Юрий Тарарев
Император галактики


– Фантастика!

– Ну что, подруга, решай, поедешь со мной?

– А далеко?

– Нет, минут сорок пять.

– На машине?

– Нет, есть кое-что получше. Ты доверься мне, обещаю, хуже, чем есть сейчас, не будет!

– Эх была, не была, поехали.

– Кэт, только я тебя прошу, первое время на новом месте без меня ничего не предпринимай, по приезду я тебя все расскажу, договорились?

– Договорились, когда ехать?

– Сейчас!

– Как сейчас? А собраться?

– С собой ничего не бери, у меня все есть, в конце концов, не понравится, вернешься?!

– А что мы тогда сидим, поехали?

Хелен вызвала модуль в скверик перед домом, был уже поздний вечер, время за разговорами пролетело быстро.

– Ну где это твое «кое-что получше»?

– Вон, в сквере стоит.

– Да ладно, там пусто.

– Пойдем, и не удивляйся, доверься мне. – Хелен в виртуальном пространстве видела и трап, и люк, взяла Кэт за руку и потихоньку провела ее через входной люк.

– Ой, мамочки! – взвизгнула Кэт, – что это, где я?

– Да не бойся, в моей машине, сейчас полетим и я расскажу тебе всю историю сразу.

Кэт впала в прострацию, Хелен усадила ее в кресло и дала команду на взлет, полет до пассажирского модуля занял пять минут. Во время полета Хелен не говорила куда они летят, да и полета было не заметно, настолько плавно аппарат проделал все маневры и вошел в ангар модуля.

– Пойдем, Кэт, только не волнуйся, я рядом и всем управляю.

– Ага, пойдем! – нерешительно отозвалась Кэт. Люк открылся, и они по трапу спустились в транспортный ангар пассажирского модуля.

– Хелен, – чуть не плакала Кэт, – где я?

– Кэт, ты на космическом модуле, который доставит нас домой.

– Куда домой?

– На Луну. Пойдем, попьем чайку, и я тебе все расскажу.

– Пойдем. – Автоматически ответила Кэт. Они прошли в рубку управления, Хелен дала команду и перед ними появился чай с вишневым вареньем. Включила круговой обзор, со всех сторон перемигиваясь на них смотрели звезды, яркое солнце заглушали световые фильтры, внизу, покрытая одеялом белых облаков, вращалась Земля.

– Так я правда на космическом корабле?

– Да, правда, Кэт.

– А ты что инопланетянка?

– В каком-то смысле да, такая же, как и ты, и твой будущий ребенок. А теперь пей чай, соберись и слушай.

Кэт послушно пила чай и слушала фантастическую историю про Дена, про Алекса, про Месхию.

– Алекс улетел за топливом для станции, – продолжила рассказ Хелен, – и вернется через сто лет. На станции у него жена Юля, которая тоже ждет ребенка, ничего не говори ей о своих отношениях с Алексом, ты просто моя подруга.

– Хелен, да отношений никаких не было, ты же знаешь, так получилось?!

– Согласна, но Юле знать об этом не нужно.

– Конечно, я ей ничего говорить не буду.

– Ну, вот и хорошо, стартуем, подруга.

Вера переживала.

– То ни одного внука, а то сразу два, да каких два? Три, совсем запуталась, да еще и от разных девушек. С Хелен все понятно, с Юлей тоже, официальная жена Александра, а вот эта Кэт все карты путает. Вернется сын, я ему задам трепку, гулена! – внук заплакал, Вера подбежала к нему и стала успокаивать, малыш, увидев ее, заулыбался, она взяла его на руки и стала с ним нянчиться.

За этим занятием время пролетело быстро, уже темнело, а Хелен все не было, Вера стала волноваться. Георгия по этому вопросу она беспокоить не хотела.

«У него и так много дел, – думала она, – Ден тоже был не в курсе куда полетела Хелен. Не дай бог, что случится мне головы не сносить». Волновалась Вера.

Наконец, входная дверь открылась и на пороге появилась Хелен с миловидной жгучей брюнеткой за спиной.

«А вкус-то у сына есть». Пронеслось в голове у Веры. Хелен, войдя, бросилась к ним, обняла, извинилась за опоздание и представила Кэтрин.

– Это моя единственная подруга Кэт, а это моя новая мама! – ласково посмотрела она Веру.

Вера от этих слов растаяла и сразу забыла все свои волнения.

– Кэт, ты с дороги, да еще в этой новой для тебя обстановке. Здесь все очень большое, потому что люди, населяющие этот мир очень большие и добрые, похожие на детей.

– А это мой сын! – вставила Хелен.

– Какой хорошенький и очень похож на отца.

– На кого? – встрепенулась Вера.