Текст книги

Юрий Иванович
Месть

– Сам кого угодно научу! – проворчал отставник и приступил к повествованию: – А началось всё с рапорта участкового села Лаповка, мающегося на пенсии от безделья…

Глава 8

Барьеры на пути к дому

Нужное место в дворцовом комплексе первые дамы империи отыскали быстро. Карта не врала, Борис не стал шифровать свои записи и пометки. А ведь наверняка, знай, как оно всё повернётся в будущем, вообще подобную карту в Лордине не оставил бы. По этой теме с грустинкой высказалась Катерина:

– Лучше бы я за Борьку замуж вышла! Он бы со мной не ссорился из-за глупой ревности, оставался здесь и уже давно бы нас на Землю сводил. Ну и родители были бы здесь.

– Ага! Сводит он! – ворчала Мария, уже в который раз ощупывая с построенного помоста контуры значка. – Варежку зря раскрыла, думая, что он от тебя оторваться не смог. Этого жеребца сколько ни корми, всё равно ведёт себя как осёл похотливый! На что угодно пойдёт, лишь бы из дома сбежать да чужим бабам на голову юбки задирать.

– Слышь, не нагнетай! – фыркнула на неё принцесса Вера. – Сама виновата, что невесть куда с ним подалась, потом нагрубила и бросила. А теперь его виноватым делаешь. Лучше давай делом займёмся… Чуть в сторону отойдите и меня подстрахуйте, а я шагнуть попробую…

За что и получила спаренные гневные фырканья и кучу нотаций. Хотя все они сводились к одному: куда это ты собралась в таком виде и без нашего согласия?

– Будет ваше согласие или нет, всё равно и мне шагать придётся. Вообще, в идеале, хорошо, если мы все втроем отправимся. Тогда и дела быстро сделаются, и нам троим сам чёрт не страшен будет. Любого неприятеля по стенкам размажем! А вот с экипировкой… тут да, упущение. Надо нам всем себя в божеский вид привести. По земным понятиям, конечно.

В самом деле, выглядели женщины скорей сказочно, чем воинственно. Всё-таки нынешнее положение в обществе принцесс и самой императрицы накладывало на них много всяких обязанностей, излишеств и норм поведения. И они уже привыкли ходить не только в шикарных платьях, но и будучи увешаны многочисленной бижутерией такого толка, что на Земле и за меньшие украшения начинались войны. Сами-то девушки привыкли и уже не обращали на приевшийся блеск внимания, всё это делалось для подданных.

А вот земляне точно не так оценят и не так отреагируют. Значит, следовало приодеться соответственно. Бижутерию – вовсе снять. Лица – и те сделать попроще. И в данный момент только следовало сожалеть, что никто из них не научился создавать фантомные обманки. С их помощью можно было и не переодеваться в полевую форму, и дорогие подарки (всё того же Бориса!) с себя не снимать.

Ну и как только решили переодеться, Катерина вбросила вполне разумную идею для обсуждения:

– Давайте запустим впереди себя добровольца?

– Кого? – не сразу сообразила Вера.

– Исключено! – не согласилась намного более опытная Мария. – С той стороны точка перехода может быть чуточку в стороне. И наш посланник или разобьётся насмерть, упав с высоты, или лоб расшибёт, утыкаясь в глухую стену. Только кто-нибудь из нас спокойно отыщет место для правильного шага обратно.

Принцессы на это лишь скорбно согласно кивнули. Разве что, уже спускаясь с построенного под верх стены помоста, Катерина поплакалась:

– Жаль… У нас тут во дворце столько Двухщитных бездельничает… Причём все рвутся на фронт и готовы совершать подвиги. Любой бы шагнул не задумываясь.

– Не бездельничают они, а дворец по приказу коменданта охраняют, – напомнила Вера очевидное и замерла на месте от пришедшего в голову понимания: – А зачем? Если коменданта давно нет и нам защита персональная не нужна?.. Вот где резерв животворящий скрывается!

Ну да, оставшиеся после Иггельда порядки и законы никто не думал менять. Настолько они оказались действенные и эффективные. Но ведь составлялись они в тот момент, когда высшая власть в империи находилась под постоянной угрозой. Зроаки и кречи чуть ли не ежедневно пытались отбить императорский комплекс зданий и не считались с потерями личного состава. Но сейчас угрозы нет, людоеды со своими летающими приспешниками отогнаны довольно далеко от временной столицы. Ну и первым дамам ничего не грозит, каждая легко справится и с парой десятков закованных в стальные латы врагов.

Так что появившийся резерв следовало немедленно использовать. Направлений, где не хватало Двухщитных, имелось с лихвой, и везде требовались кадры с магическими умениями. Вот и началась делёжка новых должностей, назначение новых командиров, а порой и раздача ведомственных портфелей. А всё это – повод для склоки внутри всей бюрократической машины империи Герчери. Каждый министр желал заполучить ценные кадры именно себе, военные напирали ещё наглей, громогласно доказывая, что стабилизировавшийся фронт – это ещё не победа.

В зал совета вернулась резко выздоровевшая Апаша Грозовая. За ней примчался раскрасневшийся Юлиан Некрут, кричащий от порога сакраментальное:

– Грабят! Ваше величество?.. Ваши высочества?.. Вы в курсе этого ужаса?! Моих же воинов, воспитанных для войны, пытаются отправить на сельхозработы! Это что за маразм?!

Ему желчно и безбоязненно апеллировал министр сельского хозяйства:

– Отобраны только те, кто в нашей отрасли имеет соответствующее понятие и достаточный для этого ум! Но если ты попробуешь перетянуть одеяло на себя, то скоро жевать станет нечего! А твоими саблями да подковами сыт не будешь!

– Убью! – скрипел главный воевода зубами.

В общем, раздача слонов затянулась и проходила в нервной, напряжённой обстановке. Поэтому трио божественных дочерей Герчери освободилось только поздно вечером. Наскоро перекусив и должным образом экипировавшись, они всё-таки вознамерились отправиться к ощупанному порталу и попытаться шагнуть на родную Землю.

Но их вновь задержали в личных апартаментах заявившиеся фрейлины:

– Там секретарь к вам ломится, – доложила одна из них. – Глаза как блюдца и слюной брызгает, словно с ума сошёл.

– Пусть войдёт и доложит! – последовало распоряжение, и как только сотник дворцовой стражи вбежал, последовал окрик именно для него: – Быстро! И конкретней! – поторопила его императрица. – Что случилось?

Ну тот и выдохнул без заметных пауз:

– В подвалы, из мира Набатной Любви, явилось очередное подразделение завербовавшихся к нам валухов. Причём не сами пришли, а возглавляемые её высочеством Эммой Гентлиц. И с ними, что самое поразительное, пять пузырей, которых называют гаузами. Заявляют, что они от имени своей цивилизации космических странников явились для переговоров с вашим величеством. Но все пятеро увешаны однозначно оружием. Охрана их пока из подвалов не выпускает, но Эмма там кричит и беснуется. Угрожает всем, что вот-вот разразится дипломатический скандал. Ещё она заявила, что лифты на Дно перестали действовать, что творится на Просторах Вожделенной Охоты – никто не знает.

– Нам это и самим известно, – скорей просто рассуждала вслух Катерина, многозначительно переглядываясь с сестрой и с Марией. Получив от них еле заметные кивки, распорядилась: – Хорошо! Приготовьте зал для торжественных приёмов. Примите все должные меры безопасности. Проводите послов в комнаты отдыха и сообщите, что аудиенция состоится через час.

Когда все должные люди забегали, бросились выполнять прозвучавшие распоряжения, ворчать начала Вера:

– Опять переодеваться? – при этом жестом остановила помогающих ей фрейлин. – А может, пока вы с этими пузырями будете раскланиваться, я сама на Землю смотаюсь? Какой с меня толк, строителя и ассенизатора?

Не получилось у неё увильнуть. Что главный дипломат, что императрица нашли нужные слова и жесты для водворения хитрой принцессы в общий хомут власти. Пришлось подчиняться. Переодеваться. Украшаться. Ну и попутно выслушивать главную вербовщицу Гентлиц, вызванную «на ковёр» пред светлы очи правительниц.

Причём сразу императрица набросилась с упрёками на подчинённую:

– Ты почему осмелилась провести сюда врагов всех разумных?! Они же редкостные твари, помогают переходить в наш мир зроакам и кречи! Они – враги! Разве тебя не предупреждал Борис, что нельзя даже контактировать с этими моральными уродами? – Но, видя невозмутимую рожицу Эммы, немного сбавила тон: – И как ты эти туши сумела протащить через порталы?

Дождавшись паузы для своего ответа, принцесса Гентлиц начала с напоминания:

– Между прочим, мой муж Феофан принят и тоже состоит в роду Ивлаевых, по имени Атланты! Как и я. И мы все находимся под защитой и протекторатом Бориса Павловича Ивлаева. Так что не надо на меня кричать и ругаться. Особенно когда я качественно выполняю возложенные на меня задачи, проявляю здравую инициативу и огромными шагами совершенствуюсь в своих магических умениях. Иначе я могу расстроиться, и ребёнок в итоге родится не совсем здоровый.

И демонстративно изогнулась, выставляя вперёд свой животик.

После такой отповеди землянкам только и оставалось, что угрожающе нахмуриться, взять новую паузу и дожидаться очередных пояснений по каждой из прозвучавших реплик.

Осознав, что теперь смело может хвастаться, Эмма продолжила:

– Про злобную натуру космических завоевателей мне всё прекрасно известно. Сама я с ними и в голодный год за горбушку хлеба и словом не перекинулась бы. Но тот же Борис Павлович, а также ваше величество, мне конкретно поставили задачу: прислушиваться всегда к барону Фэйфу. Этот валух до сих пор остаётся самым авторитетным среди своего народа, застрявшего в чужом мире. Именно благодаря ему вы получаете около половины всех завербованных мною воинов-великанов, которые согласились воевать с людоедами. Как следствие, я не смогла отказаться, когда сам барон Фэйф мне настоятельно порекомендовал встретиться с гаузами. Обещал, что от этого мы все можем получить невероятные преференции.

– Хорошо, – милостиво произнесла Мария. – В этом ты оправдалась.

– Так и последующие мои действия вполне логичны и правильны. Выслушав послов от космических завоевателей, я поняла, что времени для согласования визита нет. Потому и взяла на себя ответственность принятия о немедленной проводке. К тому же они согласились отправиться в путь без оружия, а то железо, что на них навешано, – не что иное, как подарки для вас в виде уникальных артефактов древности. В этом я тоже доверяю мнению барона Фэйфа, который лично проверил послов.

– А вдруг они сговорились? – прищурила глаза Катерина. – И задумали уничтожить дочерей великой богини Герчери?

– Ха! Неужели великим Светозарным могут угрожать какие-то пузыри? – с издёвкой фыркнула Гентлиц. И тут же постаралась смягчить свою язвительность: – К тому же я буду между вами во время общения. Потому что только на мне надет единственный транслятор-переводчик.

– Тоже мне непреодолимая защита! – проворчала еле слышно Вера. Тогда как доклад справной вербовщицы продолжался:

– Могу только в общем сформулировать тему предстоящих переговоров: за сотни лет миллионы, если не миллиарды гаузов получили в своё распоряжение груан. Но сейчас вдруг на Дне стало происходить нечто страшное. И все носители груанов почувствовали себя неважно. При этом все они – старейшины, долгожители, основа и опора всего вида. Если с ними что-то случится, это сродни катастрофе для всей цивилизации. Поэтому гаузы готовы на всё, в буквальном смысле этого слова, чтобы негативное воздействие с места рождения груанов немедленно прекратилось.

Марии совсем не к месту захотелось рассмеяться. Удержалась с трудом, вместо этого воскликнув: