Текст книги

Юрий Иванович
Месть

– Что на объекте?

– Покой, стабильность и скука, – последовал лаконичный доклад старшего смены. И тут же он поинтересовался: – Прежние намерения в силе? Завтра снимаем засаду?

– Как раз наоборот! – такое заявление явно огорчило присутствующих. Кто скривился, кто вздохнул печально. Тогда как после паузы последовали пояснения: – Придётся усилить наружное наблюдение. Кажется, появился кто-то со стороны разыскиваемого преступника.

– Кажется? – не удержался от скепсиса старший.

– Увы, не кажется. И это – наша недоработка.

– В каком смысле – наша?

– Сравнительно недавно к полковнику Жмуту поступил на его запасной номер звонок. Суть разговора слишком странная, скорее всего, говорили условными фразами и по оговоренным схемам. Но появилось подозрение, что звонят интересующие нас люди.

– Успели засечь абонента?

– На удивление, очень легко. Уже через двадцать минут работающего втемную следователя вывели на девушку, владелицу телефона. И тот сумел довольно быстро выяснить: телефон прямо на улице попросил какой-то согбенный дедок. Старость – она такая, вызывает жалость и участие. Правда, щедрая красавица сейчас сидит в кутузке до полного выяснения и плачет горькими слезами, не осознавая своей вины.

– А девушка не соврала?

– Вначале тоже возникло сомнение по этому поводу. Но когда стали копать дальше, выяснили, что ошивался дедушка рядом с домом, где вы сидите в засаде. Дальше ещё круче. Этот сморчок с палочкой зафиксирован на записях, которые фиксируют всех, проходящих возле подъезда. Все приметы сошлись. Сейчас деда возле дома нет, он пропал примерно в одно время с вашей пересменой. Кто-то за вами следил?

– Исключено! – помотал головой старший смены и тут же стал припоминать: – А вот возле дома в самом деле я заметил старичка с бамбуковой палкой в руке.

– Он! Кто ещё видел?

На это отозвались ещё двое, отличающиеся отменной наблюдательностью. После чего хозяину дома ничего не оставалось, как развести руками:

– Что мы имеем в итоге? Явный интерес именно к объекту с нашей засадой. Не удивлюсь, если вас уже срисовали и установили наблюдение. Не факт, что и это место можно считать безопасным.

– Так моментально? Ни с того ни с сего? – сомневался один из присутствующих, с физиономией продувной бестии. Да и позывной у него имелся соответствующий – Сквозняк. – За один день нас раскусили?

Теперь скривил своё снулое лицо хозяин дома:

– Будем надеяться, что не раскусили. Но меры противодействия решено принимать немедленно.

– Какие именно?

– Придётся оставшимся на объекте торчать там несколько суток безвылазно. Ну а вы займётесь тщательным наблюдением за полковником Жмутом. Требуется фиксировать его каждый шаг, каждое его движение и косой взгляд.

На это отчаянно замотал головой старший смены:

– Засветимся! Как пить дать засветимся! После чего Жмут натравит на нас своих ликвидаторов, и от нас только рожки с ножками останутся.

– Не сцы, капитан, прорвёмся! – прозвучало впервые звание старшего смены. Хотя в устах хозяина дома оно прозвучало с оттенком некоторого презрения. – А чтобы у вас ничего не сжималось, мешая работе, порадую: принято решение устранить полковника, как только он явится на встречу с кем-нибудь неизвестным. Да и весь отдел «две тройки» решено пустить в расход.

– Глупость несусветная! – горячился капитан. – Никто не знает и десятой части ликвидаторов, которые работают на «две тройки». А там такие зубры подобрались, что сами издохнут, но всех подозреваемых на куски порвут. А уж за полковника своего – кишки наматывать будут на шею и тебе, и мне, и…

Его прервало злобное рычание:

– Хватит! Не говори ерунды! И не разлагай коллектив паническими настроениями. Или ты хочешь, чтобы вместо «двух троек» занялись нашей ликвидацией?

Последний вопрос оказался риторическим, потому что не получил ответа. Да и старший смены окаменел лицом, превращаясь в тупого солдафона и показывая своим видом, что он больше не намерен спорить с шефом.

Зато пройдошным тоном заговорил Сквозняк:

– Шеф, а нельзя ли как-то отказаться от этого задания партии и правительства? Всё-таки именно завтра у нас истекают сроки предварительных договорённостей, и мы имеем полное право не продлевать контракт.

– Поздно. Приказ получен. Да и всем вам резко, в пять раз повысили оплату. Плюс обещаны премиальные, десятикратные, если засада принесёт ожидаемые дивиденды.

Теперь уже подчинённые непроизвольно заулыбались, удивлённые щедростью заказчика. Только капитан остался равнодушным к такой невероятной подачке и попытался в последний раз воззвать к разуму своего начальника:

– Ну как можно верить в такие глупости? Какие, к чертям, сатанисты? Что за выдумки? Кто-то помешался на мистике и готов ради своих буйных фантазий тратить миллионы. А мы из-за этого должны подставлять свои тупые лбы? Должны бросаться под танк с названием «две тройки»? Поверь, нас раздавят и не заметят, а всякие сказки только для того и выдумывают, чтобы избавиться нашими руками от опасного, не подчиняющегося никому отдела.

Сонное лицо скривилось в кривой ухмылке:

– Э-э, капитан! Что-то ты совсем стал сдавать. Не пора ли тебе в отставку? – прозвучало это крайне зловеще. Особенно в том контексте, что в отставку с подобной службы и подобным образом никто не уходил.

Осознал эту недосказанность и капитан. Нервно пожал плечами, после чего твёрдо заверил:

– Все приказы выполним! Но ведь здесь мы пока рассуждаем? И каждый вправе высказать своё мнение о происходящем?

– Канэчна, дарагой! – воскликнул с притворным грузинским акцентом хозяин дома. И тут же вновь глаза его прищурились с угрозой: – До этого момента ты мог говорить всё, что считаешь нужным. Но вот дальше… Слушаем мой приказ!..

Он потянулся левой рукой к лежащей на краю стола папке и замер. Скорее от удивления, чем от возмущения: два бойца, сидящие на угловом диване, бессовестно спали, привалившись на плечо друг другу. А третий, сидящий в кресле чуть дальше от них, как раз кивнул головой и стал как-то странно заваливаться набок.

Хозяин дома уже правой рукой потянулся к телефону, с ужасом осознавая, что тоже теряет сознание. Последнее, что он рассмотрел и осознал, так это действия капитана. Тот резко выдернул из подплечной кобуры пистолет и бросился к выходу из гостиной. Увы! Так и не добежав до порога, старший смены споткнулся и стал падать лицом вниз. И, наверное, уже на чистом упрямстве, благодаря невероятной силе воли, нажал на курок своего оружия. Грохнуло два выстрела…

Затем наступила блаженная тишина.

Глава 5

Империя эйтранов

Императрица Мария, дочь богини Герчери, повелительница Тайланов, белых кречей и ешкунов, покровительница валухов, победительница зроаков… а также прочая, прочая, прочая, выглядела злой, невероятно раздражённой и не пыталась этого скрыть. Вначале ругалась со всеми, докапываясь до мелочей и несуразностей, а немного сбросив пар, вообще ушла в себя. Остановившись возле огромной карты империи, она замерла там, замолчав надолго и покусывая губы. Словно забыла обо всех и осталась одна на белом свете.

Поэтому присутствующие члены Малого Совета переглядывались между собой с разной степенью скепсиса и язвительности. Понимали, что толку от такого совещания будет мало. И каждый постарался отыскать весомый предлог, чтобы покинуть зал Совета.

Первой поднялась и мягко двинулась на выход Апаша Грозовая. Со словами:

– Наверное, съела что-то ядовитое, пойду лечиться.

И это заявила Светозарная? Которой по умолчанию никакие яды не страшны и заведомо подпорченные продукты? Но кто станет спорить с родной тётей императрицы? Кто посмеет уличить её во лжи и нежелании решать проблемы находящегося чуть ли не в полной осаде государства?

Правильно: только главный воевода эйтранов, прославленный Юлиан Некрут. У него тоже имелись веские причины: близость к Апаше, при которой он позорно проигрывал эпические сражения в постели. Поэтому он чуть ли не бегом удалился, приговаривая на ходу:

– Надо присмотреть за Грозовой! Как бы чего не вышло!

Остальные высшие чиновники в количестве пяти особей сами не рискнули бы уйти, но их разогнала принцесса Катерина Герчери-Ивлаева: