bannerbanner
Сердцу вопреки
Сердцу вопреки

Полная версия

Сердцу вопреки

текст

0

0
Язык: Русский
Год издания: 2024
Добавлена:
Настройки чтения
Размер шрифта
Высота строк
Поля
На страницу:
1 из 6

Наталья Лариони

Сердцу вопреки

Пролог


Жаркий душный вечер. Тонкая занавеска не колыхалась. Женщина средних лет распустила волосы и присела на стульчик у трюмо. Взяв расческу, стала расчесывать волосы, смотря в одну точку. Она уже привыкла к этим вечерним процедурам, находясь в своей спальне в гордом одиночестве.

Через неделю ей исполнится сорок лет. Сильвия вздохнула и закрыла глаза. А еще через две недели она разорвет со своим мужем все отношения. Муж. Она покачала головой, выйдя из оцепенения. Он сразу ей практически в отцы годился, старше ее на 20 лет, но тогда ей показалось это престижно, тем более отцу был выгоден этот брак. Он объединил с Альберто Наварро капиталы, усилив свое влияние в бизнесе и прибрав к рукам многие контракты, поглотив конкурентов.

Великий Маурисио Варгас умер. Сильвия посмотрела на себя в зеркало. Черное золото ее волос роскошными прядями спадали на обнаженные плечи. Тонкие бретельки черного пеньюара убегали вниз к открытому лифу, подчеркивая высокую линию полной груди. Зеленые глаза в окружении темных ресниц и… пустой взгляд, без эмоций.

Она – настоящая дочь своего отца, научилась у него холодному расчету в достижении поставленных целей. Это он, Маурисио доказал ей, что ничто не вечно под луной. Нет никакой любви. Есть минутная вспышка страсти, похоти. Сильвия сначала отрицала это, говоря, что он просто не любил, что он не знает… но отец оказался прав… поняла это она только намного позже.

Уже целый год они вели бракоразводный процесс. Стоило ей похоронить своего отца, как она сразу же подала на развод. Больше ее ничего не держало. Она, итак, отдала мужу лучшие годы своей жизни, а он…принес ей одну боль и разочарование. Даже ребенка она не смогла родить…и уже не родит никогда. Этот вопрос Сильвия уже давно поставила ребром, закрыв тему навсегда.

Мужчины. Сильвия открыла глаза и встала. Подойдя к окну, отодвинула занавеску. Конечно, она могла бы включить кондиционер, но не хотела. Промокнув платочком вырез груди. Она замерла у окна. Как же она ненавидела всех мужчин, которым нужно только одно – власть, деньги, удовлетворение. И что странно – весь мир завязан на мужчинах, все крутится и вертится вокруг них, их потребностей, желаний.

Показав изнанку всех отношений, Маурисио отказался хорошим учителем. Растоптав ее первую любовь к Раулю. Рауль. Сильвия отошла от окна, шикарный черный пеньюар лишь подчеркивал все ее плавные изгибы фигуры, совершенно не скрывая ее прелестей. Как же она его любила. Женщина прикоснулась к груди, только тогда, двадцать лет назад она что-то чувствовала, ощущала.

Рауль. Любовь. Все казалось таким забытым, давним. И их свидания под луной, и жаркий трепет сердец. И Маурисио, приведший ее в бордель, где она увидела своего ненаглядного в объятиях двух проституток. Это было огромным ударом для наивной Сильвии, считавшей, что любовь великая сила на земле…а на деле, оказавшейся простым фарсом. Рауль хотел жениться, чтобы хорошо устроиться – именно тогда она познала цену деньгам, почувствовала их власть.

Сильвия сразу же практически согласилась на брак с Альберто Наварро. Тогда ему было чуть за сорок. Строгий, немногословный. Худощавый. Он и с годами так и не нарастил жирок, оставшись поджарым. Сейчас же Альберто превратился в жалкого старичка. С мужем секс стал просто сексом, вынужденной разрядкой. Сильвии, как ни странно, не было противно с ним. Она думала, что не сможет, но нет, закрыв глаза, порой испытывала легкое удовольствие…но это было так давно…когда же она была с ним последний раз? Сильвия покачала головой – очень давно, так давно, что даже не помнит этого.


