Реваз Гурамович Сесикашвили
Энни Грин: Золотое Перо


– Никаких драк, – холодно предупредила Хана. Ребята будто остыли после взгляда старосты группы С. Энни вновь заметила лидерские способности Ханы, чего, к сожалению, не хватало Мэри.

Преподаватели явились чуть позже, а перед официальным началом появился и сам ректор АИС. Алистер был одет в роскошный черный костюм, на руках виднелись ярко-огненные перчатки. Рядом с ним стоял Ричард Шторм, видимо, он сопровождал ректора.

– Ого, посмотри на мисс Карг, она выглядит потрясающе, – сказал кто-то из студентов.

И правда, дэрентодэр блистала в своем бежевом платье. Казалось, что на ней все золото мира. Ричард Шторм то и дело посматривал в ее сторону. А вот Энни высматривала своего брата, но так и не смогла его отыскать.

"Надеюсь, его не съела Елена", – подумала она, и ее лицо окрасилось нотками угрюмости.

– Что-то не так? – спросил Джей Джонс, увидев мрачную мину подруги.

– Да нет, все в порядке, просто не могу найти Якова.

На секунду Джея обволокло синее свечение. Он стал крутить головой, высматривая Якова.

– Вот он, стоит у сцены, рядом с Еленой Станко.

Яков завороженно разговаривал со своей спутницей. В такие моменты Энни сравнивала брата с павлином.

– Как ты его так быстро нашел?

– Применил технику "Орлиный глаз", – ответил Джей. – Если знаешь, как выглядит цель, то можно быстро ее обнаружить даже в такой толпе.

Посреди зала было свободное пространство для танцев, но пока никто не решился выйти туда.

– Сегодня главный праздник академии, – говорил Алистер со сцены. – Сегодня мы отправим в далекий путь лучших – наших дорогих пятикурсников. Они пять лет учились, практиковались, сражались, и вот они готовы стать профессионалами. Кто-то из них станет преподавателем, а кто-то вступит в ударную группу дримеров. Решать им.

После длинной речи ректора включилась музыка. Ребята узнали ее, она играла на репетициях. Бал начался.

Пары изящно описывали круги. Энни, как и на репетициях, танцевала с Захаром. Здоровяк даже сейчас наступал девушке на ноги и постоянно извинялся. Мэри танцевала с каким-то второкурсником. Судя по ее лицу, она жутко волновалась.

– Прости, – в очередной раз извинился Захар.

– Ничего, – улыбнулась Энни. – Мне совсем не больно.

Акио танцевал с Танией Бэкер, но то и дело косился на Хану, которая кружила вместе с Кастором Остином. Сестра Кодзима увидела подозрительный взгляд брата, но не придала ему значения, а просто отвернулась.

– Твоя сестра встречается с Касом? – спросил Джей, он кружил рядом вместе с со своей партнершей.

– Что за глупости? – огрызнулся Акио, а затем указал на спутницу Джея и сказал. – С такой же логикой можно подумать, что ты с ней встречаешься.

– У меня вообще-то есть имя, – возмутилась спутница Джея.

– Да я просто спросил, – ухмыльнулся левидример.

После первого танца все расселись по своим местам и начался пир. Студенты радостно поглощали блюда, особенно Джей Джонс. Он клал в тарелку всего понемногу, начиная с острых салатов Тэрригниса и заканчивая бифштексом из Леопаса.

Все выглядели довольными, кроме Якова Грина. Он поднялся со своего места, подошел к Энни и, наклонившись, сказал:

– Мне надо кое-что рассказать.

– Это может подождать? – Энни только потянулась за салатом из телекул (снежные травы Леопаса).

– Это насчет моего сна и татуировки, – сказал Яков шепотом.

– Ч-что-то случилось? – спросила Мэри, увидев, как Энни поднялась со своего места.

– Нет, – покачала головой девушка. – Сейчас вернусь.

Брат и сестра вышли на балкон. Вокруг никого не было, да и шума меньше.

– Что ты хотел рассказать?

– Я спросил Елену насчет татуировки в виде скелета рыбы в треугольнике…

"Кто бы мог подумать", – закатила глаза Энни.

– Я знаю, что дядя запретил нам рассказывать про то, что я случайно съел мясо гипноморфа и увидел чужой сон, но этот знак мне и вчера снился! Он будто меня преследует… Так вот! Елена испугалась, как только я рассказал про этот знак…

– И что?

– И то, что я никогда не видел, чтоб Елена Станко чего-нибудь боялась.

"Ага, рассказать бы ему о Филиппе, когда тот погнался за ней с огненным шаром в руке", – подумала Энни и улыбнулась.

– Не вижу в этом ничего смешного, – нахмурился Яков. – Она сказала, что это дурной знак и что их носит половина заключенных лабиринта Трага!

– Ого!

– Вот именно! Дримеры с такой татуировкой крайне опасны, и если это вещий сон, то ты в опасности!

– Кто в опасности? – на балкон зашел Дерик Винтер, он внимательно вглядывался в Гринов.

"Какая же ты заноза", – подумала Энни, посмотрев на левидримера.

– Кто в опасности? – повторил вопрос Дерик Винтер.

– Это не твое дело, – размеренно сказала Энни.

– Я так не думаю, как староста академии…

– Ты еще не староста академии, – прервал его один из пятикурсников, которые ввалились на балкон. – А вы, перваки, бегом отсюда! Взрослым надо поговорить.

Энни и Яков удалились с балкона, а Дерик Винтер проводил их подозрительным взглядом.

"Значит, это дурной знак, – думала Энни. – Надо поговорить с Мэри, возможно, ее отец знает об этом больше".

– Н-но откуда Елена знает об этом знаке? – спросила Мэри уже в лифте, девушки пораньше ушли с праздника.