан пытался закрепить за мной отдельный столик, но обошлось. К концу спора, мы вовсю друг другу тыкали, я называла его Шефом, а он меня Яной, сама разрешила. Остаток дня прошел нормально, шеф погрузился в работу, я тоже приступила своим новым обязанностям.

К обеду доставили букет, а курьер вернулся из ювелирного дома, не успел молодой джин развернуться в сторону двери, как я отправила его с букетом и подарком в дом сестры Юлиана, у его племянницы сегодня день рождения, девятнадцать лет – это серьезно, куклой уже не отделаешься. К двум часам вернулись документы от юристов, а в половину третьего шеф отправился с этими документами на деловой обед в Асторию. В три часа, я решила сделать кофе-тайм и сварила себе двойной эспрессо, не успела сделать и глотка, как дверь в приемную распахнулась и на пороге появилась молодая неописуемой красоты девушка. Стройная, высокая, примерно моего роста, загорелая, и это в июне! В Питере! Золотистые волосы ниспадают до пояса, в синих, как море глазах плещется гнев. Карминовые губки плотно сжаты, красивые тонкие пальцы сжимают подарочный пакет, который я сама лично отправила с курьером племяннице босса.

– Ну и где он? Где этот трус? – Плюхнувшись в кресло для посетителей, поинтересовалась златовласка. – Он что думает отделаться этой побрякушкой? Я полгода ждала этого дня, а он присылает мне веник и шмат золота с камушками!

– Простите, а вы …

– А я его племянница! – Угадала мой вопрос девушка. – Меня зовут Лили, а вас?

– Тьерана, можно просто Яна, – представилась я. – Лили, простите, а чем вам не угодил подарок?

– Ян, ну какой это подарок, может я, и выгляжу как клиническая блондинка, но я всё ж таки дракон! Каждый год Юлиан придумывает что-то необыкновенное, в прошлом году он добыл два билета на ночное представление в Старом Петергофе. Мы с Давидом, Давид – это мой жених, были просто в восторге, а в конце вечера дядя подарил мне самый настоящий кольт сорок пятого калибра! Тысяча восемьсот семьдесят четвёртый год, представляешь?!

– Да уж, с таким подарком, никакой шмат золота с камушками не сравнится. – Вынуждена была я согласиться с юной драконессой. – Кофе хочешь?

– Хочу, как у тебя двойной эспрессо, с сахаром и корицей, да ты сиди, я сама сделаю, не первый раз, – подскочила с кресла Лили. – Ян, ты представляешь, я проснулась утром в ожидании чуда, нет, ну полдень утром, конечно, не считается, но сама понимаешь, сессия. – Я покивала, понимаю. – Ну вот, просыпаюсь, а на полу в комнате ведро, по-другому эту огромную вазу и не назовешь, с лилиями, коих девятнадцать. Признавайся твоя идея или его.

– Моя, – соврала я, выгораживая шефа.

– Вруша, ну да ладно, кофе у тебя просто вкуснотища неимоверная, и поэтому, я прощу тебе эту маленькую ложь. – Сделав глоток, сказала Лили. – Так вот, смотрю я на этот веник, и меня начинает грызть непросто червячок сомнения, а таки целый червяк, повернула голову, и точно. На тумбочке лежит футляр, а в нем, глянь что.

Лили вытряхнула из пакета коробочку, откинула крышку, и я увидела массивный золотой браслет, украшенный россыпью изумрудов и бриллиантов. Вещица была красивая и безусловно подходила девушке, но как выразилась Лили, это действительно был шмат золота с камушками, подарок был «без души». Я всецело разделяла возмущение девушки, с ночным Петергофом и кольтом тысяча восемьсот семьдесят четвёртого года, браслету не тягаться.

– Лили, а почему ты назвала Юлиана трусом? – Спросила я.

– А кто он? Трус, самый настоящий, испугался маминых угроз. – Сверкнула глазками Лили.

– Каких таких угроз?

– Я не могу тебе сказать, дядя меня убьет.

– Он ничего не узнает.

– Хорошо, я расскажу тебе основные моменты, хотя практически нарушаю закон, открывая сведенья о Юлиане ДраГорас частному лицу. Но раз ты теперь его личный секретарь, то я думаю тебе нужно кое-что знать о жизни шефа.

– Частное лицо и личный секретарь в одном лице, клянется страшной клятвой, типа «чтоб я сдох», не разглашать тайну! – Округлив глаза, шепотом ответила я.

– Месяц назад маман устроила Юлиану очередную выволочку за то, что он до сих пор не женат, и как следствие его холостяцкой жизни, род ДраГорас не имеет наследника мужского пола. Мать дала ему время до конца года, если к этому времени он не предъявит ей жену, желательно беременную, то она как Хранительница Традиций сосватает ему кандидатуру на свой вкус. Поверь мне, она это может, так вот Юлиан жутко разозлился и сказал, что, если она сделает, хоть шаг в эту сторону он разорвет все отношения с семьей. Короче, слово за слово, так они добрались до меня, якобы я беру с него пример недостойный для подражания, и всячески отлыниваю от свадебных обетов. Тут же маман припомнила все праздники устроенные Юлианом и все его подарки, типа кольта. Все это не приемлемо для молодой девушки, ну и так далее и тому подобное. А позавчера к нам в гости приехала мамина приятельница из Вены, с дочерью, дядя и струхнул. Он-то не знает, что девчонке тринадцать лет. – Прыснула Лили.

–Ну не скажи, девчонки в тринадцать лет самые опасные, первая любовь и всё такое. – Хмыкнула я.

– Ну, это конечно, Юлиан-то, у нас мужчина хоть куда.

Я согласно покивала, да уж, это точно, представьте себе высокого (выше меня на голову!) с фигурой атлета, но не перекачанного, блондина с серыми глазами, прямым носом, четко очерченным ртом, ямкой на, достаточно волевом, подбородке. Всё это упаковано в идеально сидящий костюм, прямо хоть сейчас на разворот журнала «О жизни красивых и богатых». У любой нормальной, да и не нормальной, женщины при виде Юлиана ДраГорас начинается непроизвольное слюноотделение, и то, что он на протяжении последних двадцати лет ещё холост, большое достижение. Следует пояснить, что драконы до определенного возраста, живут как обычные люди, но только до первой трансформации, у каждого дракона она происходит по-разному, но приблизительно в период между двадцатью пятью и тридцатью пятью годами. После первой трансформации возраст дракона замирает, так что трехсотлетний дракон вполне может выглядеть на двадцать пять – тридцать лет. Стареют драконы только в том случае, если перестают принимать свой истинный облик. Да-да, драконы оборачиваются человеком, а вот с оборотнями как раз с точностью наоборот, человек оборачивается зверем. Так вот причиной старения, как я говорила, является отказ от истинного облика, почему дракон перестает перекидываться, не знает никто, но рано или поздно это случается.

– Ну может он не зря не показывается твоей маме на глаза, есть риск того, что девчонка таки втюрится. А? – поинтересовалась я.

– Не вариант.

– Почему ты в этом так уверена?

– Да потому что песчаная горгона в тринадцать лет все равно, что человеческая девочка в два года. – Пояснила Лили.

– Ну тогда, надо позвонить Юлиану…

– Нет-нет-нет, не смей звонить ему, я хочу видеть его лицо, когда сообщу ему эту новость, это будет моя маленькая месть. – Лукаво сверкнула глазками Лили.

Я хмыкнула, да уж, месть женщины страшное дело, тут же вспомнился случай, как поплатился за свою самоуверенность Дитрас, старший брат Хлои. Когда тот вздумал на правах главы семьи запретить ей учиться в Академии имени Тимирязева. Заявив, что светлой эльфийке быть шибко грамотной моветон, от большого ума женщины становятся просто невыносимыми. Красива как картинка, и пусть себе, замуж выйдет, штук пяток эльфят родит, и кому нужен будет её диплом. Мало того, высказался он в присутствии своей жены Велмы, умницы и красавицы, матери трех замечательных сыновей, ко всему прочему джинии с дипломом судостроительного университета. Велма, выслушав мужа, тем же вечером навестила Хлою, и у них родился замечательный план. Так как Дитрас являлся владельцем достаточно крупной судостроительной компании, то дамы, недолго думая, естественно, при моем участии, в тайне от мужа и брата, открыли свою фирму, и не просто какую-нибудь, а как вы поняли судостроительную. Деньги у них были, нужные знакомства тоже имелись, так что, через семь лет, они, вернее мы, я тоже имею тридцать три процента акций компании «ТриоМарин», перехватили крупный заказ от яхт клуба Султана Брунея. Дальше больше, выполнив заказ в срок, мы тут же умыкнули прямо из-под носа Дитраса заказ на двадцать четыре яхты, для регаты «Голубая Лента». Предварительно мы переманили к себе гениального инженера-конструктора Максимилиана Грота, его присутствие в нашей команде помогло уговорить Темного Лорда Злотана (Правителя Демонов!), полностью обновить все четыре яхт клуба, по три десятка посудин в каждом. А полгода назад Велма положила на стол перед своим мужем банковскую выписку со своего счета, сумма там значилась с семью нулями, причем в золоте. И рядом доверенность на управление компанией, Дитрас сутки переваривал произошедшее. В итоге Хлоя таки поехала учиться в Тимирязевскую Академию, Велма получила шикарнейший платиновый гарнитур с рубинами и бриллиантами, а я контракт на подбор кадров для его фирмы.


Глава 3.

Около часа мы с Лили трепались о разных пустяках, я попутно разгребала завал, который мне достался от моего предшественника. Когда же терпение юной драконессы практически истощилось дверь распахнулась и в проеме возникла фигура шефа. Узрев племянницу, Юлиан скривился как от зубной боли, но взяв себя в руки подошел к девушке, и поцеловав в щеку, произнес:

– Привет, Кнопка! Поздравляю!

– Привет, привет, дядюшка! И что все это значит? – взмахнула рукой в сторону стола девушка.

– Это мой новый секретарь, а что собственно тебя не устраивает? – возмутился шеф.

– Не валяй дурака, ты прекрасно понимаешь, о чем идет речь, и Яна здесь абсолютно не причем. Кстати, она классная, обидишь её, будешь иметь дело со мной. Тебе повезло, она то, что нужно, такая вся наивная, но она занятная. – Сделала сомнительный комплимент Лили.

– Согласен, пройдем в кабинет. – Шеф сделал приглашающий жест.

– Нет, нет, нет, мне пора бежать ждем тебя сегодня вечером…

– Лили, – перебил девушку Юлиан. – Я не смогу приехать сегодня, и дело даже не в подруге твой матери, я действительно занят. Как я понимаю, первый мой подарок тебе не понравился? – Девушка презрительно сморщила носик. – Тогда держи. – Юлиан жестом фокусника вытащил у Лили из-за уха два пригласительных билета.

– О-о-о-о… Байконур! Двухместный челнок на орбиту! Полет вокруг Земли! –И-и-и-и… – запищала Лили. – Юлиан! Ты самый лучший! Нет, ты лучший из лучших! – Молоденькой, весьма изящной, козочкой скакала она по кабинету. Подбежала ко мне, и начала трясти за плечи, как грушу, с неожиданной для такой хрупкой девушки силой. – Ян, ты представляешь! Полет вокруг Земли!

– Это просто здорово только перестань трясти меня. – Клацнула я челюстями, прикусив язык. – М-м-м… надо зе в пелвый лабочий день и тлавма.

– Ой, Яночка, прости меня, дядюшка ты видишь, Яна не может сейчас работать, так что она отправляется домой, а мы едем к нам. Ах, да, чуть не забыла, дочери сеньоры Мазелли, всего тринадцать лет!

– Ага, самый опасный возраст. – Нахмурился Юлиан.

– Для песчаной горгоны, да, конечно, опасный, наш климат для неё все равно, что для нас Южный Полюс, простыть можно запросто. – Очень серьезным тоном произнесла Лили. Но потом испортила момент, задорно расхохотавшись.

Шеф несколько мгновений переваривал информацию, но после и сам рассмеялся.

– Ну, всё, мне пора, – драконесса чмокнула Юлиана в щеку. – Ян, пока, увидимся. – Махнула мне на прощанье ручкой, и упорхнула.

– Яна, ты как в норме? – поинтересовался шеф. – Лили, как стихийное бедствие, нужно просто переждать.

– Всё в порядке, не переживайте.

– Отлично, но мы, кажется, договорились перейти на ты. – Приподнял бровь Юлиан.

– Ещё не привыкла.

– Привыкай, вот здесь документы, – выложил из портфеля ту самую папку, что утром были на проверке у юристов. – Всё уже подписано, сделай для себя копию, и отправь обратно юристам. После этого, можешь собираться, я отвезу тебя домой.

– Я всё сделаю, но ты сказал Лили, что очень занят. Надеюсь, это не из-за меня ты не поехал…

– Нет, я отвезу тебя домой, а после у меня ещё одна встреча с главой компании «Сейнерс». Так что будь готова через десять минут. – Перебил меня шеф.

Я была готова через семь. Выходили мы из здания под пристальным наблюдением спешащих по домам сотрудников. Заинтересованные взгляды сверлом впивались в затылок. А уж, когда Юлиан открыл передо мной дверь своего авто, все кто был на парковке, дружно зааплодировали.


– И что это было? – спросила я, когда мы отъехали от офиса.

– Видимо, не один я додумался до такого решения, как контроль за передвижениями своего секретаря, – хмыкнул шеф. – Ты не поверишь, но мне точно известно, существует тотализатор, когда и в кого влюбится мой очередной секретарь.

– Да уж…– только и крякнула я.

– Мой финансовый аналитик сделал себе небольшое состояние на этом.

– Раз уж приняты беспрецедентные меры по моей охране, то предлагаю сделать ставки и нам, как ты на это смотришь?

– Хорошая мысль, и как я раньше до этого не додумался?

Мы между тем выехали на Московский проспект, пробок ещё не было, так что, до моего дома доехали довольно бодренько.

– Симпатичное местечко, квартирки здесь не дешевые. – Заметил шеф, оглядывая мой двор.

– Наследство нужно было, куда-то тратить вот и прикупила. – Равнодушно пожала плечами.

– Так ты у нас ещё и наследница, мало того, что умница. Такого сочетания ещё не было, так что, усиливаем бдительность, один выходной, например субботу, мы проводим вместе. – Нахмурился Юлиан.

– Шеф, это уже паранойя! – Воскликнула я.

– Ничего не паранойя. Всё, спор окончен.

– Юлиан, если ты отберешь у меня выходной, я познакомлю твою маму с достойной кандидатурой в твои невесты! – Пригрозила я.

– Вот как?! Шантажируем, значит? Воробышек, в эту игру можно играть вдвоем. – Щелкнули блокираторы дверей, а я, и пискнуть не успела, как оказалась прижата креслу. Причем оно было откинуто, сверху на меня навались, туша Юлиана, он пристально глянул на меня и продолжил. – Я вот сейчас поставлю такое маленькое клеймо кому-то на ключицу, и все проблемы решатся сами собой. И мама перестанет пилить, и секретарь мой ни в кого не влюбится… – поиграл бровями шеф.

– Э-э-э… м-м-м… шеф, я всё осознала! Больше не буду, только слезьте с меня, раздавите, – промямлила я, понимая, что ещё несколько минут пристального взгляда, и всё, моей маскировке придет конец. Юлиан вернул всё как было, я вышла из машины, и направилась к парадной. По шуму догадалась, что шеф идет за мной. Дойдя до двери парадной, я прислонила руку к замку, механизм щелкнул после того, как считал мои данные. Войдя в дверь, я не удержалась и сказала.

– Не стоит так бурно реагировать на мои слова, это была шутка, но, если у меня отберут законный выходной, я придумаю, как отомстить, и, никакая метка, пусть даже драконья меня не остановит. – И закрыла дверь пред самым носом дракона.

Из-за двери послышался рык, а потом голос Юлиана: – Я заеду в восемь.

Я хмыкнула в пустоту, и пошла к лифту, ну лифтом это сооружение назвать сложно, технология полностью изменилась, это был локальный телепорт, настроенный на каждого жителя подъезда, приложив ладонь с сенсорной панели, ты оказываешься на своем этаже мгновенно. От старого устройства остались только внешний вид, кабина с дверями, и название. Выйдя из лифта, я подошла к своей двери и вдруг почувствовала движение за спиной, обернуться не успела, получив по черепушке, как пишут в протоколах, тупым предметом.

Я хотела пить, очень сильно хотела, а ещё у меня болела голова, но это и не удивительно, учитывая предшествующие события. Я лежала на чем-то мягком и весьма удобном, помимо меня в комнате были ещё двое, и вели диалог.

– Я же говорил, не переусердствуй.

– Ничего, оклемается.

– Она должна нам помочь, а ты так грубо с девушкой. Ты её проверил?

– Да, обычная человечка, типичный синий чулок. На ДраГораса работает первый день, но уже на привилегированном положении, он сам привез её домой. Хотя машинка за девочкой числится, и хорошая такая машинка.

Да-да, мы с Полиной подкорректировали мое резюме, так что я обычная человеческая девушка с достаточным образованием и опытом работы, чтобы занимать должность секретаря. Но пора уже приходить в себя, а то так и не узнаю, что нужно от меня этим придуркам, я застонала и открыла глаза. Слепив самое страдальческое выражение лица, хотя куда уж больше, с моей-то внешностью, приняла вертикальное положение, и осмотрелась.

Находилась я, как ни странно, в своей квартире, и лежала в гостиной на диване, а эти двое, что приволокли меня сюда сидели в креслах напротив.

Персонажи оказались колоритные, справа сидел сухонький, плешивый, востроносый мужичок, лет сорока, слева же, огромный. с бычьей шеей, бугай, с несоразмерно маленькой для такого большого тела головой.

Я решила не выходить из амплуа, синего чулка очень вежливо поздоровалась.

– Добрый вечер.

– Привет красавица, – ощерился Востроносый, видимо это была улыбка.

Я икнула от неожиданности.

– Да ты не пугайся милая, – продолжил он, насмешливо глядя на меня. – Мы не сделаем тебе ничего плохого, нам просто нужна твоя помощь.

– И в чем, ик… должна заключаться, ик… моя помощь? – Проикала я.

– Надо убить твоего шефа, – ответил он с таким видом, точно речь шла о том, чтобы сбегать в соседний магазин за хлебом. Я вытаращила глаза, и некоторое время сидела в полной прострации, после чего пробормотала:

– Ни фига себе… – икоту как рукой сняло.

– Да ты не горюй, – перегнулся ко мне Бугай, и потрепал по плечу. – Дело-то, в общем, обычное.

– Для кого как, – возразила я. – Может, для вас… Вы что, психи?

– Нет, – замотал головой Востроносый, – нервные немного, но чтоб психи – нет.

– По-моему, вы не нервные, вы форменные придурки. – Злость сыграла со мной плохую шутку, я забыла об осторожности. Рядом незамедлительно возник Бугай, замахнулся, его намерения стали для меня совершенно очевидны, я закрыла голову руками, а Бугай так и замер с поднятой рукой, потому что вмешался Востроносый:

– Спокойнее, девочка уже пришла в себя, и хамить больше не будет. Точно?

Бугай пожал плечами и отошел, а я, дождавшись, когда он удалится на почтительное расстояние, убрала руки. И согласно закивала головой, видно, ослабло действие той органической жидкости, что иногда ударяет людям в голову и делает поведение их, скажем так, неблагоразумным.

– Возможно, я выгляжу бестолковой, – подумав немного, со вздохом начала я. – Или вы не совсем ясно выражаетесь, но я не понимаю…

– Чего ж не понять? – удивился Бугай. – Мы хотим, чтобы наш общий друг, Юлиан ДраГорас, сыграл в ящик.

– Я понимаю, что он не подарок, но зачем такие суровые меры. Да и зачем мне его убивать, если он умрет, то я останусь без работы, а мне деньги нужны, да всем они нужны! Но, даже если я и соглашусь его убить, не за бесплатно, разумеется, – Востроносый радостно закивал, мол, конечно, конечно. – То, как вы себе это представляете, он дракон, я человек, к тому же ни разу не воин. Мне что, с утренним кофе преподнести ему цианид?

– Ну не цианид, но мыслишь верно, – опять оскалился Востроносый, – вот, здесь чек, ознакомься.

Цифра, в полмиллиона неприятно удивила: – Это всё?

– Нет, это только задаток. Остальную сумму, полтора миллиона, получишь после того, как мы увидим труп ДраГораса.

– Хорошо, – пряча чек в карман, сказала я, – где ваш яд.

– Вот, держи. – Бугай протянул мне ампулу с бесцветной жидкостью.

Её я тоже положила в карман, гости начали прощаться, и направились к двери, неосмотрительно повернувшись ко мне спиной.

– А за что вы хотите его убить, удовлетворите мое любопытство. – Напоследок поинтересовалась я.

– Всё просто, он нам мешает, – ответил Бугай, – это вообще не твое дело, тебе заплачено за другое.

– Понятно, женское любопытство, простите.

– Проща…

Договорить Востроносый не успел, я одним движением вырубила урода. Бугай развернулся, и, увидев, что я, весьма невежливо, отпихнула его друга с пути, рыкнул:

– Ах ты, сука! – и кинулся на меня. Я же, не дожидаясь карательных действий со всего маха, можно сказать от души, врезала ему между ног. Бугай тоненько пискнул, и завалился на пол, держась за причинное место, тихонько поскуливал, да, превентивные меры, определённо мой конек. Вырубила второго, воспаленное чувство самолюбия требовало от меня найти виновных и всё им разъяснить, причем – ногами. Ишь ты, гоблины-недоноски, карликовый вид! Пугать меня вздумали.

Попинав тела, тех, кто был в пределах досягаемости, я немного успокоилась, сделала один звонок, и пошла, варить себе кофе. Через пятнадцать минут позвонили в домофон. Удостоверившись, что это именно те, кого я ждала, открыла доступ в подъезд и квартиру.

На страницу:
2 из 3