Ей хотелось внимания, нежности, но у Альберто не было на нее времени. Нежность и ласку он раздаривал другим, как и осыпал их подарками, считая, что жена – не стоит того, чтобы тратиться на нее. Сама себе купит, руки есть.

Признать факт того, что у мужа есть другие женщины Сильвии дался трудно. Маурисио. Как всегда, вмешался Маурисио, настояв на том, чтобы она сохранила этот брак. Именно тогда он заставил ее заняться делом. Открыл агентство по организации раутов и приемов, увлек ее процессом игры, игры другими людьми, как пешками.

Сильвия загорелась, погрузившись в работу…и, как всегда, отец снова перелистнул страницу жизни, открывая грань мужских пороков, также как и женских. Маурисио улыбался всем, а за глаза называл каждого своими именами, отрицая семью, как ячейку общества. Только деньги, бизнес, дело. У каждого из великих мужей была другая жизнь, и она, Сильвия подбирала им эскорт. Обучала девушек манере общения, этикету, танцам… и молчанию. И за это ей хорошо платили, каждый хотел развлечься без последствий и скандала.

Сильвия снова присела на стульчик у трюмо. Она запустила пальцы в волосы, пропуская их сквозь пальцы. Ей захотелось что-то изменить в себе. Может стоит перекраситься, подумала она. Обязательно, Сильвия улыбнулась. Как только она покончит со своим мужем. Подпишет последний документ, сразу направится в свой салон красоты. Может быть, даже поедет отдохнуть на неделю, давно она этого не делала. Сейчас главное не расслабляться, ей нужно забрать у мужа больший пакет акций. Она не отдаст ему фирму отца, пусть в свое время они и были равноправными, сейчас же, благодаря Маурисио фирма разрослась. Строительство дорог, мостов, развилок и тоннелей развивалось, что приносило огромную прибыль.

Сильвия не позволит своему муженьку просто так разбазарить состояние ее отца. Пусть она ничего не понимала в этом бизнесе, но она найдет способ, как со всем справиться. Управляется же она со своим агентством, которое разрослось, превратившись в корпорацию. Теперь она занималась подбором моделей, актеров. У нее был целый штат сотрудников, массажистов, гримеров, фотографов. Но на первом месте всегда стоял эскорт и организация приемов.

О ней знали, ее уважали, ее боялись. Она имела власть, имела свое слово, которое ценили бизнесмены. Не хотел бы кто-то стать ее недругом или врагом.

Муж. Сильвия посмотрела на его фото. Когда-то она мечтала о семье, детях. Понимала, что все взаимосвязано, что она должна родить, чтобы было продолжение, чтобы она могла передать дело своего отца…и она решилась, боялась, но забеременела. Альберто было все равно, а Сильвия изменилась, погрузившись в созерцание новой жизни внутри себя. Она прислушивалась к себе, чувствуя, как ребенок толкается…а потом ничего. Сильвии стало страшно…и отец, если бы не он, она бы, наверное, сошла с ума. Альберто умудрился заразить и ее и ребенка сифилисом. Она проклинала его, горя в жару. Ее сын умер, так и не успев родиться.

Полгода интенсивного лечения, апатия. Маурисио всегда был с ней рядом. А Альберто смотрел на ее страдания сквозь пальцы, покупая себе очередную другую, балуя ее. Сильвия ожесточилась, настроившись против мужа, отгородившись от него, погрузилась в работу. Улыбаясь на очередном приеме, ее душа разрывалась на части, а сердце леденело, наблюдая, что ничего искреннего не осталось в этом мире. Все чувства и эмоции ложь.

Три года интенсивной работы. Сильвия смотрела на похождения мужа сквозь пальцы. Она даже смирилась с таким положением, имея свободу. Мужчины. Они стали для нее как отдельный вид, другой, какой-то иной. У нее были соблазны, искусы в виде молодых парней, красивых, накаченных… и совершенно пустых внутри. Она понимала, что позволь она себе подобные отношения, станет такой же, как и ее муж, ее отец.


Маурисио. Если бы не он, она бы не сблизилась снова с мужем, решив забеременеть, считая, что если рожать, то только от мужа… и как следствие близости после трех лет отчуждения – новая болезнь – гонорея.

– Ты идиот, – кричала Сильвия, обвиняя мужа, – как можно быть таким безответственным? В наше-то время? – ее глаза метали молнии. – Ты что вообще не предохраняешься?

– Зачем? – искренне недоумевал он, куря кубинскую сигару. Его длинные пальцы постукивали по столу. – Теперь ты и себя и меня вылечишь, удобно, знаешь ли, – он смотрел на нее, не мигая, – мне никуда ходить не надо. Все за меня сделаешь.

Сильвия схватила вазу и швырнула ее в стену:

– Какой же ты циник, – она покачала головой, – какая же я дура, – она развернулась на каблуках и вылетела из его кабинета, громко хлопнув дверью.

Больше она никогда не подпускала мужа к себе, как и сама, забыв навсегда дорогу к нему в спальню. За годы совместного проживания они приловчилась избегать острых моментов, порой играя на публике пару вместе со своим мужем. А порой, беря себе в компаньоны, плотного молодого парня. И ни у кого не возникало вопросов – кем он ей приходится, потому как никого не интересовало спит она с ним или нет, принимая это как должное.

Маурисио. Отец. Уже год, как его не стало, а Сильвия до сих пор скучала. По его улыбке, его объятию. Она словно осиротела, в миг оказавшись одной. Именно смерть подтолкнула ее подать на развод, чем она огорошила своего мужа, которого устраивал их брак. Ему не нужны были обязательства всех его подружек. А Сильвия не хотела больше мириться с таким положением вещей. Она хотела документально стать свободной, имея при этом контрольный пакет акций.

Сильвия вздрогнула, когда на столике завибрировал мобильный телефон. Лаура. Ее верная подруга. Женщина шестидесяти лет, проживающая на их ранчо за городом. Женщина, практически ставшая ей матерью, которую она не помнила и не знала.

– Лаура? – Сильвия поднесла телефон к уху. – Так поздно? – удивилась она. У нее слегка дрогнули ресницы, когда она услышала то, что сказала ей женщина.

Ни одна эмоция больше не отразилась на ее лице. Сильвия отключила вызов и, посмотрев на фотографию мужа, перевернула ее. Встав со стула, она зашла в гардеробную и вышла оттуда в длинном сером плаще до пола. Еще минуту назад, она промокала испарину платочком, сейчас же укуталась в длинный плащ, положив телефон в карман и надев домашние тапочки, вышла из своей спальни…

…Полчаса в дороге. Она сама села за руль, отказавшись от услуг шофера. Сильвия вышла из черного джипа, припарковав его у дома. На втором этаже горел свет. Спальня ее мужа. Сильвия усмехнулась, направляясь внутрь. Она легко поднялась на второй этаж, неслышно ступая.

– Сильвия, детка, – Лаура, встретив ее у дверей спальни Альберто, обняла ее.

– Лаура, потом, – отстранившись, сухо произнесла Сильвия и открыла дверь.

Альберто лежал на кровати, его глаза были странно выпучены, взгляд устремлен в потолок, постель смята. Она встала на колено и наклонилась к его груди, прижавшись к ней ухом. Женщина пыталась услышать биение сердца.

Сильвия приподнялась и встала. Она скинула плащ, подавая его Лауре:

– Ну что же, – она подошла к креслу и села в него, поджав ноги и обхватив себя руками, отчего ее грудь приподнялась, – вызывай полицию, – попросила она, моргнув.

Лаура, повесив ее плащ себе на руку, выскользнула из комнаты, оставив Сильвию наедине с ее мужем… правда уже теперь бывшим… покойным…

Лаура вернулась в комнату через пару минут. Сильвия смотрела на Альберто, не мигая.

– Они уже едут, – сообщила ей Лаура.

Сильвия кивнула и улыбнулась. Все оказалось намного проще. Альберто сам избавил ее от себя. Она закрыла глаза, а когда открыла, они стали красными от невыплаканных слез… она же должна сыграть безутешную вдову, как того требовали обстоятельства…

Часть 1


Холодно. Сильвия поежилась и посмотрела на Сплит. Конечно, Альберто до ужаса не любил жару. Она поднялась с кресла и поискала глазами пульт. Открыв ящик стола, увидела ножницы. Женщина вязала их и повертела в руках.

Она хмыкнула, подошла к кровати и остригла у мужа прядь волос, аккуратно поправив его прическу. Завернув их в платочек, повернулась вокруг себя, ища глазами, куда бы спрятать этот маленький сверточек.

– Сильвия, – Лаура заглянула в спальню, – они уже скоро будут. Детка? – она посмотрела на нее, – с тобой все в порядке? Ты какая-то странная, – Лаура ступила на порог, стараясь не смотреть на кровать.

Сильвия тряхнула головой, отчего ее волосы рассыпались по плечам:

– Не каждый день у меня умирает муж, – заметила она. – Да, вот, – она шагнула к Лауре, протягивая ей платочек с волосами Альберто, – спрячь это где-нибудь, – попросила она.

Лаура осторожно взяла платочек и вздрогнула, когда Сильвия сжала ее руку:

– Аккуратно, – попросила Сильвия, – не рассыпь.

– Ты меня пугаешь, – Лаура покачала головой. – Что здесь?

– Волосы Альберто, – Сильвия слегка повела плечиком и отвернулась, ища пульт от Сплита. – Да куда он его засунул? – рассердилась она, распахивая окно и впуская в комнату свежий воздух, пусть он и был тяжелым, влажным, но зато не спертым.

– Дочка, – Лаура тронула ее руку, – может я тебе успокоительное принесу, – предложила женщина. – Ты какая-то странная.

Сильвия, повернув голову, покачала:

– Не надо, – она снова отвернулась, – я в порядке, мне просто холодно, – она поежилась.

– Давай я тебе халат принесу, – Лаура повернулась к окну, услышав на улице звук подъезжающей машины. – Приехали, – она перешла на шепот, спрятав сверточек в кармане передника.

Сильвия повернулась к окну и увидела на тумбочке пульт. Быстро шагнув к тумбочке, нажала на пульт и тут же кинулась к креслу, усевшись в него, обхватила себя руками. Сердце билось ровно. Глаза наполнились слезами.

– Добрый день, сеньора, – в спальню зашел высокий худощавый мужчина лет сорока пяти, седина тронула его виски. Прямые светло-русые волосы были зачесаны назад.

Сильвия вздрогнула, почувствовав на себе холодный взгляд его голубых глаз. Она тут же пробежалась по нему глазами, оценивая и подмечая то, что ему не шла его рубашка в клеточку, которая не смотрелась с серыми джинсами. Вот с голубыми бы еще куда не шло, но не с серыми.

– Сеньор, – она прижала платочек к глазам, хорошо, что нашла его в ящичке стола. Все-таки этот дом принадлежал ей также, как и ее мужу. Она покачала головой, тяжело вздыхая.

Взгляд мужчины переместился на вырез ее пеньюара.

– Андрес Гарсия, – он шагнул к ней, протягивая руку и помогая ей встать.

Сильвия кивнула, шмыгнув носом. Она чуть пошатнулась. Полицейский тут же подхватил ее под локоток:

– Сеньора, – он шагнул к ней ближе, очарованный ее беззащитностью и слабостью. Запах ее духов витал вокруг, не давая сосредоточиться. А еще этот чертовски соблазнительный пеньюар, Андрес судорожно сглотнул, – я к вашим услугам.

Сильвия опустила глаза в пол, к вашим услугам – повторила она его слова про себя.

– Мне так стыдно, – прошептала она, поднимая глаза и смотря ему за спину.

Андрес повернулся. Его ребята осматривали Альберто и место его смерти:

– Вам нечего стыдиться, – заверил ее мужчина. – Вы в надежных руках, – он сжал ее пальцы, не сводя глаз с ее линии ее груди.

– Право вы же не знаете, – Сильвия вновь опустила лицо, прижав платочек к глазам, – мой муж и я, – она вздрогнула.

– Что? – тихо переспросил он, поглядывая на ребят и молча спрашивая.

– Мертв, – прошептал один из них, пожав плечами.

– Мне очень жаль, – Андресу хотелось ее обнять, чтобы успокоить. – Почему вы не вызвали врачей? – спросил он, вспомнив о своих обязательствах.

Сильвия вздохнула:

– Вызвали, – хрипло прошептала она, посмотрев ему в глаза, – вы первые приехали.

– Сеньора, – Лаура стояла на пороге, – врачи, – сообщила она, пропуская людей в белых халатах.

Андрес повернулся, но не отпустил руку Сильвии. В спальне наступила тишина, медикам хватило пары минут, чтобы констатировать смерть.

– Причина? – Андрес не хотя разжал пальцы и подошел к врачу.

– Нужен судмедэксперт, – шепотом ответил тот. – Похоже на сердечный приступ, – он посмотрел на Сильвию. – Можно узнать, сеньора, – обратился он к ней, – чем вы занимались, когда вашему мужу стало плохо? Он принимал какие-то лекарства?

Андрес внимательно посмотрел на женщину. Ему показалось, или на ее лице промелькнула брезгливость…нет просто показалось. Она мертвенно бледна, а тут на ее щеках появился румянец стыда. Стыда? Он приподнял бровь – что-то было не так, а что именно он не мог понять.

Сильвия стыдливо опустила голову, заламывая руки:

– Я должна вот так при всех? – она обратилась к Андресу, сделав ставку на него. Сильвия не предпринимала попытки прикрыться. Она понимала, что наряд сам за себя говорил.

Андрес посмотрев на ребят, кивнул. Они покинули спальню, оставив их одних с врачом. Лаура прикрыла двери спальни.

– Вы только скажите нам правду, – Андрес подошел к ней.

Сильвия отвернулась, пряча глаза:

– Мне право очень неловко, – она вздрогнула.

– Мы вас внимательно слушаем, – Андрес сунул палец за пояс Джинс. – Не бойтесь, расскажите все, как было, – попросил он.

– Альберто, – Сильвия шмыгнула носом и повернулась, – мы, – она вздохнула, опустив глаза в пол, – мы, – она посмотрела Андресу в глаза, – мы хотели заняться любовью, – призналась она.

Мужчина судорожно втянул воздух, желваки заходили у него на скулах. Он никак не мог представить такую роскошную женщину в постели с этим седым стариком. Он непроизвольно сжал руку в кулак.

– А Альберто, – она закусила губу, облизнув ее, нервничая, – он последнее время не чувствовал себя уверенным, – она многозначительно посмотрела на Андреса. – Я его убеждала, что ему не надо принимать эти таблетки, ну вы меня понимаете? – она смутилась.

– Какие таблетки принимал ваш муж? – вмешался доктор.

Сильвия подошла к тумбочке. Она взглянула на Альберто и всхлипнула. Андрес шагнул к кровати и накрыл мужчину покрывалом с головой. Женщина с благодарностью посмотрела на него и открыла ящик тумбочки. Достала оттуда упаковку таблеток, передала ее врачу.

Мужчина внимательно изучил аннотацию.

– Возможно ваш муж принял какие-то лекарства от сердца, – предположил он, взглянув на Сильвию, – и выпил эти таблетки, что противопоказано, вы же понимаете? – спросил он.

– Нет, – Сильвия покачала головой, – я не знала, – она промокнула глаза платочком. – Разве я позволила бы мужу совместить эти таблетки? Вы же не обвиняете меня? – в ее голосе появились холодные нотки.

Андрес взял ее руки в свои:

– Ну что вы, – успокоил он ее, – вы же не знали? – спросил он, уточняя.

– Нет, – Сильвия преданно смотрела ему в глаза, – я так испугалась, – ее глаза налились слезами, – он так захрипел и, – ее глаза расширились, отражая ужас, испытанный ею, – и обмяк, упав на меня, – Сильвия всхлипнула.

Андрес скрипнул зубами. Как же ему хотелось обнять ее, чтобы успокоить, чтобы стереть из ее памяти эти воспоминания.

– Вскрытие покажет, – доктор повернулся и направился в сторону двери.

Андрес проводил его, и когда за мужчиной закрылась дверь, не выдержал и обнял Сильвию. Женщину немного трясло. А он замер от ее мягкости и податливости. Какая женщина…и теперь уже вдова.

Сильвия всхлипывала, пытаясь сдержать слезы. Мужчина, приобняв ее за плечи, вывел из спальни…как бы ему не хотелось, но пришлось отпустить ее, позволив Лауре увести Сильвию. Он смотрел ей в след – понимая, что эта женщина что-то скрывает, не договаривая. Смерть ее мужа – вроде бы все было на поверхности, правдоподобно…и опять же, что-то смущало.

Андрес закурил на улице, наблюдая, как увозят тело сеньора. Он поднял глаза и посмотрел на окна дома. В одной из комнат колыхнулась занавеска и опустилась. Ему не понравилась ситуация и своя реакция на все это. Мужчине было противно, что такая женщина, как сеньора, ложилась в постель к такому старику…пусть он и был ее мужем…


…Пеньюар упал на пол шелковым облаком. Сильвия переступила через него, пройдя в гардероб. Она выбрала темные брюки и черную рубашку. Расчесав волосы и заколов их шпилькой, Сильвия надела туфли и вышла из комнаты, столкнувшись с Лаурой.

– Все уехали, – облегченно сообщила она.

– Слава богу, – Сильвия смотрела на женщину. – И где она? – спросила она.

– Внизу, в комнате для прислуги, – Лаура поспешила за хозяйкой, которая направилась к лестнице быстрым шагом. – Сильвия, не спиши ты так.

Женщина обернулась, остановившись на середине лестницы:

– Я устала, что очередная подстилка моего мужа до сих пор находится в моем доме, – женщина повернулась и легко сбежала по лестнице.

Лаура покачала головой и поспешила за ней, не успевая. Сильвия повернула ручку и толкнула дверь. Молодая девушка лет двадцати вскочила с кровати. Худенькая, большие глаза, длинные светлые волосы, минимум косметики. Почти ребенок. Сильвии стало противно – как Альберто могли возбуждать такие девицы? В чем только душа держится?

– Сеньора? – девушка испуганно смотрела на нее.

– Довольно, – резко оборвала ее Сильвия, строго смотря на нее.

– Сильвия, – Лаура тронула ее за руку, пытаясь обратить на нее свое внимание, – она, итак, напугана, – Лаура сказала это мягко, успокаивая свою хозяйку.

Сильвия сжала губы, сверкнув глазами:

– Мне ее пожалеть? – она обернулась к Лауре. – Не я ее отправляла в постель к своему мужу, – напомнила она ей. – Она, – Сильвия пренебрежительно осмотрела девушку.

– Сеньора, – девушка кинулась к ней, не дав ей договорить, упала на колени, заломив руки, – не отправляйте меня в полицию, я не хотела, – она зарыдала, – я ничего не хотела. Он сам, – у нее началась настоящая истерика. – У меня мама больна, мне так нужны деньги, а сеньор был очень благосклонен, – сквозь слезы шептала девушка.

Сильвия отшатнулась от нее, вздохнув:

– Хватит, – Сильвия смотрела в сторону – ее муж был благосклонен к другим, но не к своей собственной жене. – Сколько он тебе обещал? – спросила она. – И встань, – бросила Сильвия.

Лаура покачала головой и, обойдя хозяйку, помогла подняться девушке. Она усадила ее на кровать и подала ей бокал с водой. Сильвия фыркнула – ее добрая Лаура, она готова всех обогреть.

– Лаура, – Сильвия немного смягчилась, у женщины не было своих детей, и та дарила тепло всем по возможности, кто в этом нуждался и попадал в зону ее видимости, – рассчитайся с ней, – она повернулась, – все-таки она оказала мне хорошую услугу.

Сильвия повернулась на каблуках и вышла из комнаты. Девушка чуть ли не сползла с кровати, когда сеньора покинула комнату.

– Все тише, – Лаура обняла девушку, – ты не обижайся на нее, – женщина вытерла слезы девушки, – она с виду такая жесткая, а внутри добрая как котенок.

Глаза девушки поползли на лоб:

– Вы что? – шепотом начала она, – это же сеньора, вы не знаете, – она покачала головой.

Лаура улыбнулась, прижав девушку к себе, слыша стук каблучков Сильвии в кухне.

Сильвия же не могла успокоиться, ходя их угла в угол. Свобода. Такое странное ощущение. Женщина плеснула себе в бокал виски и выпила залпом. Вдова. Она вдова. Не думала, не ожидала. Хотела обычного развода…ну не совсем обычного, Альберто, конечно, помотал ей нервы, не желая расставаться с контрольным пакетом, а сейчас все стало пустое…она даже немного растерялась…

…20 лет она прожила с этим мужчиной. Сильвия смотрела сквозь темные очки на свежую могилу мужа. Она кивала головой, принимая соболезнования. В черном костюме она выглядела строгой и недоступной.

Андрес посматривал на нее со стороны. Он не узнавал Сильвию. Ту, которая предстала перед ним в спальне, и эта, холодная отстраненная женщина, словно были два разных человека. В смерти ее мужа ничего не было преступного. Как и сказал доктор, это же подтвердили судмексперты – несовместимость таблеток и закупорка сосудов. Он совершенно не следил за своим здоровьем.

Комиссар покачал головой – Сильвия здоровая молодая женщина – что же ее связывало с таким мужчиной, как ее муж? Практически развалина. И ему до сих пор было противно, стоило их только представить вместе. Андрес сжимал кулаки, чертыхаясь про себя…


…Сильвия устало проводила последнего гостя. Организация похорон была на высшем уровне. Ни единой заминки, ни единой оплошности. Каждый на своем месте. Она весь вечер не снимала очки. Видела, что на кладбище мелькнул комиссар. Сильвия улыбнулась и подошла к нему сама – она поблагодарила его, пожав ему руку. Такой человек еще может ей пригодиться. Женщина отошла от него, оставив после себя шлейф дорогих духов.

Андре покачал головой – в очередной раз поражаясь ее стойкости. Он уже немного знал о ней. Знал, что у ее мужа была масса любовниц. Как? Он не мог понять? Как ее муж мог смотреть на других, имея в женах Сильвию. И как? Как она закрывала глаза на его похождения? Она оказалась для него загадкой…загадкой, которую он жаждал разгадать…


…Зеркала, звук фена и ее неповторимый Хорхе. Сильвия поправила локон и подняла лицо к нему. Она сидела в кресле в своем собственном салоне:

– Ты настоящий король красоты, – она улыбнулась ему.

Хорхе наклонился и поцеловал ее в щеку, тут же заставив ее повернуть голову, и посмотреть на себя в зеркало. Он только что поддался на ее уговоры и перекрасил ее волосы в светло-каштановый цвет с карамельными прядями.

На страницу:
1 из 6