Юрий Тарарев
Император галактики


Когда он вошел, все что-то оживленно обсуждали, при его появлении встали, Георгий поздоровался, обнял Дена, поцеловал дочь и Хелен, пожал руки остальным.

– О чем разговор? – задал он риторический вопрос.

– О будущем галактическом устройстве, отец. – Вера чуть не выронила тарелку, в которую наливала, что-то и посмотрела на Георгия. Он слегка замешкался.

– Ну и какую же модель вы обсуждаете, сынок? – Вера не шевелилась, замерев на месте, Ден стал рассказывать, а Георгий подошел к жене, наклонился, как бы целуя, и прошептал:

– Отомри.

– У меня много примеров, – начал Ден, – развития различных моделей цивилизаций. Все эти модели объединяет одно, они или погибают, или деградируют.

– И что, не было ни одного примера или вернее попытки, что-то изменить?

– Были, конечно, – ответил Ден, – это цивилизация Месхийцев, которая продержалась, после катастрофы в своей галактике, почти четыре с половиной миллиарда лет. И по чистой случайности вы, потомки Месхийцев, выжили, и опять ваша человеческая цивилизация идет к закату. Второй пример, это галактика Анаит планета Трикс, там, где я был создан. Мои создатели разделились с Месхийцами и выбрали духовный путь развития, они создали установку, способную оставлять тело на планете, а сознание в сложной форме энергетических полей могло путешествовать по вселенной. В итоге они перестали возвращаться в свои физические тела и предпочли созерцательное существование во вселенной. И это был тоже конец, вложив в меня, корабль, все новейшие экспериментальные технологии, они исчезли с лица вселенной.

Энергетические сущности граждан Трикс тысячи лет сопровождали меня в полете, я их чувствовал посредством своих сенсоров, но общаться не мог. Алекс превзошел меня, но не в технологиях, это что-то другое, он нашел контакт с моими создателями, и они помогли ему сокрушить энергетическую сущность Поглотителя. Мои соплеменники пожертвовали собой ради жизни во вселенной, они нашли смысл своего существования, и мне кажется, устали скитаться по вселенной. Их осталось всего тридцать тысяч, а было миллионы! Их смысл существования теперь связан не со мной, а с Алексом, который нашел с ними общий язык и показал общую цель. – Дена слушали, затаив дыхание.

– Мы чтим память погибших Триксканцев, предлагаю построить корабль и назвать его «Трикс». И все-таки, какую модель ты предлагаешь? – Ден посмотрел на Георгия.

– Да нет универсальной модели общественного устройства. Мне кажется, при достижении оптимальных результатов в одной модели, нужно переходить к другой, как сейчас с разумными расами, населяющими нашу галактику.

– Интересная постановка вопроса, а как быть с развивающимися цивилизациями? – вновь задал вопрос Георгий.

– Эти цивилизации должны пройти свой путь и достичь расцвета.

– Резонно. – Их перебила Вера.

– А ужинать мы сегодня будем или как? Вы хоть и великие, но люди, а соловья баснями не кормят, проходите к столу, все готово.

Все расселись за огромным столом и зазвенели посудой, наполняя свои тарелки, а Вера продолжила:

– А кто вам дал право решать за каждую расу как ей жить? У каждой расы свои приоритеты, каждая раса уникальна по-своему, да что раса, каждое живое существо, разве оно не имеет право жить, так как ей хочется? Или всех под одну гребенку, как у Сервилий, личность не важна, важна цель – выживания и размножения? – за столом наступила тишина.

– Браво, – зааплодировал Георгий, аплодисментами разразился весь стол, Ден встал и поцеловал ее в щеку, – тебе нужно быть министром по развитию в галактическом правительстве.

– Мне и в семье хватает проблем, о галактике позаботьтесь сами, а я позабочусь о внуках.

Застолье продолжалось до поздней ночи, с новыми способностями организма усталости никто не чувствовал, Ден всех провел через медицинские капсулы и теперь здоровье поддерживали нанороботы различных модификаций.

– Отношения в семье наладились, и слава богу, – проговорила Вера, ложась в кровать, – Хелен умная и добрая женщина, Ден признал в нас родителей, но ты только представь, Георгий, ему тысячи лет?!

– А ты не думай об этом. Юля вот сидела печальная?

– Чего ж ей веселиться, Александра нет, будущее в тумане, скоро рожать, надо ее занять делом!

– Это идея.

Утром после завтрака собрались на совещание, которое начал Георгий.

– Я поздравляю с новыми назначениями в галактическое правительство. Ден – мой первый заместитель и Министр обороны Спиралевидной галактики. Перл – начальник службы безопасности галактики. Кернер руководит сектором звездных систем Сервилий. Ще-Мил возглавляет руководство сектором народов Зет. Наталья ведет сектор звездных систем Критчан и работу по созданию планетарного правительства на земле. Юля занимается развитием технологий на Земле. Все остальные назначения проведете в соответствии с вашей компетенцией, все назначения утверждены управляющей программой станции «Надежда». – Фантом Зеи, зримый образ этой программы, подтвердил сказанное.

– Второй и главный вопрос на сегодняшний день, это энергетический объект, который мы захватили и держим в статическом поле. Откуда он, зачем хозяевам этого объекта нужна наша гибель, и сколько у нас времени до второго удара, этой неизвестной цивилизации? – слово взял Ден:

– Объект изучается, это мыслящий сгусток энергетических полей, повредить его нельзя, работаем крайне осторожно, в отрицательной бесконечности, это же принцип заложен при моем создании, но отсутствуют необходимые приборы, которые находятся на базовом корабле.

– А сможешь ли ты создать их?

– На это потребуется время и редкие металлы.

– Откуда он?

– Навигационные системы станции и моего корабля с вероятностью в девяносто три процента определили вектор энергетического луча, который уходит за пределы Спиралевидной галактики, и охватывает участок с несколькими сотнями галактик, которые постоянно в ходе работы отсеиваются, результат будет в ближайшее время.

– Ничего себе, сотни галактик! – воскликнул Перл.

– Перл, дружище, сотни галактик – это не миллиарды, и не миллионы, и даже не тысячи, а всего лишь сотни. Тревожит другое, это вектор включает в себя и галактику Треугольника. Да, именно ту галактику, куда за топливом для станции летит Алекс.

– Третий вопрос, зачем уничтожать Землю?

– Ответ очевиден, для ликвидации потенциальных конкурентов во вселенной. Скорее всего, были замечены и проанализированы все события последнего времени, и чтобы избежать неприятностей в будущем решили просто уничтожить все сразу.

– Перспектива, прямо скажем, не радостная и ни одного ответа, все на уровне догадок.

– Да, Ще-Мил, догадок, основанных на четких метаматематических событийных моделях.

– Ладно, Ден, это я не так выразился. – Георгий прервал их пикировку, поблагодарил Дена за анализ ситуации и спросил, что нужно для ускорения работы по этим направлениям.

– Я уже разослал зонды геологической разведки для поисков необходимых минералов. Как только все будет готово, установка заработает.

– Спасибо, Ден. Перл, ты изучил методы работы разведок пяти ведущих рас? – вопросительно посмотрел на него Георгий.

– Да, Георгий, изучил и успел внедрить нескольких наших агентов.

– Это хорошо, но какова стратегия работы твоего ведомства?

– Георгий, да еще и ведомства никакого нет, какая может быть стратегия? – Георгий нахмурился.

– Касается всех членов кабинета, вы получили назначения, значит, ведомства есть и работа должна выполняться в полном объеме. Создавайте, набирайте штат, можете работать одни в виртуальном пространстве, но работа должна быть сделана. Мы не можем себе позволить такую роскошь, как пустая болтовня, надеюсь, что мне больше никогда не придется напоминать вам об этом.

Все сидящие приумолкли.

– Переходим к следующему вопросу, вопросу энергоснабжения станции, Зея доложи. – Голографический образ улыбнулся, тряхнул хрустальными волосами и заговорил голосом, напоминающим звон серебристых колокольчиков.

– Когда процесс активации станции был инициирован Алексом, имеющегося количества топлива должно было хватить на сто земных лет. Но расход топливного минерала Кларин резко возрос, вызвано это необходимостью держать защитный барьер вокруг солнечной системы. Много энергии потрачено на отражение нападения Сервилий, уничтожение их планеты, и это далеко не полный список дополнительных энергозатрат. Кларина осталось на восемьдесят лет. – За столом повисло тягостное молчание.

– Восемьдесят лет – это много, к тому времени что-нибудь придумаем. – Вновь выступил Перл.

– Восемьдесят лет – это меньше секунды в масштабах вселенной, можно сказать, что топливо у нас закончилось, резервов нет. – Вновь осадил Георгий Перла.