Текст книги

Юрий Иванович
Месть

– Не забывай о разделении труда, сестрица! – менторским тоном напомнила Катерина. – Твои обязанности – это строительство, очистные сооружения и искусство. Вот в них и проявляй свои таланты. А всё, что связано с дипломатией, законами и силовым решением вопросов, – находится в моей епархии.

Но двойняшкам не удалось оттеснить в сторону истинную руководительницу империи:

– Успокойтесь, девочки! В любом случае никто из вас никуда не отправится без моего наивысшего соизволения. Но вначале нам надо продумать: как именно и насколько удобным образом мы сможем наведаться домой?

Верно подметила, кто бы из них ни отправился за родителями, дальний и хаотичный путь, заканчивающийся где-то под Черкассами, никак не подходит. Надолго отлучаться в создавшемся положении на фронтах просто нельзя. И в то же время каждая из трёх «дочерей» Герчери попыталась не смотреть прямо в глаза двух родственниц. Явно каждая из них что-то задумала, вспомнила или сообразила, но делиться этим не собиралась. Да и зачем? Если можно самой воспользоваться, всё обустроить по-своему, а потом поднять именно свой авторитет на несколько ступеней.

В этом плане умнее всех (или всё-таки опытней?) оказалась Мария:

– Ладно, чего мы тут таимся, пытаясь обмануть друг друга? Ведь все подумали одинаково? Надо просмотреть план порталов, который составил Борис во время пребывания в этом дворце.

Двойняшкам только и оставалось, что кивнуть со вздохом. Будучи на должности коменданта дворца, Иггельд облазил здесь все закоулки и нарисовал должную схему со значками. Вот в двух местах, по его утверждениям, и находились два портала, ведущие на Землю. Видеть их, кроме него, никто не мог, но ведь трио девушек обладало умениями ощупывать резьбу на камне. А ставши Светозарными, могли (иногда!) рассмотреть символы порталов с очень близкого расстояния. Но и без этого могли опробовать переходы, просто шагая поэтапно в нужных местах. И всё-таки рассмотреть детали – всегда предпочтительнее.

Так что уже через минуту божественные дочери Герчери собрались покинуть зал, запамятовав о сделанном вызове. Войти к ним с должными поклонами и ужимками Вирник Глот успел чуточку раньше. И судя по тому, как он тяжело дышал, бежал он по вызову изо всех своих немалых сил.

Не успел он толком выразить словесно свои верноподданнические чувства, как был прерван принцессой Катериной:

– Вирник, ты научился уже отыскивать пропавших людей?

– Ваше высочество, мои умения несравненно выросли в этом направлении, – вполне солидно и уверенно заявлял молодой учёный. – С каждым разом передо мной всё больше и больше приоткрываются великие тайны уникальных артефактов. Практически ежечасно…

– Они у тебя с собой? – опять его оборвали на середине фразы.

– Конечно, ваше…

– Немедленно приступай к поиску одного человека! Что ещё тебе для этого надо, кроме имени?

– Мм? – несколько растерялся от такого напора баресс Глот. Но скоонкер и трелуар из сумки на боку стал доставать. Наверное, он с ними и спать ложился. Но вроде как уверенности в себе не потерял. – Для поиска необходимо как минимум одна вещица разыскиваемого человека. Желательно – магическая. Ещё лучше – несколько вещей. Также не помешает знать хотя бы примерное направление в сторону пропавшего объекта, сориентированного по сторонам света.

– Увы, по сторонам света не получится. Этот мужчина не в Трёх Щитах, а в другом мире.

– Тогда все мои усилия и умения бесполезны! – сразу твёрдо заявил новоиспеченный медиум. Хотя и побледнел при этом от переживаний. – Подобные деяния мне не под силу.

– Но нас же ты чуть ли не в первый день отыскивал.

– Извините, но это вы! Дочери богини Герчери! В последние дни я три ваши яркие точки аур в мироздании вижу помимо моего желания. Без всякого, даже малейшего, напряжения.

Первые дамы империи многозначительно переглянулись между собой, и диалог с учёным продолжила Вера:

– Тогда для тебя не составит труда отыскать местонахождение консорта нашей империи, экселенса, Иггельда, Бориса Ивлаева.

– Так… а…

– Тем более что мы тебе сразу три предмета, бывшие у него в руках дадим. Да не простые предметы, а вот…

И все три первые дамы стали с себя снимать пояса с груанами. Осознав это, Вирник только промычал нечто непонятное от удивления. Потому как сам в полной мере пользовался подобной защитой и подобным усилением своих магических возможностей. Также он был в курсе, что Иггельд лично вручал сёстрам Герчери пояса с груанами, так что память о нём осталась в этих поясах невероятная по силе и в любом случае.

Дальше в характере Глота всё-таки восторжествовала научная жилка. И он решился на поиск. Избавился от растерянности, заметался по залу, выискивая себе удобное место для вхождения в нужный транс. Приговаривая при этом:

– О-о-о! Если с такими предметами?.. То я даже не представляю предел моих новых умений. Боюсь представить себе те дали, которые могут открыться перед моим даром медиума. Ага!.. Проследите, чтобы никто меня не толкал и рядом не шумел. Вот… Здесь будет лучше всего!

Подноготную выбора места он не раскрывал, но на стол ложиться не стал, а улёгся в самом углу, прямо на пол. Пояса с груанами уложил поочерёдно себе на колени, на живот и на грудь. Затем раскинул руки в стороны, закрыл глаза и провалился в транс своих наблюдений. Естественно, не забыв в самом начале натянуть на голову шлем-корону и наложить на глаза очки с каменными линзами.

Императрица смотрела на все эти действия скептически, утешая себя еле слышным бормотанием:

– Вряд ли у этого шарлатана что-то получится… Но и вреда никакого не случится… А если всё-таки определит, где Борька, можно и наградить его по-царски…

– Нечего морду баловать! – шипением выражала своё недовольство Катерина. – Мы его и так облагодетельствовали на всю жизнь, сделав Светозарным. Причём и продолжительность самой жизни при этом удвоили.

– Как минимум! – добавила свой голос и Вера. – Гляньте, к примеру, на Апашу. Она уже выглядит лет на десять моложе. Как и её возлюбленный, воевода творит чудеса любвеобильности. Не удивлюсь, если у них скоро детки пойдут сплошной чередой. Да и остальные наши Светозарные чего творят…

Она не стала напоминать очевидное. Кто из воинов постарше, стали выглядеть помоложе. А кто и так был молод, здоров и активен, вообще поражали своим возросшим либидо. Могли двое суток не вылезать из ведущихся сражений со зроаками, а потом, вернувшись домой, двое последующих суток вести разгульный образ жизни. Да настолько разгульный, что им не хватало женской ласки. Дошло до абсурда: все жёны, свободные подруги и любовницы стали непраздными.

В итоге в империи Герчери стала складываться парадоксальная для скорого будущего демографическая ситуация. Ведь с прежнего мира, погибшего в катастрофе, Ивлаевы спасли массу народа, от общего числа которого женщины составляли две трети. Причём эти две трети состояли из самых сильных, ловких и живучих женщин молодого возраста, потому что старые и слабые во время катаклизма попросту погибли. В планах намечалось в ближайшие годы привлечь в молодую империю мужчин-переселенцев, завербовать воинов, ремесленников, нужных административных работников. А теперь получалось, что мужского населения в любом случае хватит для воплощения в жизнь программы «Осчастливь собственных женщин!».

А ведь и так все остальные женщины, попав в иной мир и осознав себя спасёнными, с радостью возжелали родить в самое ближайшее время. Но если кому-то грозило счастье, то вот для высших чиновников империи в самом скором времени наступит праздничный ужас. Вал новорождённых может парализовать все социальные службы, похоронить под собой рахитичное сельское хозяйство, зачистить продуктовую базу да и обрушить ниже плинтуса весь слабенький бюджет молодого государства.

Было о чём задуматься… ещё вчера!

Поэтому трио Ивлаевых продолжило шептаться на больную тему, позабыв про медиума:

– Тайланцы нам помочь не смогут, они сами голодают.

– А в Леснавском царстве и Трилистье экономика и сельское хозяйство порушено войнами со зроаками. На иных соседей тоже не следует надеяться.

– Ну да, вся надежда на империю Моррейди, – тяжело вздыхала Мария. – У поморов есть всё, надо только заранее у них просить, оговаривать конкретные объёмы поставок хотя бы того же зерна. А я, из-за этого Борьки, отказалась от последней встречи с императорской четой. Вдруг Дьюамирт и Ваташа обиделись? И теперь вообще с нами общаться не захотят? Что тогда делать будем?

– Сама виновата! – затронула Катя ещё одну больную струну из прошлого. – Не надо было за экселенсом скакать, словно комнатная собачка. Отправился мужчина по делам – значит, так надо. Тебе же следовало своими прямыми обязанностями заниматься.

Императрица шумно выдохнула и не удержалась от гневного восклицания:

– Ага! Видела я его «дела»! Он там каждую встречную-поперечную беременной оставляет! Кобель бесхвостый! Жеребец неподкованный!

То ли выкрики подействовали, то ли медиум громче стал призывать к себе, но до Ивлаевых донеслось:

– Вижу… Вижу…

Они все трое бросились к нему, вслушиваясь в каждое слово, вылетающее из еле шевелящихся губ Вирника:

– Вижу… И понимаю: видимый мною мир называется Земля… Экселенс крадётся внутри очень просторного дома… Вот он стоит, а кто-то подходит к нему со спины… Резко открывается дверь… Навстречу мчится воин… Грохот! Два раза… Оружие?.. Рана?.. Уф!..

Судя по дёрнувшемуся телу, медиум не то умер, не то потерял сознание. Но Светозарным принцессам не стоило и касаться его тела, чтобы констатировать:

– Живой. Банальное переутомление. Но скоро придёт в себя.

– Странно, ведь весь груанами обложенный…

Тогда как их старшая подруга, подхватив свой пояс, резко вскочила на ноги и уже на ходу восклицала, двигаясь на выход из зала и не сдерживая своих эмоций: